В настоящее время в Верховной Раде Украины рассматривается во втором чтении законопроект о выборах и формировании органов местного самоуправления. Осенью такие выборы должны, в соответствии с законом, пройти во всех регионах страны. О том, каковы особенности этой избирательной кампании, какие риски возможны, кто и с какими политическими достижениями идет на них Захару Виноградову рассказывает социолог компании «Research & Branding Group» Евгений Копатько.

Копатько: Будущие местные выборы на Украине – рискованная процедура

— Осенью нынешнего года на Украине пройдут выборы местных органов власти. Безусловно, такие выборы во время гражданского конфликта на востоке страны нельзя назвать заурядным событием. Чего вы ожидаете от них?

— Во-первых, важно, чтобы эти выборы вообще состоялись. В стране непростая экономическая и социально-политическая обстановка, до осени многое еще может произойти, и поэтому один из главных рисков — состоятся ли вообще эти выборы.

Во-вторых, речь нужно вести об их легитимности. В нынешних условиях очень трудно провести честные, справедливые и демократические выборы. Потому что в условиях войны на Донбассе, с учетом того количества оружия, которое есть на руках у граждан, будет очень сложно провести выборы так, чтобы их признали легитимными. При этом мы знаем, что есть среди избирателей такие, кто готов отстаивать свои политические права и предпочтения с оружием в руках…

В-третьих, очень важный момент, какое количество избирателей примет участие в выборах. Например, 26 октября 2014-го года в выборах в нынешний парламент страны приняли участие 44 процента избирателей Украины. При том, в избирательные списки были внесены и жители Крыма, и жители Донбасса, которые априори в выборах участвовать не собирались. Даже при этих условиях — 44 процента населения, принявших участие в выборах, — это немного. Ну, а в выборах органов местной власти, как правило, количество избирателей, пришедших к избирательным урнам, возможно, будет еще меньше.

Копатько: Будущие местные выборы на Украине – рискованная процедура

В-четвертых, необходимо учитывать специфику территорий. В различных регионах возможности различных политических сил будут разные — на одних территориях определенные партии будут иметь неоспоримое преимущество, а на других — нет.

И, наконец, в-пятых, на этих выборах мы почувствуем доминанту однолинейно направленных политических сил, что связано с отсутствием реальной оппозиции. Правда, на этом фоне возможно появление новых политических проектов.

— Относительно новых политических проектов: «УКРОП» Коломойского, — «Возрождение» Хомутынника, «Альтернатива»… Как вы думаете, какую идеологическую нишу планируют и могут занять новые проекты? И вообще, есть ли у них шансы в этой избирательной кампании?

— У партий власти, по большому счету, монополия на патриотическую риторику и идеологию. Скорей всего есть «монополия», хотя и условная, у Оппозиционного блока на некую оппозиционность. На самом деле, мы все понимаем, что ОБ — это не в полной мере оппозиция. У ОБ через его медийные структуры есть возможности взаимодействия с властью.

Вообще, как я говорил и раньше, на оппозицию есть запрос у общества, но я говорю о реальной оппозиции. Такой оппозиции в стране нет и в ближайшее время не будет — поскольку любая оппозиция власти (кроме ОБ) воспринимается властью как предательство национальных и государственных интересов.

Поэтому другим оппозиционным проектам будет очень сложно пробиться в политическом поле.

— Говоря об особенностях будущей избирательной кампании по формированию местных органов власти, вы сказали, что один из рисков — неучастие в ней Донбасса и Крыма. Ну, с Крымом все понятно, а с Донбассом? Ведь проведение местных выборов, формирование органов местного самоуправления — один из пунктов Минских соглашений…

— Да, тут есть проблема. Мне по-прежнему не понятно, как будут проходить выборы на востоке Украины, и как там будет в связи с этими выборами развиваться ситуация. Допустим, выборы пройдут во всех регионах Украины и не пройдут в Донбассе. Как будет осуществляться управление этой территорией? А как будут выстраиваться отношения центральных органов власти с политическими элитами этого региона? Пока что вопросов больше чем ответов.

Вообще, в нынешних условиях, я полагаю, выборы — очень рискованная процедура. Для выборов сейчас не самое подходящее время. С другой стороны, проведя их, власть может закрепить свои позиции на региональном уровне. Но для того, чтобы получить реальное влияние в регионах, это должны быть реальные выборы, а не их имитация.

— Евгений, как вы и предсказывали в одном из наших предыдущих интервью, политическое поле страны за восемь месяцев, прошедшие после выборов депутатов Верховной Рады в октябре 2014-го года, сильно изменилось. Теперь мы идем к новым выборам — местных органов власти, мэров городов. Каков на сегодня расклад политических сил Украины?

— В общенациональном масштабе лидирующие позиции занимают три политические силы — партия «Блок Петра Порошенко», «Самопомощь» Садового (причем с очень хорошими показателями в столице Украины) и «Батькивщина» Юлии Тимошенко, которая в последнее время сильно подросла в рейтингах. И эти три политические партии могут реально претендовать на заметный результат на предстоящих выборах.

Копатько: Будущие местные выборы на Украине – рискованная процедура

По-прежнему остается вопрос с Оппозиционным блоком. По одним социологическим данным, они абсолютные фавориты предстоящей избирательной кампании, по другим — аутсайдеры. Очевидно, у ОБ есть хорошие шансы, сохраняя определенную оппозиционность, получить весомые результаты на местных выборах. Но многое будет зависеть от того, какую позицию они займут, какая будет их избирательная риторика, и опять-таки, какая будет ситуация в стране осенью нынешнего года.

«Народный фронт» Арсения Яценюка, в этом сходятся практически все социологические службы, очень сильно провалился. Рейтинг НФ находится в зоне статистической погрешности. Причина провала в том, что у политтехнологов, у штаба партии была одна задача при создании «Фронта» — зайти в парламент и занять в нем лидирующие позиции. Эта задача была реализована. После этого партией никто не занимался. И скажу откровенно, повторить успех прошлого года «фронтовики» не смогут, этот рейтинговый провал очень сильно ударил по имиджу партии.

— Украина находится в преддефолтном состоянии. На территории страны — гражданская война. В политическом поле — переформатирование, о котором вы говорите. Власть озабочена укреплением спецслужб и созданием мощной правоохранительной вертикали. Как вы считаете, проведение местных выборов в этой ситуации является правомерным? Не получится ли так, что в обстановке популизма, свойственной любой избирательной кампании, эти выборы еще больше радикализируют ситуацию в стране?

— Она и так уже достаточно радикализирована, дальше некуда. По большому счету, возможно ли еще большее обострение? Да, возможно. Возможна ли эскалация конфликта? Да, возможна. Возможно ли усиление противостояния внутри правящей элиты? Да, и это возможно. Возможна ли дальнейшая концентрация власти в одних руках? Это вполне реальный сценарий.

Поэтому самый большой фактор непредсказуемости в ближайшее время (не только на выборах) — это социально-экономические последствия, это поведение людей в этих условиях. Население Украины сейчас испытывает невероятные трудности, что связано с ухудшением материального положения, с неопределенностью в своем будущем и пессимистичным взглядом на ближайшее будущее страны. Конечно, на этом психологическом фоне очень сложно проводить бодрую избирательную кампанию. Поэтому предполагаю, скорее всего, эта избирательная кампания будет характерна поисками врагов, воинствующей риторикой. Фактор России будет разыгран, безусловно, как негативный.

Копатько: Будущие местные выборы на Украине – рискованная процедура

— Вне Украины, — в России, в Европе оказалось немалое количество ваших сограждан, вынужденных эмигрировать из страны по политическим мотивам. Оказавшись на чужбине, они так и не смогли создать какой-либо эффективной политической структуры, способной предложить их согражданам на Родине привлекательную альтернативную модель развития страны. Как говорится в одном советском анекдоте, «весь пар у эмиграции ушел в свисток». Как вы думаете, почему?

— Так линейно я, все-таки, не стал бы говорить об эмиграции. Потому что многие мои соотечественники вынуждены были покинуть страну по объективным обстоятельствам. Кто-то по политическим мотивам, кто-то по другим. При этом были те, кто вынужден был покидать страну сразу во время и после госпереворота, спешно. Но были и такие, кто уехали намного позже. У тех, кто уезжает с Родины, что ни говорите, возникает отрыв от той жизни, которая у них была на Украине. Второе, эмигранты могут быть востребованы по новому месту жительства, потому что среди них много хороших специалистов, экспертов, профессионалов, которые были таковыми в прошлой украинской власти и которые, в принципе, остались не удел и были вынуждены уехать из страны не по профессиональным, а политическим причинам.

А для того, чтобы они создали какую-то политическую силу, во-первых, они должны быть объединены, во-вторых, у них должна быть какая-то единая социально-экономическая и политическая платформа развития Украины. И важный момент — способы доставки информации о себе, о предлагаемом политическом проекте до сограждан, то есть через СМИ. Здесь много вопросов. Но все-таки, первое и самое важное, — наличие консолидированной позиции, вокруг которой можно было бы начинать системную работу в интересах потенциальных избирателей.