Ситуацию на своей странице в Facebook разъяснил юрист Андрей Портнов: «Партия Порошенко жалуется на обыски у его бывшего советника Бирюкова и заявляет о реванше. Это не реванш. Это вам, Петр Алексеевич, от меня привет. Фабула уголовного дела простая — вы крали бюджетные деньги и зарабатывали на поставках бронежилетов, из корыстных побуждений снабжая украинских солдат некачественными средствами защиты. Вы усиливали врага и подрывали обороноспособность Украины. В этом уголовном деле вас и руководство вашего Министерства обороны ждёт ещё пару десятков неприятных сюрпризов. Не переключайтесь».

Сам Юрий Бирюков, который сейчас баллотируется в Верховную Раду от партии Порошенко «Европейская солидарность», связывает обыски со своей политической деятельностью. Ведь обыски совпали с его регистрацией кандидатом в народные депутаты.

Юрий Бирюков. Справка
Юрий Бирюков. Справка
© Facebook Юрия Бирюкова

На своей странице в Facebook он написал: «Следователи ГБР закончили обыски в Главном управлении развития и сопровождении материального обеспечения ВСУ сегодня утром. Нет, они не нашли деньги или злата-серебра. Нет, они не нашли никаких компроматов. А они и не искали. Следователи ГБР (Государственного бюро расследований) изъяли оригиналы всей рабочей документации, всех технических условий (ТУ), все образцы-эталоны, на основании которых производится контроль качества, все компьютеры с документацией на разработку. С сегодняшнего дня Министерство обороны Украины не имеет права покупать или принимать на склады ни одного элемента вещевого обеспечения. С сегодняшнего дня Министерство обороны Украины не имеет права покупать каски и бронежилеты. Совсем. Вообще. Точка. Несколько недель выдача формы будет идти со складов, запасы есть. Да, за счет резерва, за счет того, что армия смогла воссоздать — ведь запасов на начало войны не было, все было распродано. А потом, господа-волонтеры, снова мы, снова мы. Начинаем готовиться. И еще один момент. Некто Портнов написал вчера о том, что это его "привет Порошенко". Интересный привет — изъятие компьютеров со всеми материалами научно-исследовательской работы. Дальше эти все компьютеры… где… а материалы… Россия? За один месяц мы отброшены на 15 лет назад, и снова нашу армию готовят к капитуляции».

 

Другой фигурант дела — начальник Управления развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ Дмитрий Марченко написал очень эмоциональное послание в своих соцсетях: «О боги!!! обыски закончились, слава Украине!! Нервы сдают… Зла не хватает и тупо обидно, а с другой стороны, и слава богу!!! Пусть изымают, пусть изучают, проверяют… пусть!!! Пусть увидят и убедятся, что мы прошли!!! Какую колоссальнейшую работу сделали!!! Как на своём хребте, путём проб и ошибок, набиванием шишек… выстроили, выбегали, вымучали эту систему контроля качества, поломав при этом годами отработанные коррупционные схемы!!! И если их цель — разобраться в истине, а не отработать заказ Портнова, то мы раз и навсегда закроем рот всем гавкающим собакам и спокойно продолжим делать свою нелегкую работу!!! Скрывать нам нечего!!! Бежать мы никуда не собираемся (не для того в горячем 14-м и 15-м шкурами рисковали), мы открыты и хотим чтоб раз и навсегда разобрались и дали нам оценку… Нам не стыдно за проделанную работу….!!! Следите… сегодня будет интересно».

Волонтер Наталья Богаченко в связи с обысками в МО предрекает крах проведенным «реформам» в стране: «Единственная реальная реформа в нашей стране, которая работает и бороться с коррупцией и поломала многолетние схемы. Так что все, что сейчас в стране происходит, это не борьба с коррупцией, а борьба с реформами. Что дальше? А дальше тьма сгущается…»

Народный депутат Мустафа Найем увязал события в Минобороны и обыски ГБР с внутренними партийными разборками в самой ЕС. Нардеп уверен, что к этому также причастен генпрокурор Юрий Луценко: «Вчера Европейская солидарность распространила гневное сообщение о том, что следователи Госбюро расследований провели обыск в квартире у Юрия Бирюкова. По мнению соратников Петра Порошенко, это признак «реванша», «циничного политического давления» и «преследования по политическим мотивам». Я не знаком с материалами дела, не знаю, насколько обоснованы эти обыски и причастен ли Бирюков к воровству и хищениям. Но я читал законы и точно знаю, что согласно Уголовно-процессуальному кодексу ни одно следственное, разыскное ли негласное мероприятие, в том числе обыск, не может быть проведено без согласия прокурора. Закон даёт право прокурору на собственное усмотрение, никому ничего не поясняя, отказать следователю в инициировании любых таких действий. Если я не ошибаюсь, генеральным прокурором в стране по-прежнему остается Юрий Луценко. Не знать об этих обысках он не мог. Он ведь знает и регулярно пишет, например, про массовые задержания его подчиненными коррупционеров, шпионов. А задержание — точно такое же следственное мероприятие, как и обыск или, например, допрос. Процедурно закон не видит между ними разницы. И если генпрокурор знает об обысках у коррупционеров, он не может не знать про обыски у Бирюкова. Поэтому если «Солидарности» и нужно кому-то предъявлять претензии, то только к себе, своему руководству и членам своего списка, которые спешно меняли закон и дружно голосовали за «своего» генпрокурора. И тут одно из двух: либо шлангом прикидывается «Солидарность», либо генпрокурор. Либо и тем, и тем выгодны все эти обыски, «преследования» и шум».

Журналист Юрий Бутусов уверен, что следователям из ГБР будет с чем работать, так как система погрязла в коррупции: «Тема по госзакупкам МО не новая. Система госзакупок в МО организована непрозрачно, только в Украине функции создания технического задания, допуск к участию в процедуре закупок и контроль качества объединены в одном подразделении. Ни в одной армии НАТО такого нет, никаким стандартам НАТО такая абсурдная централизация этих различных функций не соответствует. Поэтому коррупцию исключить нельзя, однако вопрос в том, что именно нарыли следователи, какую информацию, есть ли свидетели, есть ли улики? Попытался проверить — а с какими свидетелями работали в ДБР, мы ведь знаем всех критиков. Оказалось, что все те, кто мне известен и кто глубоко знаком с ситуацией и ранее выступал против объединения всех функций госзакупок в одних руках, кто обвинял в коррупции, со следователями не общались. Материалы инспекции МО не были запрошены. То есть работали неглубоко, спешили. Дела были открыты в апреле после второго тура. Несомненно, что теперь будет привлечено внимание к проблеме организации госзакупок в силовых структурах, и это, надеюсь, повлияет на реформу этого сектора в МО, а вслед за МО и в других также весьма закрытых и непрозрачных силовых ведомствах. Контроль качества должен быть отделен от функций закупки. Об этом стоит говорить, чтобы планировать структурные изменения».