Глава НБУ, которую американское издание Global Finance назвало одним из наименее успешных глав центробанков мира по итогам 2015, нашла виноватых во всех бедах. Ими оказались «продажные журналисты», которые, кроме того, что продаются, ещё и раздувают панику. А не было бы паники, считает аутсайдер американского рейтинга, она бы справилась с кризисом «на раз-два»!

Лекция главы НБУ «Как преодолеть идеальный шторм и реформировать финансовую систему: взгляд из НБУ» прошла в Киевской школе экономики. Кроме редкой косноязычности глава украинского регулятора продемонстрировала знание новозеландских реалий и полное незнание украинских. Мы выбрали топ-10 самых ярких цитат из лекции и позволили себе небольшие комментарии.

Оратора всех времен Кличко затмила женщина

1. «Злочинна влада (правительство Януковича-Азарова — ред.) продалась за кусочек колбасы и кусочек сала — $15 млрд».

Как видим, в параллельной реальности главы НБУ цены немалые.

2. «Кто из вас помнит, по какому курсу вводили гривну к доллару у 1996 году? 1,65. После этого вы хорошо помните, когда он был 3, потом все очень хорошо помнят, когда он был 5, потом все очень хорошо помнят, когда он был 8. То есть вы понимаете, что с 1,63 до 8. И всем казалось, что мы живём в стабильной ситуации валютного курса». 

Невероятно, но факт: в двух предложениях глава Национального банка страны умудрилась назвать 2 разных курса — и оба раза мимо! В день рождения гривны 2 сентября 1996 года её курс составлял 1,76 грн. за доллар. Что касается того, что всем казалось, что мы живем в стабильности, то сейчас это как в анекдоте: это мы раньше думали, что то была чёрная полоса, а теперь понимаем, что она была белая.

3. «Наша локальная валюта — это зеркало происходящего в нашей экономике. А по-простому, если говорить математическим языком с людьми, которые понимают, что такое математические уравнения, это производная нашего платежного баланса. И вот когда в этой производной вы не можете досчитаться 30% практически в один день, когда у вас растут расходы бюджета, связанные с войной и тем, что не было армии, вы можете подставить в это уравнение все эти неизвестные и посмотреть, что происходит».

По-видимому, глава НБУ понятия не имеет ни что такое уравнение, ни что такое производная. Поэтому с её стороны было крайне опрометчиво обращаться к людям, «которые понимают, что такое математические уравнения». Если они что-то и поняли из этого потока сознания, так это только то, что сама глава НБУ от уравнения и производных далека, как небо от земли.

4. «Проблема нашей страны, наверное, больше в том, что очень много средств массовой информации находится в руках олигархического клана. Поэтому очень часто, не хочу обидеть присутствующую здесь прессу, но я называю это свободная продажная пресса. И это очень страшно. Если мы делаем демоно…, деномо…, деолигар…, деолигархизацию, я никогда не могла выговорить это слово, демонополизацию всего рынка, деолирхизацию всех наших экономических секторов, то я думаю, сектор масс-медиа, да, должен одним из первых, наверное, попадать туда».

Вот и найдена проблема — продажная пресса. Но разве пресса обвалила гривну в 5 раз, а потом откатила курс назад, «наскирдовав» при этом миллиарды? Разве пресса обещала всем украинцам, что те, кто покупают доллар по 13, сильно пожалеют, поскольку НБУ опустит курс до 11 грн. за доллар? Разве пресса фактически уничтожила банковскую систему страны, благодаря чему украинцы ещё не скоро понесут деньги на депозиты?

Оратора всех времен Кличко затмила женщина

5. «Самое страшное в войне — это даже не то, что у вас это всё пропадает. Если бы не было паники населения, если бы не было паники бизнеса, то, скорее всего, с помощью наших международных экспертов, мы бы могли стабилизировать ситуацию намного более безболезненно. Но наш народ был ментально привязан к курсу гривны, и это было для него священной коровой, хотя все кризисы в нашей стране показывали, что у нас нет фиксированного курса гривны. У нас есть накапливающиеся дисбалансы, которые раз в 5-10 лет просто взрываются».

Самое страшное в войне — это то, что она уносит жизни. Но это главе НБУ невдомёк: она продолжает разглагольствовать, как могла бы справиться с кризисом, «если бы да кабы». И походя нашла ещё одного виноватого в дестабилизации — это народ, «который ментально привязан к курсу». Госпожа Гонтарева, очнитесь! Вы живёте в стране с полностью долларизированной экономикой, в которой к валюте привязано вообще всё: продукты, товары, услуги, коммуналка, бензин, внешний долг и т.д., и т.п. И вина украинцев только в том, что они поверили в очередные мантры о стабильности национальной валюты, которую должен был обеспечивать Нацбанк, и хранили свои сбережения в гривне. В результате эти сбережения обесценились втрое.

6. «Нам всё время рассказывали, что Донецк и Луганск — дотационные регионы. Теперь мы все узнали, что они приносили нам 15% ВВП и 30% валютной выручки». 

Как ни странно, едва ли ни единственная здравая мысль за всю лекцию. Правда, как говорится в известной поговорке, «хорошая мысля приходит опосля».

7. «Не могу похвастаться, что в прошлом году Нацбанк провёл правильную монетарную политику. Могу похвастаться, что в этом году Нацбанк проводит очень жёсткую правильную монетарную политику». 

Да нет, хвастаться по-прежнему нечем.

8. «Доверие к банковской системе в стране было потеряно всеми предыдущими поколениями, и, к сожалению, я не могу сказать, что мы восстановили на 100% это доверие». 

Цинизм настолько зашкаливает, что даже шутить по этому поводу не хочется. Доверие к банковской системе, которое восстанавливалось на протяжении 6 лет, было подорвано именно деятельностью Гонтаревой на посту главы НБУ в кратчайшие сроки. Так обвались национальную валюту — это не у каждого получится! Да ещё параллельно не отдавать депозиты и один за другим уничтожать банки, возвращая вкладчикам только до 200 000 гривен. О каком «восстановлении доверия» вообще идёт речь?

Оратора всех времен Кличко затмила женщина

9. «При расчистке банковского сектора очень сложно иметь доверие. Потому что люди не понимают. Они же теряют деньги, а Фонд гарантирует только 200 000 гривен… Хочу вам сказать, что в Новой Зеландии Фонда гарантирования нет. Вообще. Поэтому надо понимать, что то, что мы имеем этот фонд и то, что мы вместе с Министерством финансов полностью профинансировали… На сегодняшний день Фонду Министерство финансов вместе с НБУ помогли примерно на 55 млрд. грн.».

Серьёзно? Вот так прямо и профинансировали Минфин с НБУ? Надо полагать, из своего кармана профинансировали, или всё же из карманов налогоплательщиков? Фактически эта помощь заключается в перераспределении средств: всё население страны «скинулось» в бюджет, а оттуда начали выделять деньги на покрытие депозитов вкладчикам уничтоженных банков. А вы самих украинцев спросили — особенно у тех, кто не держал деньги в банках — согласны они на такое перераспределение?

10. «Я всегда работала в банковской сфере, больше чем 20 лет в нашей стране. Я думала, что я очень хорошо понимаю банковскую сферу. Могу вам сказать, что то, что мы увидели внутри банков, заставило бы, наверное, пошевелиться волосам. Потому что это просто шоки, которые там были, это было что-то ужасное. Банковская сфера такой не являлась».

Очередной «поток сознания», который показывает: у киевского мэра Кличко наконец-то появился нехилый конкурент. И налицо, конечно, незаконченная фраза «Я думала, что очень хорошо понимаю банковскую сферу…». Надо понимать, что глава украинского регулятора больше так не думает.

Руслан Веснянко

Оригинал публикации