Впервые этот «приказ» был опубликован в «Литературной Украине» в феврале 1992 года, через два месяца после распада СССР.Согласно приказу, все украинцы, находившиеся на оккупированных территориях (то есть вообще все жители УССР) подлежали высылке в отдаленные края Советского Союза. В кратком изложении приказ выглядел следующим образом:

— Выслать в отдельные края Союза ССР всех украинцев, проживавших под властью немецких оккупантов

— Над красноармейцами и командирами из оккупированных областей установить контроль

— Для борьбы с антисоветскими бандами перебросить 12 и 25 карательные дивизии НКВД.

Приказ содержал массу ошибок и неточностей. Например, упоминались особые отделы, к тому моменту уже упраздненные. 

Исторические мифы: украинцы всегда стремились к независимости. Казус Капниста
Исторические мифы: украинцы всегда стремились к независимости. Казус Капниста
© crimeanblog.blogspot.com

Дивизии НКВД в документе именовались карательными (абсолютно невозможная для 1944 года терминология в советских официальных документах). В документах времен гражданской войны крайне редко еще можно встретить слово «карательный» применимо к своим красным частям, но в годы ВОВ карателями называли исключительно немцев, либо действовавших на их стороне коллаборационистов. Каратель было практически равнозначно слову фашист или нацист.

Данный приказ ведомственный по НКВД и наркомату обороны. Тогда как в реальности приказ такого масштаба мог быть издан исключительно постановление Государственного комитета обороны, который в годы войны был высшим органом управления.

Было и еще несколько ошибок и неточностей, немыслимых для документа подобного уровня. Но даже и без них нетрудно понять, что выселение 40 миллионов человек силами двух дивизий технически невозможно. В 1944 году была организована депортация чеченцев и ингушей. Для выселения 500 тысяч человек пришлось привлечь порядка 100 тысяч солдат и сотрудников НКВД. То есть примерно по одному человеку на пять выселяемых.

До начала войны население УССР составляло свыше 40 миллионов человек. Даже если учесть потери, принесенные войной, для осуществления операции подобного масштаба пришлось бы привлечь не менее 7-8 миллионов военнослужащих и сотрудников НКВД.

Для сравнения, в Сталинградской наступательной операции было задействовано порядка 1,1 млн военнослужащих. В одной из крупнейших операций Второй мировой — Берлинской наступательной, было задействовано более 2,3 млн человек. Очевидно, что изыскать для бессмысленной депортации 7-8 млн человек в разгар войны с Германией было просто-напросто невозможно. 

Украинские исторические мифы: запорожец Иван Сирко – «национальный герой Франции»
Украинские исторические мифы: запорожец Иван Сирко – «национальный герой Франции»
© Public domain

Также непонятно, каким образом планировалось в кратчайшие сроки переселить около 40 миллионов человек. Железные дороги и без того работали на износ в интересах фронта. Для перевозки такого количества людей элементарно не хватило бы составов. Кроме того, подобное мероприятие полностью парализовало бы все сообщение в стране. Перевозка продовольствия, оружия, боеприпасов и пополнений для фронтовых частей была бы просто невозможна.

Для контроля над переселенцами в местах их расселения пришлось бы создавать районные и поселковые комендатуры. При переселении чеченцев и ингушей было создано 500 комендатур. То есть по одной на тысячу переселенцев. При аналогичных пропорциях для переселенцев с Украины пришлось бы создать 35 тысяч комендатур, что опять же, было невозможно чисто технически. Для такого количества комендатур просто негде было взять персонал, это потребовало бы колоссального раздувания штатов и бюджета НКВД.

Кроме того, непонятно, куда в принципе можно было переселить 35-40 миллионов человек. В случае переселения их в отдаленные и необжитые районы страны, это потребовало бы таких колоссальных затрат на инфраструктуру, даже самую примитивную и минимально необходимую для существования (комната на семью, либо 3 кв. метра в бараке на одного человека — такие нормы считались минимумом для спецпоселенцев), что Советский Союз вряд ли справился бы с этой задачей даже в мирное время, не говоря уже про военное.

В конце концов, Украина была стратегически важным регионом и ее опустошение было просто бессмысленно, а быстрое заселение практически невозможно.

Если ошибки в приказе теоретически еще можно объяснить человеческим фактором, то заведомая невыполнимость этого приказа совершенно очевидна. Также очевидно, что заведомо невыполнимый приказ просто нет смысла издавать. 

25 сентября. Бандеровцам просят запретить возвращение на Западную Украину
25 сентября. Бандеровцам просят запретить возвращение на Западную Украину
© Public domain

Уже в марте 1992 года редакция издания отмежевалась от публикации, которая была разоблачена специалистами. Оказалось, что опубликовавший приказ Марочкин скрыл часть «приказа» («Украинцы! Этот приказ находится в руках Германского Верховного командования»), из которого следовало, что весь этот материал является немецкой пропагандистской листовкой, а вовсе не сверхсекретным документом из архивов ЦК КПУ.

Несмотря на опровержения, документ зажил своей жизнью и со временем его популярность все возрастала. На протяжении 90-х и нулевых годов текст фальшивки регулярно публиковался в печатных и электронных СМИ, выдававших его за подлинник. Позднее к ним присоединились и блогеры. До сих пор часто можно встретить ссылки на этот документ, как на подлинный приказ.

В качестве доказательств, сторонники подлинности документа обычно используют три аргумента: ссылки на Никиту Хрущева, воспоминания депортированных и свидетельства публициста Феликса Чуева.

Хрущев в период развенчания культа личности однажды мимоходом упомянул, что Сталин будто бы планировал выселить украинцев, но передумал, когда понял, что это невозможно. К сожалению, никто не имеет возможности заглянуть в голову давно умершего политика, прочитать его мысли и выяснить, что он хотел и о чем задумывался.

Что касается воспоминаний депортированных людей, которых выселили, то они действительно являются подлинными. Только речь идет о совершенно другой операции.

С 1944 по 1947 год отдельные люди действительно вывозились на спецпоселение. Однако речь не шла обо всех украинцах и даже о тех, кто в оккупации работал в немецких органах. Выселяли только активных членов ОУН и УПА и их ближайших родственников, за исключением тех, кто сдался, воспользовавшись амнистией. В общей сложности за три года было отправлено на спецпоселение около 76 тысяч человек. Эта операция в отличие от мифической депортации всех украинцев как раз хорошо задокументирована и не является тайной.

Крах «Восточного вала». Топила ли Красная армия «хохлов в Днепре», освобождая Киев
Крах «Восточного вала». Топила ли Красная армия «хохлов в Днепре», освобождая Киев
© РИА Новости, Аркадий Шайхет | Перейти в фотобанк

Что касается Чуева, то он утверждал, что документ подлинный со ссылкой на Василия Рясного (занимал пост наркома внутренних дел УССР с1943 по 1946 год). Будто бы генерал лично видел этот приказ, и он даже какое-то время выполнялся, но затем был отменен. 

Однако к любым утверждениям публициста Чуева стоит относиться крайне осторожно. Герои его книг, с которыми он беседовал, имели особенность умирать еще до выхода книги и если там были какие-то подтасовки и выдумки, возразить они уже не могли. И Каганович, и Молотов, и Рясной скончались за несколько лет до выхода книг.

В изложении Чуева слова Рясного выглядят так: «Мне этот приказ привез из Москвы один из заместителей наркома внутренних дел. И было сказано, что за активную деятельность против Красной Армии со стороны ОУНовцев, выступления «боёвок», за враждебное отношение к русскому народу товарищ Сталин приказал выселить всех украинцев к известной матери, а конкретнее — в Сибирь.

Я наметил активнейших врагов русского народа и советской власти — матерых волков. Несколько эшелонов мои молодцы заполнили и отправили. Но потом этот приказ вдруг остановился»

Очень странной выглядит формулировка Рясного «приказ начал выполняться, но вдруг остановился». В таком случае должны существовать донесения, рапорты и отчеты о ходе выполнения приказа, запросы о выделении ж\д составов, о месте размещения спецпоселенцев, об обеспечении водой и продовольствием на ж\д станциях, а также приказ, отменяющий действие предыдущего. Поскольку ни один из этих документов и по сей день не обнаружен, логично предположить, что их никогда не существовало.

Кроме того, далее у Чуева присутствует несколько весьма странных заявлений про то, что Кемаль-паша «целовал сапоги» Сталину, чтобы тот не напал на Турцию и про то, что немцы оставили при отступлении с Украины «две дивизии Галичина по 20 тысяч каждая». 

Нелепая трагедия или зловещий план? Как на самом деле погиб генерал Ватутин
Нелепая трагедия или зловещий план? Как на самом деле погиб генерал Ватутин
© РИА Новости, Павел Гапочка | Перейти в фотобанк

Учитывая, что Кемаль умер задолго до начала войны, а территориальные претензии к Турции СССР выдвинул только в 1945 году, а также то, что дивизия «Галичина» была всего одна и никогда не насчитывала больше 14 тысяч человек, можно предположить одно из двух. Либо Рясной совершенно не ориентировался в обстановке (что странно для наркома внутренних дел), либо все эти высказывания приписал ему публицист Чуев для большей сенсационности, что более вероятно.

Как уже говорилось, к книгам Чуева следует относиться с огромной осторожностью (например, знаменитую фразу приписываемую Сталину: «Я знаю, что на мою могилу нанесут много мусора, но ветер истории безжалостно развеет ее», — сочинил именно Чуев).

Итак, до сих пор не найден оригинал приказа о депортации (только немецкая листовка), ни одного документа, сопровождающего депортацию (приказы о привлечении войск, выделении эшелонов, отчеты и донесения о ходе проведения операции), сам приказ по ряду объективных причин является заведомо невыполнимым.

Единственное свидетельство о выполнении приказа не содержит никакой конкретики, зато присутствует несколько грубейших ошибок, что вызывает обоснованные подозрения в его достоверности, учитывая, что оно было опубликовано уже после смерти свидетеля. Вдобавок Чуев и не скрывал, что работает в жанре документальной повести, который предусматривает определенную долю художественного вымысла.

Учитывая вышеперечисленные факты, можно сделать лишь один вывод: приказа о депортации всех украинцев в 1944 году никогда не существовало.