«Как быковали, так и быкуют» — Коцаба о свободе слова на Украине
«Как быковали, так и быкуют» — Коцаба о свободе слова на Украине
© Facebook, Руслан Коцаба
По его словам, возглавлявший эту компанию представитель С14 Сергей Бондар, который занимает вполне легальную должность главы районного отделения муниципальной стражи, предложил ему «выйти поговорить». Затем Бондар плюнул журналисту в лицо, тот плюнул ему в ответ, и на этом стороны разошлись.

Сам Коцаба назвал происходящее спланированной провокацией и местью за то, что во время вчерашнего эфира его программы «Я так думаю» на телеканале NewsOne он выступил с резкой критикой в адрес организации. Издание Украина.ру обратилось к журналисту за комментарием этих событий.

- Руслан, вы говорите, что среди нападавших был сотрудник СБУ, который ранее осуществлял за вами внешнее наблюдение. А когда вы видели его в последний раз?

— Когда я только вышел из тюрьмы и работал в Киеве, то за мной была пущена наружка, чтобы фиксировать мои встречи, с кем я контактирую, и так далее. Но я относился к этому более-менее терпимо: у них своя работа, у меня своя, а мне надо было обживаться.

Однажды я попробовал от них оторваться, когда они следили за мной в метро. И когда ты отрываешься от «хвоста», возникают моменты, что ты можешь рассмотреть следящего за тобой человека в упор, и он может убедиться, что ты его видишь.

Они обычно работают в паре, и в этом случае один передает тебя другому. И вот именно в тот момент я хорошо запомнил этого сотрудника в лицо.

И что меня насторожило сегодня возле «Золотых ворот», что он был с ними. Ведь С14 — это рабы системы, в которой они задействованы. Они будут делать то, что им прикажут.

Возможно, он оказался там случайно, потому что рядом с метро, на Владимирской 33, находится здание СБУ, — он просто подошел и заговорил с ними. Но мне что-то подсказывает, что этих «муфлонов», которые там стояли и ждали провокации, использовали не просто для массовки.

В пункт сбора для обмена не привезли Руслана Гаджиева, ополченца ЛНР — адвокат Рыбин
В пункт сбора для обмена не привезли Руслана Гаджиева, ополченца ЛНР — адвокат Рыбин
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк
Обычно там задействуют детей 18-20 лет, которым внушили, что они защищают Украину от врагов, желающих ее поработить. Как раз там детей не было. В этой группе всем было около 35-40, серьезные ребята.

Кроме того, меня насторожило, что они были одеты не в форму муниципальной стражи песчаного света (кроме Бондара, который был в камуфляжной куртке), а в обыкновенную повседневную серо-черную одежду.

Вы можете найти запись с камер видеонаблюдения прямо над входом в метро, и сам Бондар демонстративно снимал наш разговор на телефон, поскольку ему нужно было зафиксировать, что он плюнул в меня.

У меня уже была стычка с Бондаром на вокзале, когда я ехал на суд. Он мне тогда сказал, что сейчас придет мой куратор, они задержат меня на три часа, и меня законопатят за то, что я не успею на заседание.

Вы только представьте, какой у него уровень информированности, если я через интернет оформлял билет, и Бондар точно знал, на каком именно перроне я буду стоять и на каком поезде я уеду. Я как раз вспомнил, что один из тех чудаков, которые кошмарили меня на перроне, тоже был сегодня.

Второй раз стычка с Боднаром произошла под зданием Верховного суда во время заседания по делу Колмогорова, когда Боднар нападал на меня в присутствии тех «укурков». Я тогда снимал репортаж, а они стали кричать «иди отсюда, сепар», плевались, топали ногами и так далее.

Тогда даже начальник охраны суда говорил: «Что же вы делаете, вы же на зарплате, это же хулиганка».

- Вы говорите, что это была спланированная провокация, а на что именно они рассчитывали?

— Я думаю, что это связано с вчерашним эфиром моей программы на NewsOne, когда я жестко прошелся по их главе Жеке Карасю. Мне изначально сказали: «Отойдем, надо поговорить». И я думаю, что они хотели отвести в место, где нет веб-камер, и просто показательно меня унизить. Просто я не поддался на провокации.

Понимаете, мне 53 года, они мне в дети годятся. Ну что мне кулаками махать. А вдруг я им что-то сломаю? Это не красиво. Тем более у них удостоверения сотрудников правоохранительных органов, это что-то вроде дружинников, которые были во времена Советского Союза.

Если бы я им что-то повредил, я был бы виноват. А на мне еще две статьи висит: госизмена и препятствие законной деятельности вооруженных сил. Суд скоро должен быть.

- Если я правильно понимаю, то с вас еще не сняли старые обвинения?

— Ничего не сняли, перенесли еще на два месяца. Диме Васильцу, с которым мы вместе работали, тоже на два месяца перенесли. Нет политической воли, чтобы закрыть политически заказные дела.

Правозащитник Гожый: Каток репрессий на Украине не остановлен
Правозащитник Гожый: Каток репрессий на Украине не остановлен
© Facebook, Андрей Гожый | Перейти в фотобанк
Вы же понимаете, что политические мотивированные дела закрываются только политическими методами. Если подходить к ним с юридической стороны, то они просто затягиваются.

- А почему, на ваш взгляд, президент Зеленский не может навести порядок с этими группировками?

— Зеленский как раз зависит от того, что его кошмарит Петр Порошенко, который собирает обиженных представителей «Нацкорпуса», «Национальных дружин» и «Правого сектора»* и якобы готовит переворот. По крайней мере, слухи такие ходят.

Они собирали какой-то митинг 19 сентября, собрали несколько сотен человек, хотя заявляли о нескольких тысячах. Но ведь короля определяет его свита. Я думаю, что Зеленского накручивают, что все хотят его сместить незаконным способом, и соответственно он не может делать какие-то выпады в сторону радикалов.

Выводы

История о несостоявшемся оскорблении украинского независимого журналиста Руслана Коцабы наводит на определенные выводы.

1. При новой власти, когда в стране всем руководит команда Зеленского, на независимых журналистов, критически относящихся к власти, продолжают нападать, им угрожают радикалы и националисты.

2. Новая власть пока никак не реагирует на такие политически безобразные и юридически подсудные действия.

3. Радикалы и националисты, действуя самостоятельно, в тоже время, судя по всему, опираются на спецслужбы, прежде всего СБУ, под крышей которой кошмарят журналистов.

4. Уголовные (а по сути политические) дела против независимых журналистов никто закрывать не собирается.

 

*Организация, деятельность которой запрещена на территории РФ