Разбуди любого среднестатистического американца ночью и спроси его, что является столицей какого-либо штата — он без запинки ответит. Спроси его о столице Китая или о том, где находится Бразилия (не говоря уже о более сложных задачах вроде поиска местонахождения Украины или Афганистана) — и вы удивитесь, насколько мал процент правильных ответов. Американцы сильны в своей географии, в своей истории, но считают, что этих знаний достаточно.

Поэтому когда США начинают бомбить какую-нибудь, доселе неизвестную широким слоям американцев, страну, очередному президенту чуть ли не у карты приходится объяснять, на головы каких очередных «плохих парней» летят бомбы, а заодно и миллиарды долларов налогоплательщиков.

Именно поэтому американцы, как правило, склонны доверять своему очередному правительству по поводу начала той или иной зарубежной кампании. А чтобы убедить их не задавать лишние вопросы, в дело вступают СМИ, оправдывающие любые действия своих военных в глазах налогоплательщиков. Как-то на Всемирном форуме издателей я стал свидетелем циничной речи канадско-американского магната Конрада Блэка, на тот момент владельца одной из крупнейших в мире медиа-империй «Hollinger International». Миллиардер, не моргнув глазом, заявил, что все подконтрольные ему СМИ всегда, в любом случае, при любом раскладе поддержат любую военную операцию США за рубежом, и призвал владельцев других медиа планеты делать то же самое, поскольку Америка, мол, является «оплотом мировой демократии». На мой взгляд, показательным является тот факт, что позже Блэк был приговорен американским судом к 6,5 годам тюрьмы за мошенничество в особо крупных размерах, подделку документов, обман собственных акционеров, которых он обворовал примерно на 6 млн. долларов. Как видите, обманывать американских вкладчиков нельзя. А обманывать американских телезрителей ради святой цели поддержать «оплот мировой демократии»? Ну, за это ведь никого не приговаривают…

«Потому что Америка может»

Слушая рассказы таких издателей и журналистов, которые в любом случае — вне зависимости от мотивов Вашингтона — поддержат любое вторжение в любую суверенную страну, американские обыватели потом очень удивляются, если замечают критику или несогласие со стороны своих «благодарных союзников». Не забуду, как в период безудержного роста цен на нефть в одном из американских журналов было опубликовано письмо возмущенного читателя, который негодовал по поводу «черной неблагодарности» со стороны арабских нефтедобытчиков, якобы обязанных Америке освобождением их от Саддама Хусейна. По мнению читателя, Вашингтон просто-таки обязан был стребовать с арабов за это низких цен на нефть и бензин.

Вот примерно такого же рода статья опубликована на днях в близкой Госдепу США газете «The Washington Post» за подписью одного из редакторов этого издания Джексона Дила. Обозреватель возмущается прагматичной позицией ряда восточноевропейских стран бывшего социалистического блока, которые, по мнению американцев, «преклонили колени перед Путиным».

Дил цитирует утверждение венгерского премьера Виктора Орбана, назвавшего Путина «политическим примером для подражания», критически оценивает выступление премьер-министра Словакии Роберта Фицо против постоянного присутствия НАТО в Восточной Европе и уж совсем приходит в ужас от заявления недавно назначенной главы польского правительства Евы Копач, которая поручила своему министру иностранных дел резко пересмотреть подходы Варшавы по отношению к украинскому кризису и выстроить более ровные отношения с Москвой.

«Потому что Америка может»

Американский журналист считает, что подобная позиция вчерашних «русофобов» (так он называет страны, «освобожденные от советского гнета»), направленная на прагматизацию отношений с Россией, является чуть ли не сдачей Восточной Европы Путину. «Если это и есть «единый ответ», то, по всей видимости, организован он больше Путиным, чем Обамой», — возмущается Дил.
При этом обозреватель «The Washington Post» ищет корни подобной позиции в «перезагрузке» отношений между США и Россией.

Он считает, что причина нынешнего «преклонения колен перед Путиным» кроется в том, что Обама одернул восточноевропейских «политических лидеров и интеллектуалов», обратившихся к нему с открытым письмом в июле 2009 года.

В этом письме восточноевропейских «атлантистов» выражалась обида в связи с тем, что страны Центральной и Восточной Европы «перестали находиться в сердце американской внешней политики». И предлагался свой план политики сдерживания России в данном регионе. По мнению Дила, отказ Обамы услышать голоса политиков Восточной Европы и привел к тому, что те почувствовали себя брошенными на произвол судьбы и вынуждены были идти на поклон Кремлю.

«Потому что Америка может»

Редактор вашингтонской газеты упустил несколько существенных моментов. Во-первых, тот факт, что авторы письма уже на момент его написания были бывшими политиками, своеобразными «сбитыми летчиками» в своих странах — вроде Леха Валенсы, Александра Квасьневского или Вацлава Гавела. А во-вторых, тот факт, что письмо писалось в период пика кризиса 2008-09 гг., который особенно больно ударил как раз по странам Центральной и Восточной Европы.

Именно этот кризис, а не «перезагрузка», объявленная Обамой, спустил многих «русофобов» данного региона на землю.

Они почувствовали себя брошенными не в момент, когда Обама о чем-то договорился с Путиным, а в момент, когда был перекрыт поток миллиардных вливаний в экономику данных стран со стороны Вашингтона и Берлина. Венгрия, Словакия, Чехия, не говоря уже о также упомянутой в статье Дила Сербии, больнее всех почувствовали на себе последствия мирового кризиса и вынуждены были искать адекватные, прагматичные ответы, отбрасывая в сторону идеологические предрассудки и заключая выгодные для себя, а не для Вашингтона, сделки с Москвой.

«Потому что Америка может»

Польша, пережившая тяжелый кризис раньше своих соседей, в 2008-м не так болезненно ощутила проблемы. Но зато столкнулась с ними сейчас, когда польские фермеры оказались главными пострадавшими в войне санкций, развязанной Вашингтоном. Именно поэтому сейчас, а не в 2009-м, Варшава решила отказаться от антироссийской риторики. А редактор «The Washington Post» с пафосом возмущается, почему Восточная Европа не поддерживает губительные для себя санкции против России! Вот же неблагодарные!

Думаете, люди вроде Дила искренне не понимают, в чем причина такой позиции стран, отказывающихся слепо следовать в фарватере американской внешней политики? Или они, как и мошенник Блэк, просто цинично требуют подчинения своих сателлитов, своих покоренных провинций интересам «оплота мировой демократии» любой ценой, даже ценой сдачи своих собственных интересов?

Красноречивый ответ на это дал в недавнем ток-шоу Владимира Соловьева другой американский журналист Майкл Бом, довольно часто появляющийся сейчас в российском телеэфире. Он прямо заявил: «Меня постоянно спрашивают последнее время: чего вы, американцы, лезли в/на Украину? (он так и сказал, их песни слов не выкинешь — авт.). Есть один простой ответ, он циничный, но он правдивый: потому что Америка может! И все!» На наводящий вопрос ведущего Бом правдиво ответил, что принципов во внешней политике у американцев нет! «А вы верите в принципы?!», — американец искренне поразился самой постановке такого вопроса.

«Потому что Америка может»

Правда, мой вопрос, кто же должен определять, какая из стран «может», в студии завис в воздухе — американец, по-моему, даже не понял, какие могут быть по этому сомнения в нынешнем, однополярном мире, созданном по лекалам «мирового оплота демократии».

Процитированные тут американцы Блэк, Бом и Дил (фамилии ведь прямо как на подбор, а!), на самом деле, четко и честно выражают единственный принцип, который, по мнению Белого дома, в последние десятилетия определяет всю мировую геополитику: Америка может, а другие — нет! Это — единственное правило, которому должны подчиняться и союзники Вашингтона, и его противники. Все остальное — разговоры о «демократии», «правах человека», «западных ценностях» — это наносное, лишь внешняя оболочка, рассчитанная на своих обывателей, которые могут назубок повторить столицы любого штата, но не знают и не хотят знать, где же находятся эта чертова Украина или этот чертов Афганистан.