Каринэ Кирогосьян: Опасно убивать память о Великой Отечественной войне
Каринэ Кирогосьян: Опасно убивать память о Великой Отечественной войне
© РИА Новости, Галина Санько / Перейти в фотобанк
Об этом рассказала уральская тележурналистка Каринэ Кирогосьян в интервью изданию Украина.ру.

— Каринэ, в апреле ты выложила в сеть видеосюжет, посвященный памяти твоего двоюродного деда-фронтовика. Написала: «Памяти комсорга. Керчанина Арутюна Овакимьяна. Сегодня ему 100 лет. Младший лейтенант погиб в бою с фашистами в 23 года. С днем рождения, мой армянский двоюродный дед! Теперь мы знаем о тебе». Раньше не знали?

— Я же долго думала, что у нас никто не воевал. Ни среди русских, ни среди армянских предков, пока не занялась изучением истории семьи. Что касается нашего комсорга, то вышло так, что до нашего поколения не дошло его имя. Двоюродная сестра рассказала, что у нашей армянской бабушки были два единоутробных брата, то есть у них одна мама, но разные отцы. Бабушка показывала ей фотографию и говорила: «Это мои братики-летчики». И упоминала, что младший брат погиб. При этом имени не называла. И если о старшем брате было известно, то здесь… Исходные данные были фамилия и предположительное место рождения город Керчь. Так начинался поиск.

— С чего начали?

Конечно же, с сайтов Министерства обороны «Память народа» и ОБД «Мемориал». Периодически набирала в поисковике фамилию в разных вариациях, но ничего не находила. А год назад внезапно нашла. Это, конечно, была и радость, и шок — все вместе.

— И шок?

— Да. Были сильные эмоции, было много слез… Там ведь и похоронка выложена. Когда эмоции улеглись, стала разбираться в фактах. В начале войны он был техником в 112-м истребительном авиаполку. Вот почему «братья-летчики», а погиб как комсорг второго батальона 809-го стрелкового полка 304-й стрелковой дивизии. Накануне гибели его батальон без потерь преодолел минное поле. Иногда думаю, если бы не ушел комсоргом, может быть, остался бы жив…

Летом мы ездили на родину моих армянских предков в Керчь, подошли к месту, где стоял дом. Там сохранился старый забор, постояли и помянули. Крымские поисковики Наталья Дзюба и Татьяна Первухина помогли установить место захоронения двоюродного деда. Он погиб в боях за Украину. Первым местом захоронения было село Хоростец, потом солдат перенесли в Иосиповцы, а позже оттуда в братскую могилу поселка Козова. Но там его… опять потеряли — в списках Арутюна нет, он оказался среди 78 неизвестных солдат. Вот такая непростая история у нашего комсорга. Но теперь уже знаем и не забудем. И очень надеюсь, что моя просьба добавить его имя на мемориал в Козовой решится положительно.

— А что с русской линией?

История ещё не закончена. Украина.ру предлагает посмотреть фильм, снятый к 100-летию Николая Кузнецова
История ещё не закончена. Украина.ру предлагает посмотреть фильм, снятый к 100-летию Николая Кузнецова
© РИА Новости, Сергей Пятаков / Перейти в фотобанк
- С русской линией тоже интересная история. Русская моя бабушка, Лидия Степановна Ильина, с которой я росла долгое время, вероятно, считала, что война дело настолько обычное, что нечего об этом и говорить. Она много рассказывала о работе во время войны. Они с мужем, моим дедом Анатолием Кулаковым, были геологами, добывали золото и олово на приисках Колымы. Причем дедушка был начальником приисков и был награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени. Когда начала делать запросы в разные архивы, внезапно выяснилось, что у бабушки были три брата и сестра. Удалось получить из архивов партийные дела двух братьев бабушки, и из дела старшего брата Ивана Ильина, он, кстати, во время войны был журналистом, я узнала, что еще двое братьев воевали. И это тоже была неожиданная информация.

— А почему не искали данные в открытом доступе, на тех же военных сайтах?

— Пробовала! Но представьте, сколько там бойцов с именами Ильин Дмитрий Степанович и Ильин Геннадий Степанович. А до момента получения партийных дел я не знала, где они родились. Прадеды Ильины были железнодорожниками и постоянно переезжали. А без точных данных сопоставить информацию, понять, где мои двоюродные деды, было нереально.

— Сейчас известен их боевой путь?

— Да, конечно. Пара слов о старшем брате бабушки Иване Степановиче Ильине. Во время войны он не только редактировал газеты «Большевик Заполярья» и «Советская Хакасия», но и был заместителем командира батальона по политчасти на пунктах Всеобщего военного обучения.

Младший брат Геннадий Степанович был оперуполномоченным отдела контрразведки СМЕРШ в 23-й артдивизии на Ленинградском фронте.

Для Путина Великая Отечественная война носит личный характер
Для Путина Великая Отечественная война носит личный характер
© РИА Новости, Алексей Дружинин / Перейти в фотобанк
А средний брат Дмитрий Степанович ушел на фронт в 1942-м. В мирной жизни он был управляющим отделением Госбанка, а на войне командиром отделения разведки 62-го отдельного батальона противотанковых ружей. Он тоже с боями прошел Украину, получил две награды за форсирование Северного Донца.

Геннадий тоже был награжден. Но самое главное — они оба вернулись домой живыми. И еще: во время войны их сестра Ольга осталась без мужа, его арестовали и посадили по 58-й статье. У него была немецкая фамилия…

— Теперь потомки воинов Великой Отечественной разбросаны по разным странам, по разным государствам…

— Уже разбросаны и по дальнему зарубежью, не только по постсоветским республикам. К сожалению, нет связи с потомками двоюродных дедов, но, может, мы когда-нибудь найдемся. Все-таки история страны у нас очень сложная, а история каждой семьи как зеркало, в котором отражается история всего народа.

И в поисках надо стараться обходиться без каких-то крайних позиций, оценок. Стараться придерживаться исследовательской позиции, потому что неизвестно, что найдешь и что узнаешь. Для того чтобы заниматься изучением истории семьи, нужны терпение и готовность узнать любую правду.