Деньги у украинского режима есть. Как сообщил в конце прошлой недели Нацбанк Украины, объём валютных резервов снизился в апреле всего на 0,3 млрд. долларов до 9,6 млрд. долларов. Снижение было вызвано погашением и обслуживанием долгов на сумму 737 млн. долларов и осуществлением валютных интервенций на сумму около минус 82 млн. долларов (минус означает нетто-продажу валюты). От «цивилизованного мира» в апреле поступил только один кредит на сумму 250 млн. евро. Соответственно, если в ближайшие месяцы от Запада поступят новые кредиты в более серьёзных объёмах, возможно увеличение валютных резервов Украины.

Из сообщения Нацбанка можно вывести еще два интересных наблюдения. Как сказано в сообщении (в переводе с государственного языка Украины), «объем международных резервов Украины на сегодня достаточен для исполнения обязательств и текущих операций Правительства и Национального банка Украины». Поскольку под текущими обязательствами принято понимать обязательства ближайшего года, это по сути означает утверждение Нацбанка, что резервов хватит и для погашения декабрьских облигаций, выкупленных Российской Федерацией.

«Если завтра война»: в 1938 и в 2015

Второе наблюдение. Несмотря на прописанное требование МВФ наращивать валютные резервы посредством положительных валютных интервенций (то есть, скупки иностранной валюты), интервенции пока имеют отрицательный знак. И это в апреле, когда на финансирование Нафтогаза пришлось потратить из резервов только 140 млн. долларов. Что будет летом, когда под давлением Европы надо будет пополнить опустошённые за отопительный сезон подземные газовые хранилища? К счастью для Украины (и Европы), из-за падения контрактной цены на газ потратить на это придётся всего порядка 3 млрд. долларов. Такая сумма при условии продолжения поступления западных кредитов не подорвёт способности Кабмина и Нацбанка по погашению и обслуживанию долгов в текущем году.

Говоря о требовании МВФ к Украине увеличивать свои валютные резервы, логично упомянуть и о поставленной им задаче реструктурировать займы на сумму 15 млрд. долларов, полностью выведя их погашение за пределы предполагаемого 4-летнего действия новой программы МВФ (2015-2018). Резервы же должны вырасти в соответствии с программой на 27,7 млрд. долларов. Поскольку валютные резервы Украины хранятся преимущественно на депозитах в западных банках и в низкодоходных гособлигациях западных стран, оба эти пожелания МВФ в совокупности означают требование к инвесторам в украинский долг (в первую очередь частным инвестиционным фондам — авт.) подарить свои деньги банкам и правительствам западных стран. Неудивительно, что переговорная позиция украинского правительства по вопросу реструктуризации долга встречает, мягко говоря, недоумение и непонимание у инвесторов.

Если бы речь шла о реструктуризации долга для страны, столкнувшейся с неожиданными трудностями (а не самой их создавшими), страны с более-менее адекватной властью, а отсрочка в погашении долга не вызывала бы увеличение финансовых вложений у страны-должника (что выглядит крайне нелогично), а давала паузу для решения экономических проблем страны, то инвесторы с большой вероятностью согласились бы на такую реструктуризацию.

«Если завтра война»: в 1938 и в 2015

В случае с Украиной ситуация, понятно, прямо противоположная. И, самое главное, Украина, особенно при поступлении кредитов от западных стран, способна в этом году обслуживать свои долговые обязательства. Поступит ли в июне-июле кредит от МВФ (почти 5 млрд. долларов планируется ещё выделить в течение 2015 года), будет, похоже, решаться в последний момент. Пока МВФ может и выделить деньги, указав украинским властям на неполное выполнение программы, так и поставить выделение на паузу, например, до решения вопросов с кредиторами или до выполнения каких-либо «маяков» программы. А пауза может перейти и в фактическое замораживание программы, как это не раз уже бывало в истории взаимоотношений МВФ и Украины.

Нам же, тем, кто хочет прекращения или заметного ослабления западной интервенции на Украине, перешедшей в открытую форму в феврале 2014-го, лучше не рассчитывать на быструю победу, а готовиться к затяжной борьбе. Нынешний режим на Украине может ещё долго устойчиво существовать даже при значительном обеднении населения и нарастании в нём протестных настроений.

В 1938 году в СССР был снят фильм «Если завтра война», в котором советский народ заверили в готовности СССР к нападению агрессора. Знаменитая песня «Если завтра война, если враг нападёт» создавала впечатление будущей быстрой победы. Реальность оказалась гораздо тяжелее. Сейчас против России ведётся война в новой, частично скрытой форме, которая может стать гораздо более открытой и жёсткой. И, порадовавшись параду и народному единению в День Победы, следует ещё усерднее готовиться к длительной, тяжёлой, мобилизационной борьбе с новыми неприятными неожиданностями, которые могут устроить России наши западные партнёры.