Эти изменения в УК вступили в силу 11 января и сразу же вызвали небывалый ажиотаж. Среди шуток о «сексе по расписке» появились и, возможно, настоящие страхи стать жертвой ложных обвинений.

На самом же деле о необходимости получения письменного согласия от партнера на секс в законе речь не идет, заверили в украинском Минюсте, а также взялись развенчивать другие мифы, которыми уже успели обрасти эти изменения.


В Харьковской правозащитной группе выделили пять ключевых новшеств, о которых стоит знать.

Расширение круга лиц, на которых распространяется действие закона

Маленькая эротика времен большой безнадеги
Маленькая эротика времен большой безнадеги
© kino-teatr.ru | Перейти в фотобанк
Новый закон пришел на смену Закону 2002 года «О предупреждении насилия в семье», действие которого распространялось только на членов семьи. Этим актом регулируются отношения не только между супругами и их детьми, но и между бывшими супругами, невестами; лицами, состоящими в гражданском браке; лицами, имеющими общих детей; дедами, бабушками, внуками, усыновленными детьми, опекунами, попечителями, пасынками, падчерицами, отчимами, мачехами, братьями, сестрами. На таких лиц действие закона распространяется независимо от факта совместного проживания. Также предусмотрен открытый список в отношении возможности применения норм закона и других родственников или лиц, которые связаны общим бытом, имеют взаимные права и обязанности. Однако при условии совместного проживания.

Новое понимание сексуального насилия

Сохранена градация домашнего насилия: физическое, психологическое, экономическое и сексуальное. Однако существенные изменения претерпело понимание последнего. Так, если раньше сексуальным насилием считалось противоправное посягательство на половую неприкосновенность другого члена семьи, то теперь таковыми являются любые действия сексуального характера, ключевым выступает понятие «согласия». Именно оно стало поводом для распространения фейков о возможности шантажа со стороны партнера и необходимости «расписки для секса».

Новое понимание изнасилования

Раньше считались изнасилованием половое сношение с применением физического насилия, угрозой его применения или с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица. Отныне признак физического насилия не является ключевым. По новым нормам, под изнасилованием понимается совершение действий, связанных с вагинальным, анальным или оральным проникновением в тело другого лица без его согласия. На первый план выходит, как и в случае с сексуальным насилием, добровольное согласие лица. Сексуальное же насилие отличается от изнасилования тем, что оно не связано с проникновением в тело партнера. При этом не важно, с помощью половых органов или любых других предметов было совершено такое деяние.

Криминализация домашнего насилия

Кроме применения к обидчикам согласно статье 24 закона специальных мероприятий (срочное запретительное предписание, ограничительное предписание; взятие на профилактический учет, направление на прохождение программы для обидчиков), домашнее насилие может стать основанием для привлечения к уголовной ответственности. Еще с 2018 года в Уголовном кодексе действует норма, что совершение преступления в отношении супруга или бывшего супруга, или лица, с которым виновный находится/находился в семейных или близких отношениях, является обстоятельством, отягчающим наказание.

Редакцией же Кодекса 2019 года было криминализировано домашнее насилие. Согласно статье 126-1, лицо привлекается к уголовной ответственности за умышленное систематическое совершение любой из форм домашнего насилия (психологического, физического, сексуального или экономического). Будут привлекаться к уголовной ответственности и лица, которые заставляют вступать в брак с другим лицом. Было внесено дополнение в статью 154 Кодекса. Оно предусматривает наступление уголовной ответственности и за принуждение к вступлению в половой акт с другим лицом.

Расширение компетенции субъектов, которые осуществляют мероприятия в сфере предотвращения и противодействия домашнему насилию

Так, полицейские теперь могут проникнуть в жилье с целью срочного прекращения домашнего насилия даже при отсутствии мотивированного решения суда. Кроме того, будут создаваться общие и специальные службы поддержки жертв и специализированные кол-центры. А для мониторинга ситуации и предотвращения возникновения новых случаев насилия данные относительно случаев домашнего насилия будут вноситься в Единый государственный реестр.

Что изменит на Украине новый «закон об изнасилованиях»
Что изменит на Украине новый «закон об изнасилованиях»
Таким образом, правозащитники делают вывод, что эти правовые новеллы никаких ограничений прав человека не несут: «Секс по расписке — не более чем фейк недобросовестных СМИ, который радостно подхватили соцсети. Наоборот, эти изменения должны помочь становлению Украины как правового государства, способствовать лучшей защите прав человека. Они направлены на введение в национальном законодательстве Стамбульской конвенции».

В то же время в Харьковской правозащитной группе считают, что для большей эффективности следует более четко сформулировать понятие «согласия». Также необходимо более системно подойти к определению понятий физического и сексуального насилия и устранить противоречия между полномочиями субъектов, которые осуществляют мероприятия в сфере предотвращения и противодействия домашнему насилию.

«Это поможет и избежать негативных спекуляций со стороны СМИ и действовать в соответствии с принципом правовой определенности, который является одним из краеугольных камней системы права ЕС», — подчеркивают правозащитники.

Как доказать отсутствие или наличие согласия?

«На практике принципиальный вопрос в том, что сейчас привлечь виновного к ответственности за сексуальное насилие можно будет не только при условии, когда была применена сила, угрозы или использовано беспомощное состояние потерпевшего лица, но и в других случаях, когда, допустим, насилия не было, однако потерпевшее лицо не давало согласия на сексуальное взаимодействие», — объясняет юрист ОО «Женские перспективы» Галина Федькович.

Второй важный момент этого закона, добавляет она, это усилена ответственность за совершение изнасилования или сексуального насилия в отношении супругов, бывших супругов или членов семьи:

«То есть таким образом закон не только говорит, что изнасилование в браке возможно, что это противоправные действия и что за это предусмотрена ответственность. Но закон также обращает внимание на то, что за это ответственность предусмотрена даже больше, чем за изнасилование или сексуальное насилие в отношении постороннего лица. И это, я надеюсь, будет иметь значение, во-первых, для того, чтобы защитить права потерпевших от сексуального насилия в браке или в интимно-партнерских отношениях, а во-вторых, чтобы изменить отношение в обществе и эти все стереотипы, которые мы имеем относительно супружеских обязанностей женщины в браке и так далее. То есть закон имеет значение не только для того, чтобы наказать виновных и защитить обиженных, но и для того, чтобы менять ситуацию в целом и снижать уровень толерантности к сексуальному насилию в обществе, которое мы имеем сейчас».

Сейчас самым сложным выглядит вопрос, как доказать наличие или отсутствие согласия, и нет ли здесь угрозы, что эти изменения будут использованы для различных манипуляций, безосновательных обвинений и шантажа.

Галина Федькович убеждена, что на самом деле проблем меньше, чем о них говорится, ведь есть методика проведения досудебного расследования, которая должна быть соблюдена.

«И если кого-то будут безосновательно обвинять в совершении этих преступлений, законом предусмотрено привлечение к уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение о совершении преступления. Если профессионально работает следователь, если профессионально работает суд, то оцениваются все доказательства в совокупности, оцениваются показания потерпевшей стороны и обвиняемой, и на основании этого выносятся приговоры суда. Другой вопрос, насколько профессионально, беспристрастно и объективно будут работать следователи и суд. Но я не думаю, что на самом деле эта проблема соответствует уровню истерии, которую устроили в социальных сетях и медиа», — говорит она.

Юрист Максим Магда также попытался развеять некоторые мифы относительно новых законодательных норм.

С практической точки зрения, объясняет он, эти изменения не такие уж кардинальные, как кажется. Появление в законе термина «добровольное согласие» фактически дополнительно разъясняет одним: «Если человек не хочет, оставь его в покое!», а другим: «Если я не хочу, никто не имеет права меня заставлять».

«Последнее правило, например, очень подходит для случаев домашнего насилия, когда и обидчик, и пострадавшее лицо не понимают, что секс без согласия — это изнасилование, а не супружеский долг. Но так было и до 11 января, просто об этом мало кто говорил. Кстати, если лицо согласилось на интимные отношения из-за обещания, например, жениться, поехать вместе на Мальдивы и т.д., то здесь имеем добровольное согласие», — отмечает юрист.

В отношении ложных обвинений и невозможности доказательства, что все было добровольно, Максим Магда объясняет, что на самом деле что-то доказывать — это дело исключительно правоохранительных органов, причем дело непростое, поскольку, к счастью, презумпцию невиновности еще никто не отменял. И доказывать они должны не только факт интимной связи между партнерами, но и отсутствие согласия.

«То есть все то же самое, чем полиция занималась и до 11 января. Кстати, факт принуждения доказать порой действительно невозможно, потому что много реальных насильников избежало ответственности. К сожалению, никто не застрахован и от судебных ошибок — знаю от коллег несколько историй (более чем 15-летней давности), где дела явно были сфабрикованы. Как видим, новый закон тут ни к чему.

Относительно заявления, то и от него никто не застрахован. Но, во-первых, их не стеснялись безосновательно писать и раньше, во-вторых, факт написания заявления еще не означает автоматического привлечения к ответственности, а в-третьих, никто не отменял уголовную ответственность за заведомо ложное сообщение о преступлении (хотя, будем откровенны, за это привлекают крайне редко)», — добавляет юрист.

По его мнению, этот закон действительно нужен, даже если на практике все останется по-старому: «Ведь в первую очередь он помогает развеять дикие понятия и стереотипы вроде «Супружеский долг», «Во всем должна слушаться мужа», «Раз надела мини и пришла на дискотеку, значит, не против поехать ко мне домой», «Сама во всем виновата» (перечислил лишь самые невинные). Я за равноправие и права человека, потому что в государстве, где они соблюдаются на всех уровнях, в том числе на уровне личной свободы, царит благополучие и безопасность. Проверено историей».

Комментарий психолога

Насмешки относительно новых норм закона, касающихся сексуального насилия, являются формой психологической защиты, считает психолог Марта Чумало.

«Есть такие психологические механизмы защиты, как обесценивание, высмеивание, нападки. И мы как раз видим такие классические проявления защитного поведения. Это первая волна таких реакций, и я думаю, что она пройдет, потому что, с моей точки зрения, ничего такого чрезвычайного эти изменения не предлагают. Спрашивать согласие на секс очень здорово, несмотря на то, есть ли эти законодательные изменения, или нет. Интересоваться у другого человека, чего он хочет, а чего нет, — это очень естественное взаимодействие, — говорит она. — Если говорить о психологии обидчиков, то этот закон забирает у них власть и контроль над тем, что происходит в сексуальных взаимодействиях с их жертвами».

В отношении защиты пострадавших от домашнего насилия, то законодательство, конечно, очень важно, но его не достаточно для решения этой проблемы. Очень большую роль играет социальная поддержка, поскольку очень часто пострадавшие лица просто не решаются говорить, стесняются или боятся рассказывать о пережитом и не знают, как вырваться из этой ситуации.

«Очень важную функцию играет социальное окружение, потому что обидчик, как правило, изолирует женщину от близких отношений с семьей, с друзьями. Очень часто заставляет ее увольняться с работы, отчитываться о каждой минуте своей жизни. Но насилие не происходит в вакууме. Любое насилие, в том числе и сексуальное, происходит в какой-то общине, эти люди где-то работают, посещают медицинские учреждения, ездят в транспорте. И когда люди, которые рядом (может, даже случайно рядом), начинают предлагать свою помощь и говорят о том, что синяки — это не нормально, что можно себя защитить, или дают телефоны каких-то организаций, которые могут в этом помочь, тогда женщина не чувствует себя в вакууме и начинает понимать, что она может сделать и на кого может опереться. Такие ситуации всегда сопровождаются чувством страха, женщина стесняется, думает, что она виновата в том, что происходит. То есть если мы хотим помочь человеку, то надо быть чувствительными к его потребностям, дать ему принятие и поддержку. И не давить на него, то есть не демонстрировать другое насильственное поведение», — отмечает психолог.

Украинский секс в контексте новейших феминистических течений
Украинский секс в контексте новейших феминистических течений
© Elle / flickr
По мнению Марты Чумало, законодательные изменения, которые вступили в силу, помогут лучше защитить права жертв сексуального и домашнего насилия. И самую большую надежду она возлагает на то, что этот закон и общественная дискуссия, которую он вызвал, будут иметь прежде всего просветительское влияние на общество.

Относительно того, как не довести ситуацию с этими изменениями до абсурда и не будут ли теперь мужчины бояться секса и проявлять инициативу, психолог отметила, что не считает такую угрозу реальной:

«Если у человек здоровая психика, то он и до сих пор спрашивал мнение своей жены или партнерши о сексуальных отношениях, и дальше будет спрашивать, и никто против него не будет свидетельствовать. Если же есть такие мужчины, которые силой принуждали женщин к сексу или пользовались их неконтролируемыми состояниями, тогда это хорошо, что они будут бояться это делать. То есть я не думаю, что это каким-то образом может повлиять на сексуальную активность мужчин. Разве может ее упорядочить».

Подготовила Татьяна Штыфурко

 

Оригинал публикации