- Сеньор Андрес, в последние дни много говорится о возможности размещения российских баз с ударными ракетными установками, направленными против США,  в Латинской Америке, в частности, в Венесуэле. Считаете ли вы, как гражданин Венесуэлы и политэксперт, размещение российской ракетных комплексов у вас в стране в принципе возможным, несмотря на статью 13 конституции страны, запрещающую иностранные военные базы?

— Венесуэла сопротивляется давлению, оказываемому на неё на разных направлениях, включая военное. И военная техника венесуэльской армии сейчас преимущественно российского производства. Есть российские военные специалисты, которые её обслуживают. Однако я не думаю, что венесуэльское правительство заинтересовано в размещении постоянной российской военной базы.

Андрес Пьерантони: кто он
Андрес Пьерантони: кто он
© скриншот видео Globovision

Конечно, такая ситуация может измениться.

Венесуэла ощущает угрозу, исходящую с западного и юго-западного направления, со стороны колумбийской границы. 

Если вдоль этой границы начнётся строительство новых логистических объектов колумбийской армии, если колумбийская армия начнёт получать поддержку с имеющихся там американских баз, это может поменять настроения в Венесуэле.

Но вообще у нашей страны оборонительная военная доктрина. И российское оружие, закупаемое Венесуэлой в последние 20 лет —  по преимуществу оборонительное, за исключением, возможно, самолётов «Сухой». Это, в основном, противовоздушные и противотанковые системы.

- Но были также спекуляции по поводу размещения российских ракет в Венесуэле. Несколько дней назад на эту тему высказался представитель НАТО…

— Разумеется, это дело венесуэльского правительства. Но мне кажется, что предположение о возможности размещения у нас российских ракет было бы слишком смелым.

Пушков назвал поведение Литвы «Операцией Гуайдо»
Пушков назвал поведение Литвы «Операцией Гуайдо»
© Sputnik / Перейти в фотобанк

Конечно, если Венесуэла столкнётся с прямой угрозой американского вторжения (к которому, например, призывал Хуан Гуайдо, но которое, по счастью, не стало реальностью), то Венесуэла будет просить помощи у России, Китая и кого угодно, потому что её военные возможности несопоставимы с американскими.

Но первой Венесуэла никогда не проявит такую инициативу. Она возможна только в ответ на очень серьёзную и очень явную угрозу.

- А если инициатива будет исходить от РФ? Если она обратится к Венесуэле с просьбой помочь поддержать геостратегическое равновесие?

— Думаю, что у подобного обращения в настоящее время будет очень мало шансов на положительный ответ. Ведь в таком случае, если произойдёт конфронтация между РФ и США, то сильнее всего пострадает Венесуэла. Есть кенийская пословица — «когда слоны занимаются любовью, то страдает трава». А уж если «слоны» будут драться на этой «траве», то представьте, каково ей придётся!

Кроме того, если мы посмотрим на исторический опыт взаимодействия Венесуэлы и Кубы с Россией в плане международных отношений, то Россия — царская, советская и пост-советская — принимала чрезвычайно важные решения без консультаций со своими латиноамериканскими партнёрами, и такой негативный опыт неизбежно будет влиять на принятие таких стратегических решений.

Корнилов сказал, в каком случае миру может угрожать новый Карибский кризис
Корнилов сказал, в каком случае миру может угрожать новый Карибский кризис
© РИА Новости, Владимир Трефилов

- Понятно, что вы имеете в виду Карибский кризис, который Хрущёв и Кеннеди  урегулировали сами, без участия Фиделя Кастро, и внезапное закрытие Владимиром Путиным российского радиоэлектронного центра в Лурдесе на Кубе в 2001 году. А какие международные отношения с Латинской Америкой были у царской России?

— Речь идёт о существующей с девятнадцатого века проблеме территории Гайана-Эссекибо. В колониальные времена граница между испанскими и голландскими колониями была установлена по реке Эссекибо. В начале девятнадцатого века примыкающие к этой реке голландские территории были приобретены Великобританией. Несколько десятилетий спустя, воспользовавшись слабостью Венесуэлы — государства, недавно образованного после войны за независимость от Испании, и идущими в этой молодой стране гражданскими войнами, британцы начали захватывать территории к западу от Эссекибо.

Не имея возможности противостоять британской мощи, Венесуэла обратилась за защитой к Соединённым Штатам. Эта страна, не желая, чтобы Британии  досталась и важнейшая транспортная артерия континента — река Ориноко — в конце концов согласились представлять интересы Венесуэлы. Арбитраж между Великобританией и США проходил под председательством выдающегося российского дипломата той эпохи Фёдора Мартенса, который, как считалось, был нейтральным.

«Хватит колониализма»: Мадуро дал послу Евросоюза три дня, чтобы покинуть страну
«Хватит колониализма»: Мадуро дал послу Евросоюза три дня, чтобы покинуть страну
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк

Однако результаты американо-британского торга под российским председательством оказались чрезвычайно невыгодными для Венесуэлы.

США добились того, чего хотели — Ориноко не досталась Великобритании.

Американцы также утвердили свою роль новой мировой державы.

Великобритания получила 90% спорной территории. А Венесуэла осталась в проигрыше.

Сейчас земли, присуждённые Великобритании тем арбитражем, составляют две третьих территории государства Гайана (бывшей британской колонии), и это сильно осложняет его отношения с Венесуэлой.

- Предположим, что РФ и Венесуэла всё-таки договорятся о строительстве военной базы в стране. Какой будет реакция населения?

— Радикальные сторонники правительства, в большинстве своём, будут согласны. Но в последние годы в Венесуэле неуклонно снижается процент радикально настроенных граждан, причём это относится к сторонникам как правительства, так и оппозиции. Это подтверждают проводимые в последние годы в стране выборы. Растёт количество так называемых «ни-ни», которые не поддерживают ни правительство, ни оппозиционные партии.

Выборы в Венесуэле обострили акции протестов
Выборы в Венесуэле обострили акции протестов
© REUTERS/Carlos Garcia Rawlins

Эти люди относятся к политике с недоверием, зачастую не участвуют в выборах, а если участвуют, то голосуют за тех или иных кандидатов под влиянием определённых, часто сиюминутных, факторов.

В настоящее время такие «ни-ни» составляют более половины совершеннолетних граждан страны.

Итак, если правительство сейчас объявит, что в стране, во имя союзнических отношений с РФ, будет построена российская ракетная база, то думаю, что это решение поддержат не более пятнадцати процентов населения.

Против будут все сторонники оппозиции и практически все «ни-ни». 

- Да, но такая гипотетическая база практически даст гарантию от американского вторжения…

— Но также она может и спровоцировать американское вторжение. Ракетная база была бы крайним и очень маловероятным событием. Но думаю, что строительство других российских военных объектов в Венесуэле было бы, в принципе, возможным. Например, логистическая военно-морская база, вроде той, которая существует в сирийском Тартусе. Думаю, этот вариант не вызовет таких сильных возражений, особенно если туда не будут заходить корабли с ядерными силовыми установками.