Информационная война и мир

Информационная война определяется как ведение боевых действий против войск и населения противника словесно-информационными средствами.

Если это война, то должны литься потоки лжи и дезинформации на противника, иначе, мол, его не победишь. Конечно, если ложь противопоставлять лжи, то плетью обуха не перерешибёшь, да и врать-то «по-ихнему» мы не научились.

Но воевать надо! Воевать умело, со знанием оружия – слова! Со знанием организации поля боя – информационных площадок: кто, что, где, кому, когда, что и как выстреливает, ранит, убивает… А начинать надо с общей установки, мировоззренческой подкладки: за ЧТО воюем?

Воюем за МИР, за ПРАВДУ! Поэтому сначала должно говорить об информационном мире… Сказано: «Стяжи дух мирен – и тысячи спасутся вокруг тебя!».

Именно дух мирный, не-мятежный, но – стойкий, боевой, правый – позволяет выигрывать сражения, воюя не с врагом, а против неправды. И именно эту картину мы видим сегодня на юго-востоке Украины, чётко отмечая: это – не «майдан», это – честная война за ПРАВДУ. Правду, которую не хочет видеть Запад, не хотят слышать в Киеве.

Информационная война и мир

Конечно, носитель неправды – враг, и его надо разбить наголову. Но сказано: «Любите врагов ваших!». И добавлено: «Крушите врагов Отечества!» Разве можно за маской оголтелого майданщика увидеть человека? – Можно. И должно. В годы хрущёво-безбожного произвола настоятеля Псково-Печерского монастыря отца Алипия Воронова спрашивали: «Как нам относиться к событиям и людям?» Он отвечал: «Что главное в христианине?— Любовь. — А как же относиться к этим нехристям и нелюдям?— Любить вдвойне!»

И когда ты человека и мир любишь и принимаешь (это Иван Карамазов «мира Божия не принимал», а мы скажем словами другого Иоанна – Златоустого: «Слава Богу за всё!»), тогда ты обретаешь уверенность в себе, своих поступках и всей своей жизни.

Наше российско-московское отношение к Украине и Киеву и все эти было 23 года мирным и любовным, даже по-российски обломовско-пассивным. (Пока гром не грянул, ну, не верили мы в «майданы»!) Мы наивно верили в наше «единство»!

А вот отношение киевской власти к России было ревнивым и разделительным, они – «волками мысленными расхищались…»

Кто же главный сепаратист на Украине? – Конечно, сама власть!

Это она, вместо того, чтобы объединять, делила Украину на русских и украинцев так, чтобы первые перестали «думать по-русски»; это украинская власть делила советскую историю на «страдающих» украинцев (это процветающая-то УССР – «страдальцы»!) и прочих сталинистов; это украинская власть ставит свой народ перед выбором: Евросоюз или Россия?

В разделении – всегда ненависть, столкновение, в единении – любовь, мир. И у нас потому – всё более и более «единая» Россия, а на Украине сами законодатели «майданной» революции делают всё для того, чтобы страна и народ разделились.

Иногда мне думается: «А счастье было так возможно…» Что бы лет 20-23 тому назад не объявить о союзе всех языков и народов, населяющих свободную Украину? Почему бы не взять всё лучшее от русской культуры и советского прошлого и на этом фундаменте не выстроить здание счастливой национальной жизни? Но нет! – начиная с развала СССР, вы делали всё – закомплексованные и ревниво-завистливые люди, — чтобы прокричать (рыба гниёт с головы!) – «Украина – не Россия!», мы – ничем не хуже, мы – вас выше, с нас, укров, начиналась история человечества…» И начиналось создание мифов — каинских, братоубийственных мифов информационной войны.

Информационная война и мир

И вместо того, чтобы постепенно строить науку, культуру, которые в одночасье не создаются – по приказам министерств или президентов – начали предпринимать глупые, репрессивные меры по выдавливанию русской культуры и языка, например, переводить все имена на украинский язык. Но ведь на первых уроках иностранного языка ребёнку объясняют, что имена не переводятся, а весь нравственный опыт жизни человечества говорит о том, что имя для всякого человека свято и если хочешь добиться раздвоения личности или поселить смуту в душе человека, смени ему имя, назови его по-другому. И главное, было абсолютно ясно, что эта акция целенаправленно предпринимается против русских…

Россия, как всегда, лениво реагировала на лингвистические глупости украинской власти: ну, подумаешь, требуют писать и говорить «в Украине» вместо «на Украине» (хотя с историей языка обычно не спорят).

Почему бы нам в дипломатическом демарше не потребовать от Украины, чтобы великая «Россия» писалась по-украински не с одним «с» («Росiя»), а с двумя («Россiя»), как на всех языках во всём мире? А англичане и американцы, тем более, пусть говорят и пишут «Rоssija», а не шипят на нас своим «рашыа»… Если помните Шолохова, именно такие преобразования предлагал лингвист Кондрат с пророческой фамилией Майданников.

Вернёмся к войне: кому информационная война, а кому – мать родна. Увы, нам — «не родна».

Воевать мы по-прежнему не умеем, точнее, учимся, когда «гром грянет». А он грянул…

Как хотелось мне на передаче Аркадия Мамонтова «Специальный корреспондент» встать рядом с кандидатом в президентом Украины Олегом Царёвым и сказать: «Вот Олег Царёв не хочет даже рядом стоять с Тягнибоком, а можно я постою рядом с Царёвым и спрошу следующее: А вы, Царев, к информационной войне готовы? Вы – хороший русский мужик, слегка увалень, в ваших широких плечах чувствуется дремлющая сила… Как пробудить эту силушку? А ты можешь, Олег (перехожу на ты!), подобно отцу Алипию в 44-м году – тогда сержанту Ивану Воронову – обратиться к целому немецкому городу и заставить его сдаться, победить его (как надо победить сейчас на Украине) … не танками, а словом?»

Информационная война и мир

Вот рассказ однополчанина об Иване Воронове, будущем отце Алипии:

— Мы шли на Потсдам и Берлин. Было всё в дыму, летали самолёты… Вдруг всем команда: остановиться! По громкоговорителю объявляют, что слово предоставляется сержанту Ивану Михайловичу Воронову (ну, совсем как Олегу Царёву или Михаилу Допкину). И тут раздаётся сильный такой голос:

— Враги наши, немцы, остановитесь и вспомните, что вы привезли из Франции богиню красоты, которую мы не видели. И если сейчас, при взятии высоты мы разрушим эту скульптуру, то человечество нам этого не простит! Отступитесь, ради Бога, прошу вас. Сохраните эту красоту, и вы тоже получите божественную веру!

А переводчица Мария Волонец со слезами переводит его речь. Мы все просто остолбенели, настолько сильно он сказал. Через некоторое время началось наступление, но там, где была эта богиня, не было ни одного боя…

Дошли мы до Берлина, развернулись у Бранденбургских ворот и вышли к городу Фрайбергу. И тут опять этот Воронов по громкоговорителю выступает. И так крепко, сильно говорит:

— Дорогие граждане!

А Мария переводит немцам его слова:

— Мы не будем разрушать этот город, потому что город ваш – город нашей славы! Здесь учился Михаил Васильевич Ломоносов. Он женился здесь на немке Лизе-Кристине. Если вы нас не встречаете, то мы вынуждены с боем взять ваш город!

Вышли нас встречать 2 полковника и 3 дамы (ну совсем «порошенки» и «тимошенки» — В.А.)… Договорились, что, несмотря на то, что в городе много боеподготовленных подростков (как на «майдане»), все сдаются и сдают оружие. Таким образом, Фрайберг был взят без единого выстрела…

Информационная война и мир

Когда-то, в 90-е, мой учитель риторики Юрий Владимирович Рождественский, академик РАО и заслуженный профессор МГУ, говорил: «Воевать с Чечнёй надо не танками, а словом…» Да, если бы в 90-е на нашем телевидении не царили «говоруны» Евгений Киселёв и Савик Шустер, может быть, мы не терпели бы столько поражений. Правда, теперь поражения терпят те, к кому они перебежали. И как мастерски они ведут там свою, в Киеве, военную пропаганду – даже Никиту Михалкова приглашают в эфир, только говорят с Михалковым на украинском языке, очевидно, чтобы не вступать с ним в дискуссию и не слышать его комментариев.

А знаете, что я сказал бы сегодня, наблюдая абсурд постмайданных неудач киевской власти на юго-востоке Украины, наблюдая подъём народного гнева тех, кто терпеливо молчал, а теперь заговорил (ведь на самом деле «чтобы научиться говорить, надо научиться молчать» — схимонах Зосима):

— Граждане Украины! Юлия и Пётр, Олег и Михаил! Кандидаты и кандидатки! Шахтёры и учителя! Олигархи и домохозяйки! Давайте создадим единое союзное государство на основах любви, мира, добра и правды! Боитесь? Не хотите? Потому что в вас живут ненависть, разделение, сепаратизм. И в этом причина всех ваших украинских несчастий! А счастье – только в единении и мире! Славен Бог Наш, творяй чудеса! Бейте меня!..

А как многое мне хочется сказать дорогим американцам и европейцам, которые ломились в советское время к нам в Институт русского языка имени Пушкина! Американцы приезжали по 100 человек на двухнедельные курсы и мы вели с ними идеологические дискуссии — где же вы теперь, друзья-американцы? Оказывается, мы были вам интересны только тогда, когда были сильны! А как радовались вы, когда закончилась холодная война! Вы льстили себе победой, не понимая, что в ненависти и неприятии другой культуры не бывает победителей. Приезжайте, гости дорогие! Так хочется с вами подискутировать

Информационная война и мир

И то правда: на наших телешоу (как и на их, украинских), в основном, царит междусобойчик (разговор среди своих), а надо бы Аркадию Мамонтову позвать Евгения Киселёва, а Владимиру Соловьёву – Савика Шустрика, то есть Шустера. То-то было б весело, то-то хорошо! Интересно: положим мы на лопатки этих «кисельных шустриков», копирующих там, на Украине, то, чему научились в России? А пока на наших ток-шоу царит демократический шум, формирующий мнение, но не дающий настоящего результата. Идут эти передачи, как правило, во втором часу ночи, когда разум и чувства благополучно спят…

Так, кто же победит на Украине? Победит Добро. Вам этого мало? В какой форме победит? Знает Бог. Потому что не в силе Бог, а в правде.

Что делать? Учиться воевать. Мы все должны пройти эту Военно-Информационную Академию. В ней есть прекрасные учителя и профессора, которые, правда, высказываются на ТВ чрезвычайно кратко, а надо бы, чтобы «глупость каждого была видна» (это Петр Великий)… Нужны серьёзные разговоры, а не телешоу с подколами и эмоциональными перекрикиваниями друг друга…

Впрочем, главный учитель – жизнь, практика. А что в жизни главное? Любовь. Мир. Согласие. За них и воюем.