Вся история независимой Украины, — в особенности в ее последнюю пятилетку, — это наглядная иллюстрация старого научного анекдота, согласно которому живую лягушку можно сварить в кипятке — если постепенно нагревать котел под огнем. Земноводное не замечает плавного повышения температуры, и будет медленно погибать, чтобы попасть в итоге на чей-то обеденный стол.

Эта жестокая байка часто используется в качестве социально-политической метафоры, отражая особенности сознания огромной массы людей — иногда целых народов, — которые не реагируют на происходящие глобальные изменения, растянувшиеся на месяцы или годы. Они до последнего не осознают, что творится с ними и что случилось вокруг. Пока, в итоге, не оказываются жертвой этих подспудно происходящих процессов.

Украина действительно является здесь своего рода примером и эталоном. Представьте себе, что жители уходящей в историю УССР увидели в 1991 году свое будущее, которое состоялось в течение всего нескольких поколений — с войной, нищетой, массовой миграцией, с пустыми деревнями и мертвыми кварталами вокруг стагнирующих заводов, с массовым нарушением гражданских и социальных прав, уничтожением памятников, притеснениями негосударственного языка и попытками навязать правильную национальную церковь.

Представьте, что им показали бы бесконечную затяжную войну с жителями Донецка или Луганска, которые вдруг превратились из обычных сограждан в непримиримых, тысячелетних цивилизационных врагов — потомков большевистских оккупантов и азиатских ордынцев — как это трактует в наши дни беспощадная к человечности и здравому смыслу госпропаганда.

Конечно, такие визионерские откровения ужаснули бы множество советских украинцев, оттолкнув их от идеи этнократической, построенной на принципах национализма страны, и заставив выбирать для нее иные пути развития. Но в те годы нам демонстрировали совсем другое — миллионы разбросанных повсюду листовок бодро рассказывали о том, как сыто, вольно и безопасно заживется в новой рыночной реальности, после освобождения от имперского ига. Нас каждый раз заверяли, что независимое государство обеспечит равенство украинцев, вне зависимости от их политических взглядов и убеждений. И эти обещания легко принимались на веру наивными выходцами из рухнувшего советского мира.

Однако, котел уже был расставлен, вода налита, костер разожжен. И, уже вскоре, в девяностые, жители Украины ощутили на себе всеобъемлющее давление антисоциальных реформ. Они выживали: кто на огородных плантациях, кто в качестве перевозящих импортный ширпотреб челноков, торговали на рынках или пополняли собой ряды криминалитета. Шло время, и занятым борьбой за существование людям исподволь навязали историческую мифологию, натаскивая их на демонизированные образы врагов нации. А из среды национальной интеллигенции рекрутировались разжигающие ненависть журналисты, которым открыли зеленую улицу в медиа — где им восторженно внимали пока еще маргинальные группировки уличных ультраправых.

К началу Евромайдана страна уже жила в сформировавшейся за годы патриотической матрице — но и тогда мало кто представлял себе, каким будут последствия первых пяти лет, прожитых по итогам этого правого переворота. К примеру, киевские либертарии вряд ли смогли поверить, что через несколько лет они превратятся в яростных милитаристов, что вчерашние пафицисты будут восхищаться имперским ястребом Джоном Маккейном, проевропейские атеисты станут пламенными сторонниками борьбы за томос, а бывшие анархисты начнут петь осанну Петру Порошенко, внезапно увидев в нем отца-спасителя нации.

Но котелок булькал, вода кипела, лягушка варилась. Рационализировав для себя преступления новой власти, либертарные ренегаты вынуждены оказывать ей поддержку — коготок увяз, всей птичке пропасть. И если пять лет назад эти люди выходили на улицы под прекраснодушными лозунгом «всі різні — всі рівні!», то сейчас оказалось, что категория равенства предусмотрена лишь для сторонников и единомышленников действующей власти, и под него больше не подпадают огромные массы разнообразного по своим взглядам населения Украины — нелояльные жители Юго-Востока, коммунисты, люди с собственным взглядом на историю и культуру страны, а также противники войны, сторонники языкового равенства, свободы совести, и отделения церкви от государства.

Украинцев приучили практически ко всему — к примеру, их открыто одурачили с масштабным строительством Восточного вала имени бывшего премьера Яценюка — грандиозной аферой, на которую до сих пор выделяют бюджетные деньги. Министр дранных вагонов и разбитых дорог Омелян вслух сулит нации строительство гиперлупа, а советник президента Волох глумливо рассказывает о том, что коррупция является необходимым благом, с помощью которого нужно бороться против агрессора. Люди постепенно привыкают к этому фантастическому, практически ирреальному вранью, проникаясь равнодушной апатией к любым действиям чиновников и политиков. А температура в воде котла тем временем становится еще выше.

Похоже, многие сторонники власти вполне открыто желают доварить украинскую лягушку до конца, недвусмысленно намекая, что Украина нуждается в сильной руке, которая покончила бы с гнилой выборной демократией. И тогда наши правители смогли бы править страной практически вечно, воруя и воюя до последнего украинца.

Но стоит напомнить один важный факт. Как оказалось, знаменитый эксперимент со сваренным на медленном огне земноводным, который проводился еще в 1869 году, имел специфическую особенность — у подопытной лягушки был изначально удален мозг. По данным современных биологов, эксперимент на здоровых животных дает совершенно противоположные результаты — оказавшись в кипятке, такие лягушки активно пытаются убежать, выпрыгивая прочь из воды. Придет день, когда украинцам придется доказать, что они все еще не лишены разума — и способны бороться за спасение своей родины, превратившейся в клокочущее жерло безумия и обмана.