- На сегодняшний день парламент преодолел более 500 поправок к закону о госязыке из более 2 тыс. Каковы шансы, что Верховная Рада успеет окончательно рассмотреть этот законопроект до первого тура президентских выборов, который состоится 31 марта?

- Судя по заданным темпам, принять закон до этой даты невозможно. Депутаты уже провели голосование по поправкам на восьми пленарных заседаниях, сейчас идет девятое, до 31 марта осталось три заседания.

При таких темпах становится ясно, что до первого тура это невозможно. Вызывает сомнения также, что принять закон смогут и на первой пленарной неделе после первого раунда голосования по выборам главы государства.

- Насколько можно судить, практически все предложенные правки депутатами отклоняются. Есть ли вероятность, что при итоговом голосовании за закон какие-то из них все же будут учтены?

— Наблюдая за деятельностью Верховной Рады, я заметил, что, чем больше законопроект имеет поправок, тем меньше шансов, что какие-либо из них будут приняты. Так сложилось, что депутаты не ходят на голосование, когда рассматриваются такие акты с большим количеством поправок. Если бы они ходили, может, результат был бы иным, но в рассматриваемой ситуации поправки ставят на общее голосование даже в пятницу и среду, когда посещаемость зала парламента минимальная.

Поэтому когда вот так вот поправки пройдут одну за другой, уверен, ничего не будет проголосовано. Но когда дело дойдет до окончательного решения, то возможно возвращение к каким-либо из поправок.

- Что вы можете сказать по поводу того, что в нынешних условиях работа Верховной Рады по другим законопроектам практически парализована, и есть ли в этом какая-то выгода для нынешней украинской власти и лично главы государства Петра Порошенко?

— Выгода для действующей власти есть. Обсуждается сложный закон, хотя ничего из поправок не принимается. Но если они влезли в эту тему, значит, президент ничего не проигрывает и к моменту выборов показывает, что он сохраняет контроль над Радой, что там ничего не изменилось.

То есть Порошенко подходит к первому туру в лучшем положении, чем, скажем, подходил Виктор Янукович в 2004 году, когда он был премьером и за полтора месяца до выборов распалась правящая коалиция в парламенте, когда из ее состава вышли две фракции. А тут не нужен распад коалиции, чтобы показать большую слабость президента.

Нужно какое-то знаковое решение, которое показало бы наличие какого-то антипрезидентского большинства, но такого нет. В случае с Юлией Тимошенко, которая была главой правительства и шла на выборы-2010, такая ситуация была. Хотя тогда это произошло между двумя турами президентских выборов, когда с поста главы МВД ушел ее тогдашний соратник Юрий Луценко, возможность этого проглядывала еще перед первым туром.