Погромы мистическим образом связаны с выборами, а выборы назначались заранее — без учёта фактора коронавируса. Когда же до них дошло, решили не отменять, ибо демократия важнее.

Выборы

9 августа прошли выборы в Белоруссии. Александр Григорьевич Лукашенко выдвигался на пост президента шестой раз подряд и, ко всеобщему удивлению, победил в первом туре, получив 80% голосов.

Выборы проходили в беспрецедентно демократической обстановке. Белорусские правоохранители совершенно неожиданно для себя установили, что конкуренты Александра Григорьевича — нехорошие люди, по которым тюрьма плачет. Тюрьму успокаивали всем КГБ и МВД.

В результате второе место заняла Светлана Тихановская. Ну это в данных ЦИК. А так-то она всенародный лидер с рейтингом 146%. Во всяком случае так считает литовский президент. Не будем его разубеждать.

4 октября прошли парламентские выборы в Киргизии, на которых победили поддерживающие власть партии. Выборы были очень демократическими. Настолько, что от греха подальше их результаты пришлось отменить. Во избежание.

25 октября состоялся четвёртый тур местных выборов на Украине. Ну как — четвёртый тур? В прошлом году в два тура прошли президентские выборы, а внеочередные парламентские выборы должны были закрепить результат победы Владимира Зеленского.

Результаты тех и других должны были закрепить местные выборы, но к моменту их проведения рейтинг Зеленского упал. Партия «Слуга народа» на выборах областных советов получила (по стране в сумме) 14,5%, что, конечно, очень мало, но… «Европейская солидарность» всё равно получила меньше.

В общем, реванша Порошенко не случилось, зато случился реванш местных элит, которые почти повсеместно «задавили» и «слуг народа», и «европейских солидаристов».

5 ноября прошли президентские выборы в США. Всё было совсем не так, как в Белоруссии. Выборы были американскими, а значит — демократическими.

Во время этих выборов:

— ориентированные на Демократическую партию СМИ и социальные сети тупо блокировали информацию Трампа и его сторонников (включая волшебные твиты, при помощи которых президент общается с Мирозданием);

— в ходе досрочного голосования по почте пришло много-много бюллетеней, которые почти все оказались за Байдена почему-то;

— избирательные комиссии считали результаты долго-долго и почему-то без наблюдателей (потому что а зачем?);

— и т.д.

В результате Трамп проиграл. 

15 ноября прошли президентские выборы в Молдавии, на которых действующий президент Игорь Додон проиграл проевропейской грантоедке Майе Санду.

Вся интрига выборов (и вся суть молдавской политики) состоит в том, что после выборов по инициативе Додона был принят закон, по которому русскому языку предоставляется статус языка межнационального общения. Если бы он был принят до выборов, Додон, скорее всего, был бы переизбран, но тогда внедрять его ему бы и пришлось.

Погромы

В апреле начались протесты предпринимателей в Киеве, которые продолжаются по сей день, приобретя вид «налогового майдана». Они протестуют против карантина и налогов.

Есть предыстория. Дело в том, что эти же самые предприниматели уже протестовали против налогов в 2010 году, и тогда правительство Николая Азарова пошло им навстречу, хотя и намекнуло, что налогообложение малого бизнеса — требование ЕС. Малый бизнес всё понял правильно и в 2013 году поддержал Майдан за немедленное и безусловное принятие условий ЕС. Сейчас они протестуют против условий ЕС… Может, им нравится протестовать?

26 мая в США, а потом почти во всём мире (60 стран, более 2000 городов) начались акции протеста под лозунгом «Black Lives Matter» после смерти Джорджа Флойда. Флойд был уголовником. 

Антирасистское движение BLM сразу же оказалось чисто расистским. Потому что важны только и исключительно чёрные жизни.

Смысл же мероприятия был совершенно очевиден: устроить погромы в преддверии президентских выборов, чтобы показать — американцы против Трампа, который белый, богатый, мужчина, нормальной ориентации, у него красивая жена.

27 мая начались протесты в Гонконге против принятия закона о безопасности. Потом закон вступил в силу, и протесты прекратились. Безусловно, какая-то связь между этими явлениями существует, но вот какая?

9 августа начался «Беломайдан» — протесты в Белоруссии, направленные против фальсификации выборов злым Лукашенко. Потому что это не он получил 80%, а Тихановская — 70% (с учётом погрешности получаются те самые 146%).

В отличие от Януковича Лукашенко не испугался — он помахал над демонстрантами вертолётом с сыном Колей в бронежилете, чем доказал, что выборы сфальсифицированы не были. Протесты, правда, на этом не закончились, но революционный запал белорусов несколько снизился.

5 октября начались протесты в Бишкеке. Местный майдан был непосредственно связан с результатами выборов. Просто в Киргизии очень сложная система выборов при очень простом политическом устройстве — есть два региональных клана, которые делят между собой власть (киргизы в этом отношении ничем не отличаются от американцев). В результате такого противоречия возникает когнитивный диссонанс, который разрешается периодическими майданами.

В ноябре, после поражения в конфликте с Азербайджаном, начались протесты в Армении. Начались и пока не заканчиваются.

В декабре во Франции начались протесты против поправок к закону о национальной безопасности, расширяющие полномочия полиции. Собственно, поправки в закон были внесены, чтобы предотвратить погромы. После чего погромы немедленно начались. Тут тоже есть связь — столь же неочевидная, как в Гонконге.  

Кроме того, на протяжении года по всему миру протестовали против карантинных мер, вводимых тем или иным правительством. Особенно массовыми были протесты в Германии (которая пережила первый этап эпидемии сравнительно легко) и Великобритании (которая пережила первый этап тяжело). Предсказуемым образом все массовые протесты во время эпидемии приводят к росту заболеваемости и введению более жёстких карантинных мер, которые, в свою очередь, приводят к новым протестам. Круговорот карантина в природе.