- Александр, допускаете ли вы умышленное создание нового коронавируса? Или считаете слухи об этом конспирологией? Если вирус создавался умышленно, кому это могло быть выгодно? Какие цели преследовались? Что вы думаете по этому поводу? Может быть, у вас есть своя теория?

— Полностью исключить то, что этот вирус искусственный, никто не может. Но от заявления, что он искусственный, до конспирологии очень длинный путь. Вы правильно задали вопрос: кому это выгодно? Отвечаю: никому не выгодно.

Если сказать, что коронавирус запустили китайцы, то тогда надо поверить в то, что Китай преднамеренно заразил этим вирусом десятки тысяч своих сограждан. Если считать, что это американцы «подбросили» китайцам этот коронавирус, то тогда получается, что он в итоге ударил по самим Соединенным Штатам. То есть выходит, что и Китай, и Америка ничего не выиграли, а только проиграли.

Вся эта конспирология заставляет вспомнить другие конспирологии, которые мы видели на протяжении последних трех-четырех лет. Британия, дело Скрипалей. Тогда из-за ничем неподтвержденного заявления британского премьер-министра, что к этому отравлению причастна Россия, все страны ЕС выслали российских дипломатов.

Когда американские демократы были всерьез разозлены тем, что неожиданно проиграли Трампу, то в их среде родилась конспирологическая теория о том, что Трампу помогли российские хакеры.

Сейчас настала очередь Трампа, который отменил реформу американской системы здравоохранения, которая прошла при Обаме. Если бы она осталась, то многие жизни были бы спасены, так как нынешняя американская система здравоохранения показала себя не на высоте. Теперь, как демократы в 2016 году, нынешняя администрация свалит вину на кого-то другого, чтобы американский народ не обвинял ее в том, что они плохо справились с эпидемией.

Опасаюсь, что вокруг конспирологической идеи «это китайцы создали коронавирус» может начаться грязная пропагандистская война.

- Если вы считаете, что вирус — естественного происхождения, то кому выгодно разгонять информации о его искусственном происхождении?

— Как я и сказал, сейчас — американцам, чтобы свалить вину на китайцев, чтобы избиратели не винили плохо работающую систему здравоохранения.

- Какой версии о происхождении вируса придерживаются власти в вашей стране?

— Пока в Германии такого нет. Но все может быть, как было с делом Скрипалей или с якобы наличием химического оружия у Сирии. Сначала распространяли конспирологический миф, чтобы все в него поверили, а потом этим давили на правительство. Так что посмотрим.

- В любом случае, объявленная ВОЗ пандемия меняет мир. В то же время цифры по заболевшим и жертвам вируса не такие страшные. На ваш взгляд, мог ли кто-то умышленно влиять на ВОЗ для решения своих глобальных задач?

— Я с вами соглашусь по поводу цифр, потому что примерно 180 тысяч человек умерло в мире фактически за четыре месяца. Это два полных стадиона. Это не те цифры, которые бы свидетельствовали о пандемии. Выводы тут напрашиваются такие: либо государства, закрыв границы, быстро с ним справились, либо коронавирус оказался не таким страшным.

Кому это может быть выгодно, если никто от этого не выигрывает? Просто я не исключаю того, что ВОЗ была очень шокирована числом смертей по коронавирусу. Когда в Китае умирали, то это всем казалось чем-то далеким. А Италия ведь близко. Там, напомню, умирало в день 300-400 человек. В итоге впали в панику, ведь Италия — это часть Запада, колыбель его цивилизации. Всё началось с шока после информации из Италии.

 

Писатель-фантаст Волков: После коронавируса проект «глобальное человечество» будет свернут
Писатель-фантаст Волков: После коронавируса проект «глобальное человечество» будет свернут
© Facebook, Тамара Антипина

- Кто сейчас, по вашему мнению, извлекает политическую и экономическую выгоду из происходящего?
 
— Проиграли все. Но вот может показаться, что экономически может выиграть Китай. Со своим проектом «Великий Шелковый путь». Я вчера участвовал по видео в одной конференции. Там выступал китаец, который говорил об этом проекте. Это что-то вроде нового «плана Маршалла» для Европы, когда китайцы, пользуясь возникшим экономическим кризисом, будут все скупать в Европе, вкладывая туда свои финансы.

Но в конечном итоге китайцы могут проиграть, потому что Европа, попав в кризис с коронавирусом, может начать возвращать стратегические производства домой, чтобы не зависеть от Китая. Например, производство лекарств, которых так сейчас нам не хватало.

- Согласны ли вы, что экономические проблемы и эпидемия паники могут принести гораздо больше проблем, чем сам вирус? И существует ли проблема выбора между жизнями людей и «жизнью экономики» — или он ложный? 

— Это есть. Жаркие споры по этому вопросу идут сегодня. Мы сейчас находимся в середине урагана. Кто был прав — нас рассудят идущие процессы, рассудит история. Если выяснится, что государства спасли миллионы жизней старым людям, то выиграет все человечество.

Но может и выясниться, что опасность эпидемии была преувеличена, и из-за кризиса экономики произойдут социальные потрясения или перевороты в странах третьего мира, а возможно, и разрушение целых государств, то тогда зададутся вопросом: а зачем это все было? Хотя, видимо, по-другому было и нельзя.

Писатель-фантаст Лукьяненко: Эпидемия коронавируса стала альтернативой глобальной войне
Писатель-фантаст Лукьяненко: Эпидемия коронавируса стала альтернативой глобальной войне
© РИА Новости, Валерий Левитин | Перейти в фотобанк

- Можно ли уже говорить о контурах будущего мира — после коронавируса? Что глобально изменится: в отношениях государств, внутри обществ и для отдельной личности?

— Я постоянно отвечаю на этот вопрос, в том числе и вашему изданию. Можно ответить, говоря о сценариях будущего.

Первый сценарий: ничего не будет. Человечество выкарабкается. И все будет по-прежнему.

Но мир может и измениться. Когда на нашей памяти мир изменялся: после Первой мировой войны, после Второй мировой войны, после падения коммунизма. Почему? Потому что там изменились государственные элиты. Вот если сейчас произойдет смена элит, то изменения возможны. Если их не будет, то все останется, как и было. А именно элиты определяют политику.

Я надеюсь на то, что мировые элиты начнут сотрудничать. Вот 21 сентября должны будут встретиться главы государств США, Китая, России, Франции, Германии — в Нью-Йорке в рамках ООН. Может, они смогут договориться между собой: давайте прекратим конфликты, эти пропагандистские войны, давайте создавать мир заново, как это было, когда СССР, Америка и Британия договорились в Ялте в 1945 году.