О содержании этого документа рассказала Ukraina.ru руководитель этой организации Лариса Шеслер.

— Почему такой доклад важен?

— Мы все понимаем, что женщины, которые попали в места заключения, особенно уязвимы. При этом женщины немолодые, у которых есть всевозможные болезни, уязвимы вдвойне.
Так вот у меня создалось такое впечатление, что СБУ взяло себе за правило расправляться не просто со своими политическими противниками и врагами, а хотят запугать население, как на своей территории, так и на территории ДНР и ЛНР.

Из-за этого очень большое количество женщин попадает в СБУ, и им назначают очень большие сроки за участие в войне на Донбассе. Причем все эти приговоры абсолютно необоснованны.

Как одесские политзаключенные согласились стать «террористами»
Как одесские политзаключенные согласились стать «террористами»
© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк

— Приведите какие-то примеры.

— Художник Надежда Вакуленко. Ее творческий псевдоним Галина Журавлева. Она довольно известный художник. Долгое время жила в Ленинграде. Потом переехала в Донецкую область. И в Питере, и в Донбассе у нее было много персональных выставок.

Ей около 60 лет. Она вообще никогда в руках не держала оружия. Вдруг она едет навестить могилы родственников в Красный Лиман (Донецкая область). Её там арестовывают и осуждают на 8 лет.

— За что?

— За то, что поддерживала Донецкую народную республику. Еще один пример, о котором написали на официальном сайте СБУ.

В Мариуполе осудили женщину за участие в организации референдума 11 мая 2014 года за независимость ДНР. Ей дали 6,5 лет тюрьмы. О возрасте женщины можно судить по тому, что ее звали баба Наташа. Ее имя Наталья Грузденко.

Ольга Вячеславовна Клименко, пенсионерка, около 60 лет, бывшая крановщица завода им. Ильича в Мариуполе, получила 10 лет с конфискацией имущества якобы за подготовку теракта.

За участие в референдуме на Донбассе арестовывают и приговаривают женщин к длительным срокам в Славянске и Торецке, Мариуполе и Краматорске.

Очень удобным для СБУ становится обвинение в информировании о передвижении ВСУ. По этому обвинению женщины, которые по телефону сообщали своим близким о танках, идущих мимо их окон, арестованы в Мелитополе и Северодонецке, Новоайдаре и Бахмуте.

Что делает СБУ? Оно берет самых слабых, которые из-за боязни за своих родственников, из-за боязни за детей, просто из-за физического состояния, могут легко признаться в преступлениях, которые не совершали.

Мы знаем, что в Харькове осуждены Лариса Чубарова и Марина Ковтун. Это женщины, которые не участвовали ни в каких вооруженных столкновениях. Чубарова была медиком на Антимайдане в Харькове, а Ковтун заставили признаться в несуществующем преступлении, арестовав пять членов ее семьи, и долго подвергая ее избиениям.

Естественно, вопиющий случай с Дарьей Мастикашевой. Молодая женщина, которая поехала в Днепропетровскую область собрать ребенка к школе, была арестована.

Лариса Шеслер: В украинских тюрьмах сидят несколько сотен женщин-политзаключенных

Её заставили признаться в несуществующих преступлениях. Те кадры, на которых она якобы признается в совершенных преступлениях — их демонстрировал руководитель СБУ Василий Грицак — были потом сразу отовсюду убраны, потому что видно, что Дарья избита. Они не могут быть никаким доказательством. Тем не менее Дарья Мастикашева остается в тюрьме.

—Похожий случай был и в Мариуполе с Юлией Просоловой?

— Да. Напомню, ее арестовали в связи с подрывом полковника СБУ Хараберюша. Все знают, что это были внутренние разборки СБУ, а вину повесили на молодую женщину.

Екатерина Фотьева в Одессе, молодая женщина, знающая много языков, профессиональная переводчица, уже два с лишним года сидит в тюрьме только потому, что она знакома с человеком, которого обвиняют в поджогах волонтерских центров.

Алла Галко из Кривого Рога была приговорена за распространение газеты «Новороссия».

В Донецкой области девушку обвинили в терроризме. Ее пытались изнасиловать. Она вырвала гранату из рук насильников из карательных батальонов и бросила в них, при этом у нее оторвало руку и ногу. Вот в таком физическом состоянии она сейчас сидит в тюрьме. Ее зовут Надежда Козлова.

Таких случае не один и не два. Омбудсмен ДНР Дарья Морозова говорит, что около 40 женщин из ЛДНР сидят в украинских тюрьмах. По всей Украине женщин, подвергшихся политическим репрессиям больше — речь идет о нескольких сотнях. Среди них есть известные люди, такие, как Алла Александровская, экс-депутат-коммунист. Она сейчас сидит под домашним арестом.

Лариса Шеслер: 1500 человек подвергаются политическим репрессиям на Украине
Лариса Шеслер: 1500 человек подвергаются политическим репрессиям на Украине
© РИА Новости, Александр Натрускин | Перейти в фотобанк

—Для кого предназначается ваш доклад?

— Для российской и европейской аудиторий, Тут и европейские СМИ, и депутаты Европарламента и ПАСЕ, и международные организации, начиная с ООН и ОБСЕ, и заканчивая «Международной амнистией» и «Красным крестом».

Мы считаем, что выделение из всех политзаключенных именно женщин необходимо для того, чтобы все понимали, что из-за своих физических особенностей женщина требует особых условий содержания в тюрьме. Именно из женщин делают первых жертв произвола.