Лариса Шеслер: Украина создала машину, перемалывающую политических противников
Лариса Шеслер: Украина создала машину, перемалывающую политических противников
© РИА Новости, Александр Натрускин | Перейти в фотобанк
Сакраментальный вопрос — что делать? Сталинский ответ — планировать.

Когда мне говорят, что для облегчения процедуры получения гражданства, дескать, все зависит только от законодателей, а не от МВД, я уверена в обратном.
Конечно, в начале 2000-х годов были созданы антимиграционные законы, но даже в этой рамке при наличии закона о носителях русского языка и закона о переселении соотечественников вполне возможно кардинально изменить ситуацию.

Для этого нужно…..просто поставить план. Понятно, что при ежегодном уменьшении населения в трудоспособном возрасте на миллион, необходимо, как минимум, этот миллион компенсировать.

А значит, перед миграционным управлением ставятся плановые цифры, например за год принять в гражданство по носителям русского языка —600 тысяч, по программе переселения 100 тысяч, и всех остальных выходцев из стран СНГ — 200 тысяч, и 100 тысяч — по воссоединению семей.
Перевес в планах для носителей русского языка и даст преференции для ментально и культурно близких соотечественников, независимо от фамилии и национальности.

Этот план раскидывается по регионам, и работа миграционных ведомств оценивается по выполнению этого плана.

И тогда волшебным образом отпадут требования нотариально заверенных документов, в которых есть русские страницы (сейчас требуют переводить только из-за печати на украинском), отпадет требование для НРЯ предъявлять свидетельства о смерти бабушек, вместо регистрации будет достаточно миграционного учета.
Тогда для подтверждения проживания родителей в России станет достаточно их трудовой книжки, а не выписки из домовой книги, а самое главное, инспектор не будет по десять раз пинать человека за сокращение УССР вместо Украинская ССР, или г. Москва вместо гор. Москва.

Было бы хорошо поставить планы и по семьям с детьми, тогда инспекторы за белы рученьки привечали бы семейных, а не ставили бы перед ними непроходимые барьеры в виде требования официальных доходов, превышающих возможности.

Конечно, сейчас резко сокращен штат бывшего ФМС. Но зашиваются они совсем не из-за нехватки клерков и инспекторов. Просто для оформления гражданства созданы такие трудоемкие процедуры с огромным количеством документов, что реально для прохождения всех стадий оформления нужно задействовать массу времени и сотрудников.

Основной проверкой должна быть проверка на лояльность. Каждого нужно проверять, не был ли он задействован в антироссийских акциях, в преследованиях русских и т.д.

А судя по тому, что гражданство в Крыму получили масса ныне действующих работников украинских прокуратуры и МВД, этот аспект, как раз, не очень проверялся.
Когда мой сын на первом курсе вуза 20 лет назад подавал на российское гражданство, он писал какое-то заявление в РОВД, прилагая свои документы и свидетельство о рождении, а потом через три месяца получал уведомление о необходимости прийти для оформления российского паспорта. Никаких очередей, а ведь в этот период в Россию прибывало по миллиону соотечественников в год. В ведомстве, наверно, потратили минут двадцать на прием документов.

Через двадцать лет я оформляла ВНЖ, я носилась с толстой папкой, а заполнение многостраничного бланка заявления было жестким квестом с непредвиденными ловушками. Не буду уже говорить о том, какие суммы улетали на переводы и их заверение, и что даже для получения готового ВНЖ у меня ушло 6 часов в очереди.
Упрощение всех процедур уменьшит непомерную трудоемкость обработки всех данных для оформления.

Самое главное — политическая воля и понимание того, что бесчеловечная ситуация с беженцами — не вина какого-то клерка или губернатора, а следствие системной ошибки в миграционной стратегии.

Мне показалось, что Путин давно пытается исправить эти ошибки, но ему очень долго пудрили мозги с опасностью непредсказуемого наплыва голодных мигрантов.
Но теперь, судя по Прямой линии, он приблизился к правильной оценке ситуации, и теперь нам нужно работать над полноценными предложениями в законодательной и административной области для исправления этой катастрофы.