Уже приходилось писать о том, что в международном праве, как оно сложилось по итогам Второй Мировой войны и при всём признании его справедливости, зияют две колоссальные дыры. С которыми мировое сообщество даже не то что не справляется, но к которым оно просто не решается обратиться.

Первая — соотношение принципа территориальной целостности, с одной стороны, и права наций на самоопределение, с другой.

В Иране заявили о завершении беспорядков
© РИА Новости, Андрей Стенин | Перейти в фотобанк

Вторая дыра, не менее зияющая и не менее обделённая вниманием юристов — это соотношение принципа суверенитета государств, с одной стороны, и права на внешнее вмешательство в этот суверенитет, со второй.

Вот мое мнение на этот, «второй», счёт.

Внешнее вмешательство допустимо. Более того, оно желательно и обязательно, но только в исключительных случаях. И вот они, эти случаи, без какого-то исключения и собранные воедино: когда речь идёт о гуманитарных катастрофах — геноцид, голод, братоубийственная гражданская война. Когда трагедия. Когда надо спасать людей. И внешнее вмешательство не просто может, но должно начинаться, немедленно реализовываться там, где возникает угроза жизни и безопасности людей.

Но там же и заканчиваться.

Ибо следующий шаг — «власть не легитимна и должна уйти, потому что она виновна» — от лукавого и от лживой, а зачастую и просто подлой политики. Когда беды людей — истинные либо внедрённые в их сознание извне (а часто не беды, а их навязанное осознание) становятся поводом для вмешательства, бесцеремонного и провоцирующего дальнейшее насилие.

Дыра в международном праве. И злоупотребление недоговорённостью со стороны тех, кто «первее всех» и вообще «исключителен».

Сейчас «загорелся» Иран (как горело в других странах региона все последние годы и как молчал Вашингтон — отдельная, но никуда не уходящая история).

Но вот оно сейчас:
http://mediametrics.ru/rating/ru/hour.html

Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли заявила, что ООН должна услышать, как иранцы «просят свободы», и «сыграть определённую роль» в происходящих в Иране акциях протеста. И тут же Трамп: Вашингтон окажет поддержку протестующим в Иране «в надлежащее время»… Американский президент отметил, что выражает уважение протестующим против правительства иранцам.

Что это? Гуманизм? Готовность прийти на помощь тем, кто в беде?

Разумеется, нет. Нет. И ещё раз — нет.

Сведение счётов с неугодным и несостоявшимся партнёром. Демонстрация исключительного права на вершение судеб. Прямое провоцирование беспорядков и гражданской (не дай бог!) войны. Попытка сместить неугодную (себе) власть через внешнее и бесцеремонное вмешательство, невзирая на судьбы и издержки (простите за это слово!) — невзирая на жертвы последующего столкновения не готовых к такому столкновению внутренних сил.

И вот ещё такая статистика:

В первые 24 часа протестов в Иране было сделано 72,200 твитов с хештегом " #تظاهرات_سراسرى, который призывает протестовать.
— 74% было отправлено из-за пределов Ирана
— 35% на арабском (в Иране персидский)
— Из Саудии твитили больше, чем из Ирана
— Британия на третьем месте…

No comments.