Утверждают, что когда встречаются два знакомых киевлянина, не знающие, о чем говорить, обычно неловкое молчание они заполняют одним из трех стереотипных вопросов: «Ну, как там сыграло киевское "Динамо?"» «Где ты Новый год встречаешь?» «Как ты думаешь, будут досрочные выборы?».

Ясно, что вопросы бессмысленные, так как ответы на них ну никак не повлияют на жизнь рядового аборигена. А поговорить? Да, почему бы не поговорить о досрочных парламентских, а может, и президентских украинских выборах. Тем более что вероятность их велика.

Дело в том, что страна явно движется в очевидном направлении. В мировом культовом сериале «Игра в кальмара» есть по настоящему глубокая фраза: «Ад — это место, где не работают правила». Конечно, Украина — не ад. Но упорно над этим трудится. Здесь уже почти не работают законы, правила и даже понятия. Всем правит случай. Конечно, если оставить за скобками внешнее влияние.

Помните, знаменитое жванецкое «одно неловкое движение — и ты отец». По-украински это звучит несколько сложнее — «одно неловкое движение — и ты отец нации». Не верите? Спросите у корифея юмористической сцены Зеленского. Так вот, именно бытовой опыт подсказывает, что здесь пора уже многое менять. Еще на власть, вероятно, генетически давит перманентный опыт Израиля, где при любом осложнении ситуации, объявляют досрочные выборы. Типа, выборы так выборы…

Тогда возникает следующий вопрос: а кто на них победит?

Сразу обозначу, что не верю локальность возможных досрочных украинских выборов. В данном случае парламентские выборы неизбежно потянут за собой президентские. И наоборот. Стране ближе не шахматные гамбиты, а «принцип домино». А президентский типаж рассчитать не так уж трудно. Он — квинтэссенция явных и тайных актуальных желаний и сублимаций избирателя. Причем «тайное» здесь всегда «явное».

«На пороге страшных событий». Почему на Украине вероятны досрочные выборы президента
«На пороге страшных событий». Почему на Украине вероятны досрочные выборы президента
© РИА Новости, Алексей Витвицкий / Перейти в фотобанк
Вообще, при всей своей тотальной схожести с Россией, страна имеет резкие частные отличия. Например, если в России не горят рукописи, то на Украине не горят мосты. Если в первой политика растворяется в быту, то во второй, быт растворяется в политике…

Поясню. Кравчука страна избрала, когда был максимальный социальный запрос на новые лозунги, идеологические штампы и клише. Тут бывший завотделом пропаганды и агитации был непревзойдённым виртуозом. «Виртуозы цэка» тогда побеждали почти во всех постсоветских республиках. Народу хотелось кричать, а переобувшиеся партократы знали свежие «выкрики» про незалежность и свободу…

Потом закономерно пришел бывший «красный директор» Кучма. Тогда хотелось уже не сколько кричать, сколько, извиняюсь, «жрать». А он обещал перезапустить заводы и фабрики, вывалить их продукцию на прилавки. Еще попутно запустить на заводы и фабрики новых собственников, которые до этого прятались под прилавками.

Кстати говоря, социальный запрос не отменяет и случай. Когда Леонид Данилович во время избирательной компании случайно вступил на ферме в навоз, он отстранил помощников с тряпками и щетками и обронил: «Не напрягайтесь, это не грязь, а гумус. А грязь в политике». И сразу получил пять процентов перевеса над оппонентом…

Ющенко стал президентом, когда у многих избирателей уже было необходимое для жизни. А как сказал классик, люди более остервенело борются за «лишнее», чем за «необходимое». Он и пообещал своим фанам кофе в Венской опере и круассаны на Елисейских полях. Повторюсь, за «хороший кофе» многие сражаются яростнее, чем за насущный хлебушек.

Еще Виктор Андреевич тоже не раз демонстрировал, насколько всемогущ господин Случай. По просьбе его окружения, мне довелось написать ему текст заявления о досрочном роспуске Верховной Рады. Но текст вовремя не дошел до адресата, так как не вовремя подъехал портной примерять ему запорожские шаровары. Парламент и не был распущен. Тогда-то я окончательно понял, что случай командует всем — и выборами, и не выборами…

Янукович — это уже тоска по порядку. Многие читали «Крестного отца» и помнили, что там, где есть организованная преступность, не выживает преступность неорганизованная, беспорядочная. Соответственно, и голосовали хоть за какой-то, но порядок.

А еще и запрос на «многовекторность» иссяк. Хотелось везде, в том числе и в геополитике, некой определенности. Не знал бывалый Федорович, что нельзя колебаться с большой амплитудой и частотой, если весишь за сотку. Инерция снесет…

Порошенко за сдобную руку привел во власть «майдан» как социальный лифт. Все «цветные революции» — это мечта о замене «социальной лестницы» (по которой еще надо карабкаться), «социальным лифтом» (на котором якобы можно с шиком прокатиться). Лукавый кондитер на этом и сыграл. Обещал, дерзкий, всем своим приверженцам стремительный взлет чуть ли не прямиком в «кондитерский цех», где беззаботная сладкая жизнь. И вкусный кофеек, правда, уже не как в Вене, а как в Братиславе.

Невдомек было рядовым майданщикам, что «лифт» подают только для членов сцены. А «зайчиков» отловят западные контролеры, чтобы отправить прямиком на польские земляничные поляны…

Ну и Зеленский — жертва своего сценического таланта. Если страна входит в режим карнавальной, по Бахтину, культуры, то у актера, в чьем репертуаре есть даже Бонапарт, нет шансов отвертеться. Правда, в украинском случае это особый подвид карнавальщины — вертепный китч. Ведь карнавал — это приукрашивание и виртуализация действительности. А вертеп — это выхолащивание и виртуализация карнавала. Такой себе его эконом-рагульский вариант…

Украина стремительно деиндустриализируется. Погружаются, как тонущие корабли, в ее темное прошлое целые высокотехнологичные отрасли — ракето- и авиастроение, судостроение, автопром. На очереди атомная энергетика. И параллельно с упрощением производства и всего технологического уклада стремительно опрощается уклад духовный. Он уже фактически опустился с уровня религиозного раскола на уровень дохристианского языческого сознания. Здесь основополагающие духовные проблемы решаются не храме, а в вертепе. Здесь кафедры ниже подмостков балагана. Здесь масштаб личности определяется не космосом, а кварталом…

Если б Россия пошла по этому пути, мэром Москвы уже давно бы был Азамат Тахирович из «Однажды в России». Однако при всей архаичности украинского массового сознания запрос на зрелища уже иссякает. Даже самые наивные избиратели начинают понимать, что Зеленский — не Голобородько, а острым словом не заменить тупость государственных решений. Возникает запрос на реальность вместо балагана, на натуральную личность вместо сценического имитатора, на персональную, а не квартальную ответственность.

Детальный анализ этого запроса и подскажет, кто будет следующим главой державы. Кратко можно пока обозначить следующие параметры.

Во-первых, это человек, по нашей терминологии, не «стола», а «престола». То есть пытающийся быть самодостаточной персоной, а не марионеткой в «ловких и натруженных руках». Да, в тесной Украине все в политике и бизнесе, что, впрочем, одно и то же, вдруг от друга зависят. Но явно большинство будет голосовать за самого независимого из зависимых. Или самого «отмороженного», говоря их современным сленгом.

Была, была такая — «леди Ю». Но неумолимое время, непреодолимые соблазны, несменяемое окружение делают свое дело. Говорят, что сейчас увлеклась игрой на барабане. Жаль. Хотя, может, просто вспомнила Брехта: «Шагают бараны вряд, бьют в барабаны. Кожу для них дают сами бараны.»

Но факт в том, что сейчас уже не стать украинским президентом, играя на рояле или барабане. «И играет клоун на трубе» — это уже уходящая натура. Проехали. Зрелища себя исчерпали. Опять народу хочется хлеба. Настоящего. И лидера, пусть «отмороженного», но реального, а не картонного. Где они? Остается только надеяться, что спрос родит предложение. По крайней мере, если судить по таким персонажам, как Миха Чаплыга, в стране зашевелись даже подспудные пласты вроде анархо-синдикализма.

Во-вторых, явно будет кастинг на персону, способную выгребать против течения. Часто таковыми становятся те, кто восстал против среды их породившей. Как, например, в Венгрии или Турции. 

Дело в том, что ложные формы социальной инженерии потом, как правило, гасятся сильным лидерами, возникшими из этих же форм, но осознавших их контрпродуктивный заряд. Так и в незалежной, самыми ярыми критиками, казалось бы, абсолютно мейстримного движа, становятся его бывшие участники и боевики, напоминающие, например, экзотического Илью Киву.

Депутаты Рады от ОПЗЖ готовы сложить мандаты
Депутаты Рады от ОПЗЖ готовы сложить мандаты
© Оппозиционная платформа - за жизнь
В-третьих, очевиден запрос на традиционалистов. Страна устала от непривычных новаций. Украина, как любая провинция, — глубоко консервативная страна. Поэтому когда «уедет цирк», закончится карнавально-вертепная лихорадка, опять всплывут на поверхность массового сознания типичные архетипы от традиционной семьи до доминирующей религии.

Избиратели будут призывать на правление не жеманных кокаиновых «мальчиков», а крепкие фигуры домостроя с традиционной религиозной ориентацией. Короче, следите за теми, кто ездит за благословением на святой Афон, а не за томасятиной в торговый Константинополь.

В-четвертых, украинцы как все славяне, любят запретное. После запрета левых партий, рейтинг симпатий к левой идеологии начал быстро расти. Похожее, кстати, наблюдается в Латинской Америке — в частности, в Чили. Видимо, у стран третьего мира есть много общего. Сейчас уже левым идеям сочувствуют более трети украинских будущих избирателей. Соответственно, стоит отслеживать и глоссарий будущих кандидатов. «Справедливость» и «равенство» электорально будут весить больше, чем «рынок» и «мультикультурность».

В-пятых, по той же причине евразийский вектор станет в риторике кандидатов теснить европейский. Никакой геополитики, а «здравый смысл и жизненный опыт» как говорил профессор Преображенский…

В-шестых… Впрочем, достаточно. Уже ясно, что будущий и, скорее всего, досрочный президент Украины находится внутри этой пентаграммы.

Конечно, вертеп — увлекательная штука. Но на сцене, где много сюжетов. Жизнь — трудна. Но у нее только одна альтернатива. В общем, с наступающим. Он действительно будет Новым!