Андрей Суздальцев: кто он
Андрей Суздальцев: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее президент Франции Эммануэль Макрон, канцлер ФРГ Олаф Шольц и премьер-министр Италии Марио Драги прибыли с визитом в Киев. Они добирались до столицы Украины на поезде. Канцелярии не анонсировали визит из соображений безопасности.

- Андрей Иванович, ждать ли от этого визита каких-то долгоиграющих последствий?

— От этого визита ждать изменения позиции Киева не стоит. К сожалению, в российском медийном пространстве доминирует точка-зрения, что Драги, Шольц и Макрон будут вынуждать Зеленского пойти на переговорный процесс с Россией, даже если за это придется отдать часть территорий. На самом деле мы должны помнить, что вопросы мирного урегулирования находятся не в руках Евросоюза и даже не в руках НАТО, а в руках Вашингтона.

В США тоже есть платформа, которая говорит о том, что Украине нужно идти на мир ценой частичной утраты территорий, но прямых указаний перейти к переговорам Вашингтон Киеву не давал. Он сохраняет свое намерение воевать с Москвой чужими руками до последнего украинца.

Так что эта тема будет обговариваться, но останется на уровне заявлений Зеленского, который не просто требует капитуляции России, но, по украинской традиции, еще и огромные контрибуции.

- А зачем же они тогда приехали?

— Первая задача традиционная — продемонстрировать солидарность Евросоюза и Запада с «борющимся украинским народом». Это мера эффективная. Мы прекрасно знаем, насколько украинская общественность сакрально воспринимает Запад. И когда возникает вопрос о перспективе боевых действий с Россией, они всегда ссылаются на то, что они не одни, с ними ФРГ, Великобритания, Франция, Италия и, конечно, США.

В этом подходе и заключается твердая уверенность украинского общества и истеблишмента, что они победят. В их понимании, Запад не может согласиться с тем, что Украина потерпит поражение. Но мы видим, что для Запада Украина — это просто инструмент ослабления России. Поэтому такие визиты должны приободрить украинскую армию и украинское население.

Вторая задача — обсуждения поставок. Потому что претензии Украины на оружие растут. Но есть масса проблем. Есть некоторое разочарование, что поставки идут и идут, а победы нет. Напомню, что еще задолго до начала спецоперации на Украине носились с идеями о всепобедающих «Джавелинах» (они оказались неточными и в тумане не летают), потом они стали молиться на турецкие «Байрактары» (мы их сбиваем), а теперь они стали ссылаться на гаубицы и западные РСЗО.

Сейчас у них новая глобальная идея, что придет оружие по ленд-лизу. Эта идея охватила украинский истеблишмент и даже армию. Но мы видим, как ВСУ используют это оружие на поле боя и убеждаемся, что это оружие не для войны. Это оружие очень сложное, высокоточное. Кстати, высокоточность его недостаточна в полевых условиях. Это оружие для парадов и для угрозы. Потому что оно требует особого обращения. Люди, которые с ним работают, к этому готовятся весь свой срок контракта с армией.

Алексей Мухин: Сомневаюсь, что Западу удастся вернуть те деньги, которые он сейчас вкладывает в Украину
Алексей Мухин: Сомневаюсь, что Западу удастся вернуть те деньги, которые он сейчас вкладывает в Украину
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Мы же находимся на континенте. Российская, китайская и украинская армия — это континентальные армии, у которых должны быть эффективные ВВС и мощное ракетное оружие. Украина от Запада ничего это не получает. Кроме того, наше оружие по традиции простое в изготовлении, удобное, элементарно используется на поле боя по принципу «нажал-выстрелил-попал». Наше оружие для войны, а не для парадов. И этот цивилизационный разрыв в плане модернизации украинской армии сказывается все сильнее и сильнее.

Поэтому, наверное, мы ждем, пока Украина поймет, что поставки этого западного оружия не панацея и не спасают от поражения. Но во время этого визита будет демонстрироваться готовность поставить оружие, потому что надеяться больше не на что. Мечта Украины, чтобы стравить НАТО и Россию, пока, слава Богу, не получается, как и не получается затащить на украинскую территорию польскую армию. Обратите внимание, что на этом визите отсутствует польская делегация, потому что нет у Польши возможности защищать украинцев.

Так что визит завершится, он будет успешен как пиар-ход, очень неплохо будет смотреться Зеленский, будут красивые фотографии, объятия, похлопывание по спине, но не более того. Зеленский останется один на один с собственной войной, которую он сам привел на Украину. Байден же говорил, что предупреждал Зеленского, что Россия готова выступить, но в Киеве это проигнорировали.

- Почему, несмотря на то, что Запад готов воевать с нами до последнего украинца, тема территориальных уступок все же звучит?

— Потому что есть несколько платформ. В России обычно мы говорим о двух платформах: одни выступают за войну до последнего украинца, а другие готовы к мирным переговорам даже ценой уступок. Нас не устраивает ни то, ни другое. Нас интересует завершение спецоперации с достижением заявленных нами целей.  

Есть еще различные форматы, есть венгерская позиция. Мы видим совершенную истерику о том, что Польша и Прибалтика готовы воевать нами руками стран НАТО, потому что победа России приводит их просто в ужас. Эти мелкие трещины на бронированном колпаке НАТО и Евросоюза демонстрируют, что там свои проблемы и свои страхи.

Западный мир не справляется с тем кризисом, который они создавали несколько лет, натравливая на нас Украину и обещая ей поддержку, а Киев уже делил наши ресурсы.

- А у Украины был хоть малейший шанс одержать над нами победу за счет натовского оружия и за счет масштабных западных санкций?

— Нет, но они немало для этого сделали. Мы видели, что ВСУ модернизировалась, неплохо обучен офицерский корпус. Они мотивированы. Они ждали войну. Более того, они собирались сами ее начинать. Они видели, что Россия уже на позициях, и они хотели опередить нас. Там была гонка, кто кого.

Я напомню, что с 2014 года каждую весну и осень в украинском медиапространстве начиналась дискуссия о том, что пришло время окончательно разобраться с ДНР/ЛНР. Появлялись массы статей, нужно ли им пройти по чистому полю к границам России, или же завязнуть в городских боях. Они даже подтягивали войска. Правда, потом начинались летние отпуска или новый год, и все это затухало. Но каждый год такое было.

Дмитрий Дробницкий: Макрон, Шольц и Драги приехали в Киев убивать Европу, а страдают от этого русские города
Дмитрий Дробницкий: Макрон, Шольц и Драги приехали в Киев убивать Европу, а страдают от этого русские города
© РИА Новости, Нина Зотина
Я напоминаю очень тяжелый 2021 год, когда все ожидали, что начнутся боевые действия, но обстановку тогда разрядили уже американцы. Осень 2021 года вылилась в энергокризис в Европе, но там тоже были активные перемещения ВСУ вокруг линии разграничения. То есть какие-то идеи у них были.

И украинские аналитические материалы были очень конкретными. Делались расчеты, как за 5-10 дней полностью блокировать российскую границу в Донбассе, чтобы не дать российским войскам помочь республикам. Правда, это было странно, учитывая высокую готовность нашей армии. Нам для защиты Донецка и Луганска от карательной экспедиции требовалось максимум несколько часов. Никто бы им не дал неделями громить республики.

Меня по-своему поражали дискуссии украинского политического класса, как они будут казнить или миловать население Донбасса. Как они будут их отсеивать, сортировать, кого они назовут предателем, кого подвергнут изоляции и какие лагеря для кого построить. Они это все с такой «любовью» расписывали, что даже эсэсовцам у них надо было поучиться. Понятно, что мы не могли это так оставить.

-  Как мы будем выстраивать отношения с Западом после нашей победы? Или, пусть они сами эти последствия разгребают?

— Мы пытались налаживать эти отношения десятками лет, но сейчас мы находимся в ситуации вторжения. Просто впервые мы ответили немножко раньше. У нас за последних 400 лет было четыре таких вторжения. Дважды наши враги сжигали Москву (1612 и 1812), а один раз даже дошли до Волги и Кавказа. Каждое столетие по вторжению. Сейчас пятое вторжение.

Наши отношения с Западом и с Европой начинались с белого листа. Я напомню, что до 1709 года Россию в Европе в упор не видели. Над нашими посланниками в Лондоне или в Гааге издевались, считали нас дикарями. А после 1709 года Петр I везде без охраны ездил и ему все в ножки кланялись. Так что нам нужна победа, а дальше все будет по-другому.