— Первое на что я обратил свое внимание — это то, что Донецк уже вырван из общеукраинского информационного поля. Все, что происходит в Киеве, видится отсюда с неким интересом, но интересом абсолютно отстраненным. Донецк и Луганск проделали определенный путь, и теперь нас всех происходящее около Верховной Рады волнует, как некое театральное представление. Не больше. 

Второй момент, на который я бы хотел обратить внимание и, прежде всего, граждан ДНР и ЛНР, это то, что Порошенко, может быть, сейчас заинтересован в эскалации военных действий в Донбассе. Ему это нужно для того, чтобы под этим предлогом попытаться обвинить оппозицию на Украине в работе на «страну-агрессора» — на Россию.

Не исключаю, что Порошенко может пойти на такую эскалацию, чтобы решить внутренние проблемы. Тем более, что на Украине такое часто происходит. То есть, опыт уже есть. На самом деле, это не несет для нас положительной повестки. Это, возможно, развязывает руки Порошенко для того, чтобы упрочить свои позиции внутри страны.

— К чему подобная ситуация может привести внутри Украины?

— Думаю, что в ближайшей перспективе — ни к чему. Украина, на самом деле, топкое, булькающее и гнойно-зловонное болото. А болото, как известно, взорвать невозможно.
Майданы — это очень длительные процессы, и какого-то там катарсиса, резкого перелома ждать не приходится.

МихоМайдан заполняют «суровые люди в камуфляже»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

— Если вы помните, то евромайдан начинался тоже ни шатко ни валко, но потом привел к государственному перевороту. Может, и в этот раз будет точно так?

— Моя точка зрения на майдан отличается от общепринятой. Майдан — это цирк-шапито, это то представление, которое должно прикрыть уже решенный вопрос. То, что было в 2014 году, фактически являлось следствием уже произошедших внутренних процессов, внутриэлитных процессов, определенного консенсуса в правящих кругах. Это знаете, как фокусник отвлекает внимание публики от своих рук, занимающихся определенными манипуляциями, разговорами.

Сначала нашли консенсус, а уже потом через радикалов, действующих на улице, легализовали то, что было уже решено. Майдан — это следствие внутриэлитных процессов. Так вот, на сегодня такого консенсуса не видно. Заметны только шапкозакидательские настроения и некая попытка взять на испуг.

Тем более, все прекрасно понимают, что Петр Алексеевич не является тестероновым альфа-самцом и не сможет выдержать психологическую нагрузку. Возможно, митингующие и те, кто за ними стоят,  давят на него, с тем, чтобы добиться определенных уступок. Максимально нагнетая давление, они показывают, что максимально серьезно настроены.

К тому же, для длительной акции нет финансовой составляющей. Во всех этих процессах должны принимать участие лица, имеющие серьезный финансовый ресурс. А сегодня украинский олигархат дестабилизирован, как и вся мировая экономика находится в глубоком пике.

Думаю, что на разовое давление, чтобы Порошенко отступил, у этих ребят и сил, и финансов хватит. Но на какие-то долгие противостояния — в течение, например, полугода — финансовых ресурсов нет. При этом рядом с теми, кто вышел, не замечены серьезные олигархи.

Третий майдан: первые итоги и перспективы
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

— Если предположить, что ресурса все-таки хватит, и киевская власть ослабнет, то это может привести к Русской весне —2 на юго-востоке?

— Для этого сейчас очень слабый ресурс. СБУ за последние 3 года посадила порядка 6 тысяч человек. Огромное количество внесудебных расправ, огромное количество людей выдавлено на территорию Российской Федерации по политическим мотивам.

Любые события должны на что-то опираться и подолгу готовиться. События, которые произошли у нас, в Донецке и Луганске, давайте откровенно говорить, опирались на неудачу других регионов Юго-Востока. Поэтому один момент у нас воевало порядка 2 тысяч харьковчан. Именно неудача Русской весны в Харькове и привела к этому.
Так что, вероятность Русской весны-2 не такая высокая, как хотелось бы.