— Павел Анатольевич, уходящий год ознаменовался серией недружественных шагов наших соседей. Это и попытка демонтировать памятник Черняховского в Польше, и арест калининградца Юрия Меля в Литве, и скандал с немецким атташе, вздумавшим прочитать русофобскую лекцию, и приступ «перископной» болезни в Швеции… Скажите, а были в этом году позитивные международные события, связанные с Калининградской областью?

От калининградского жития до польского бытия

— К сожалению, вы правы в том, что в 2014 году от наших соседей мы увидели и услышали больше негатива, нежели добрососедского подхода. Кое-кто «предсказывал» даже продовольственный коллапс региона. Но ничего подобного не произошло. Калининградская область нормально реализует социально-экономическую политику, никто не голодает, не выходит на митинги. Калининградцы в течение года активно посещали близлежащие страны. Ни один субъект Российской Федерации не может похвастаться таким количеством шенгенских виз на душу населения — 400 тыс. человек на миллион. То есть практически всё взрослое население Калининградской области. Не надо забывать и о местном приграничном передвижении, которое успешно работает уже третий год. Мы прогнозируем, что к концу 2014 года число пересечений российско-польской границы достигнет 7 млн. Более 1 млрд рублей калининградцы оставили в Варминьско-Мазурском и Поморском воеводствах, как и польские гости «вложились» в Калининградскую область суммой в почти 1 млрд рублей.

Так вот, именно это «здоровое житие» калининградцев, на мой взгляд, и есть самый положительный итог 2014 года.

—  Получается, что Калининградская область больше тяготеет всё же к Польше?

— Мы тяготеем к Польше по одной простой причине. Польшей не руководят люди, способные заявлять, что Россия — «террористическое государство». Если госпожа Грибаускайте говорит, что готова защищать от «российской агрессии» не только Литву, но и другие прибалтийские страны, а также Польшу и даже скандинавские государства, то надо понимать, что не может идти речи ни о каких дружеских взаимных шагах. На сегодня все связи с Литвой — по линии МИДа во всяком случае — заморожены. Как вы знаете, в своих далёких фантазиях руководство Литвы дошло до того, что обвиняет директоров русскоязычных школ в Вильнюсе в том, что посылая детей в российские оздоровительные лагеря, они таким образом потворствуют созданию некоего внутреннего контрреволюционного сообщества. Конечно, это бред, и пусть это рассудит история.

Что же касается Польши, то, по моим ощущениям, руководство страны, несмотря на то, что подвержено брюссельским идеям относительно давления на Российскую Федерацию, в тоже время демонстрирует прагматичный подход к нашей стране. А региональные власти Поморского и Варминьско-Мазурского воеводств понимают важность сотрудничества с Россией, поскольку, как известно, они являются дотационными регионами. Очевидно, что на торгово-экономических связях с Калининградской области зиждется часть экономики польских северных воеводств. Поэтому они дорожат местным приграничным передвижением, не заявляют о каком-либо ужесточении, тем более об отмене льготного режима. А наоборот, продолжают строить на своём приграничье супермаркеты, инфраструктурные, транспортные компоненты, тем самым пытаясь привлечь к себе ещё больше жителей Калининградской области.

От калининградского жития до польского бытия

—  Минувшей осенью я общался с генконсулом России в Гданьске Александром Карачевцевым, который сказал, что власти Поморского и Варминьско-Мазурского воеводств испытывают политическое давление со стороны Варшавы, которая всё же требует дистанцирования от России…

— Ну, ещё классики говорили, что бытие определяет сознание. Поляки, живущие в непростых условиях новой евросоюзовской экономики, не бросаются возможностями привлечь лишние деньги. Пусть и российские. В неофициальных разговорах я даже слышал, что власти в Поморском и Варминьско-Мазурском воеводствах готовы закрыть глаза на бензинщиков, этих «мрувок», возящих горючее из Калининградской области. Потому что это положительно влияет на благосостояние польских жителей.

— Возвращаясь к Литве, хочу услышать ваше мнение о т.н. «донелайтизации» Калининградской области. Корректно ли на фоне безудержной русофобии Литвы отмечать с помпой в России 300-летие литовского поэта Кристиониса Донелайтиса, который писал, кстати, не на литовском, а на старопрусском наречии?

— В истории с юбилеем Донелайтиса отмечу два фактора. Первое — никто, конечно, не мешает региональной власти, как говорится, «нести в массы» культуру соседнего государства. Но с другой стороны, на мой взгляд, наши областные чиновники от культуры несколько переиграли в отмечание 300-летия Донейлатиса. Например, 200-летие Михаила Юрьевича Лермонтова прошло в Калининградской области заметно скромнее, чем юбилей Донелайтиса. А 210-летие со дня рождения Фёдора Ивановича Тютчева отметило, пожалуй, только наше представительство МИД — выставкой уникальных документов из Архива внешней политики Российской империи.

И главное — если мы проводим торжества в честь литовского культурного деятеля на территории Калининградской области, то давайте проведём нечто симметричное в Литве. Но я что-то не припомню, чтобы в этот период шли в Литве серьёзные российские культурные мероприятия. Более того, когда в Калининград приехала внушительная делегация с первыми лицами Сейма и МИДа, то литовские чиновники, знающие русский язык, посчитали неудобным говорить на нём со сцены филармонии. Надеюсь, что в будущем люди от культуры учтут пожелания МИДа.

—  Следующий вопрос касается действительно достойного юбилея — 70-летия Великой Победы над фашизмом. Многие сегодня прогнозируют всплеск вандализма в отношении памятников нашим солдатам на территории Польши и Прибалтики. Как этому противостоять?

— К сожалению, такие факты возможны. Но всё же, думаю, подобный вандализм будет иметь единичные проявления, связанные с попытками местных политиканов заявить о себе. Другого способа показать «эффективную» работу они, вероятно, не знают. Уверен, что здравые политики во всех странах Евросоюза понимают роль Советского Союза в борьбе с фашизмом и чтут память миллионов красноармейцев, которые отдали жизнь за Победу.

От калининградского жития до польского бытия

Наша реакция на такие факты должны быть однозначно жёсткой и быстрой. Произошёл конкретный случай — надо добиваться, чтобы местные власти расследовали и не молчали. Надо пользоваться базой международных договоров (о неприкосновенности памятников), которые связывают Россию, страны Прибалтики и Польшу.

В этой ситуации я прошу и российские СМИ доводить до логического конца расследование актов вандализма с нашими памятниками. Зачастую бывает, что пресса пишет о факте осквернения, а затем, как в поговорке — петух прокукарекал, а там хоть не рассветай. Но намного важнее проинформировать читателей, кто был задержан, какое наказание он получил. Ведь, как известно, безнаказанность порождает вседозволенность.

—  В этом году вы открыли свои страницы в соцсетях. Скажите, это дань моде?

— Можете называть как угодно. Главное, чтобы эффект был. Без ложной скромности скажу, что наше представительство представлено в 4-х соцсетях — (Facebook, Flickr, Twitter, Youtube). Не думаю, что кто-то из наших коллег в России может похвастаться таким «багажом».

—  Я смотрю, что и МИД России, и даже Минобороны в соцсетях всё чаще начинают острить. По вашему мнению, сегодня необходимо, чтобы внешняя политика, что называется, «пробивала на эмоции»?

— Очевидно, что сегодня, чтобы воздействовать на общество, необходимо применять нестандартные решения. Прежде всего, это рассчитано на нашу молодёжь, которая, читая тот же «Твиттер» МИДа, уже не воспринимает ведомство как закостенелый аппарат из советской эпохи. Тем более, наши дипломаты умеют поострить.

Оригинал публикации