Обвинение в антиамериканском заговоре по статье о шпионаже, которую никогда до этого не предъявляли журналистам, вместо обвинения в нарушении конфиденциальности личных данных говорит не только о политически мотивированном преследовании конкретного журналиста, но и о желании цензурировать прессу как таковую. Через некоторое время генпрокурор Уильям Бар увеличил обвинение Ассанжа с 1 пункта до 18, то есть с 5 до 175 лет заключения.

18 заговоров

В обвинительном акте по делу № 1:18-cr-l 11(CMH), который был подан в окружной суд в Александрии (Вирджиния), преступление, по мнению американских властей, совершенное Джулианом Ассанжем, называется «Заговор против национальной безопасности». Всего в обвинении 18 статей, каждая из которых (кроме первой) предполагает 10 лет тюремного заключения. В США более тяжела статья не перебивает все остальные, сроки просто суммируются.

1. Заговор с целью получения и раскрытия информации о национальной обороне. Незаконное получение и умышленная передача лицам, не имеющим право на получение, данных по заключенным тюрьмы Гуантанамо, депеш Госдепартамента, секретных файлов с правилами ведения боевых действий в Ираке и документов, содержащих имена лиц в Афганистане, Ираке и др. странах, предоставлявших информацию США и их союзникам. Есть основания полагать, что информация должна была быть использована для нанесения вреда Соединенным Штатам или во благо любому иностранному государству.

2-4. Несанкционированная добыча информации о национальной обороне. Примерно с ноября 2009 г. по май 2010 г.  Ассанж и другие, неизвестные, умышленно побуждали Мэннинга добыть краткие справки под грифом «секретно» о заключенных в Гуантанамо-Бэй, секретные депеши Государственного департамента США и секретные файлы правил ведения боевых действий в Ираке.

5. Попытка несанкционированной добычи информации о национальной обороне. Примерно с ноября 2009 г. по май 2010 г. Ассанж и другие, неизвестные, сознательно и незаконно пытались добыть информацию, хранящуюся в секретных интернет-протоколах.

6-8. Несанкционированное получение информации о национальной обороне. Примерно с ноября 2009 г. по май 2010 г.  Ассанж и другие, неизвестные, умышленно побуждали Мэннинга краткие справки под грифом «секретно» о заключенных в Гуантанамо-Бэй, секретные депеши Государственного департамента США и секретные файлы правил ведения боевых действий в Ираке, зная, когда эти материалы будут добыты, переданы и утилизированы.

9-11. Несанкционированное получение для передачи информации о национальной обороне. Примерно с ноября 2009 г. по май 2010 г.  Ассанж и другие, неизвестные, умышленно побуждали Мэннинга добыть краткие справки под грифом «секретно» о заключенных в Гуантанамо-Бэй, секретные депеши Государственного департамента США и секретные файлы правил ведения боевых действий в Ираке для передачи их Ассанжу — лицу, не имеющему права их получать.

12-14. Несанкционированная передача информации о национальной обороне. Примерно с ноября 2009 г. по май 2010 г. Ассанж и другие, неизвестные, умышленно побуждали Мэннинга передать краткие справки под грифом «секретно» о заключенных в Гуантанамо-Бэй, секретные депеши Государственного департамента США и секретные файлы правил ведения боевых действий в Ираке Ассанжу — лицу, не имеющему права их получать.

15-17. Несанкционированное раскрытие информации о национальной обороне. Примерно с июля 2010 г. и по крайней мере до составления обвинительно акта несанкционированно владеющий секретными документами Ассанж умышленно и незаконно публиковал их в Интернете.

18. Заговор с целью доступа в компьютер с гостайной. Примерно со 2 марта 2010 г. и до 10 марта 2010 г. Ассанж сознательно, преднамеренно и незаконно получил доступ к компьютеру с засекреченной информацией, относящейся к национальной обороне США и, понимая, что она может быть использована во вред США, передал лицам, не имеющим право на ее получение.

В принципе в первом пункте обвинения есть все. Но только с одним пунктом не было бы 175 лет заключения. Поэтому обвинение довольно искусственно разделили на заговор, подстрекательство к незаконному получению информации, незаконную добычу информации, незаконную добычу с целью передачи, незаконную передачу информации, незаконное раскрытие информации и незаконный доступ в компьютер с гостайной.

Ассанж объявил о начале первой интернет-войны
Ассанж объявил о начале первой интернет-войны
© РИА Новости, Алекс Макнотон / Перейти в фотобанк

«Какие ваши доказательства»?

1. Ассанж неоднократно поощрял лица и организации с доступом к секретным данным, которые можно украсть, предоставлять их WikiLeaks для раскрытия. В обвинительном акте описано, как Ассанж выступал на разных конференциях, рассказывая про деятельность WikiLeaks, и предлагал всем, у кого есть информация для расследований, делиться с ним. Иной конкретики не указано, особенно касательно «можно украсть».

2. Челси Мэннинг украла секретные данные по поручению Ассанжа. Описывается, в какие файлы на компьютере ВС США она заходила и что скачивала. Откуда известно, что она действовала по поручению Ассанжа, из обвинительного акта не ясно.

3. Ассанж помог Мэннинг взломать пароль к компьютеру ВС США. Мэннинг вошла в компьютер, к которому у нее не было пароля, а значит ей его передал Ассанж. Только логический вывод, никаких документальных доказательств.

4. Ассанж, аффилированные с WikiLeaks лица (кто именно, не указано) и Мэннинг разделяли общую цель — нарушение законных ограничений на доступ к секретной информации и публичное ее распространение. В качестве доказательства приведена переписка Ассанжа с Мэннинг, в которой они обсуждают общественную важность публикации документов. Это и названо заговором, который состоял в том, что Ассанж и Мэннинг договорились через Jabber о передаче секретных документов через облачный ящик WikiLeaks, а затем удалили чат.

2 марта 2010 г. Мэннинг установила систему Linux для того, чтобы с ее помощью проникнуть в секретные файлы. «Примерно 8 марта» Мэннинг переслала Ассанжу часть пароля.  «Примерно 10 марта» Ассанж сообщил, что пытался взломать пароль, но ему «пока не повезло». Во-первых, непонятно, что значит «примерно». Во-вторых, следствие само указывает, что Ассанж пароль не взломал (а других сведений в обвинительном акте нет). Таким образом, максимум, что из этого получается — попытка несанкционированного доступа, но никак не сам доступ и все остальное из этого вытекающее. Значит о 175 годах заключения говорить не приходится даже, если поверить информации прокуроров.

Ассанжа могут экстрадировать в США из-за того, что свидетель хотел защитить его детей
Ассанжа могут экстрадировать в США из-за того, что свидетель хотел защитить его детей
© REUTERS, Henry Nicholls

5. Ассанж опубликовал депеши Госдепа, в которых были указаны имена афганцев и иракцев, сотрудничавших с американскими оккупационными силами, без редактирования этих имен. Поэтому «журналисты, религиозные лидеры, правозащитники и политические диссиденты, которые жили при репрессивных режимах и сообщали Соединенным Штатам о злоупотреблениях в своих странах, подвергаются большому риску. Публикуя эти документы без редактирования имен, Ассанж создал серьезный и неминуемый риск того, что невинным людям причинят физический вред или они будут задержаны». Проблема только в том, что Ассанж имена редактировал и это выяснили во время суда. Что касается пострадавших из-за публикации, в обвинительном акте не приведено ни одного такого примера. Адвокаты говорят, что таких примеров нет и в материалах дела.

Логика защиты

Лондонский суд не рассматривал дело по сути, но только вопрос об экстрадиции. Тем не менее, сторона защиты предоставила свидетелей, которые подтвердили политическую мотивацию преследований Ассанжа и неправомочность написанного в обвинительном акте.

Журналист-расследователь Энди Уортингтон объяснил суду, что опубликованные данные о заключенных в Гуантанамо — досье почти всех 779 заключенных — доказали, что множество невинных людей были задержаны по ошибке, в результате ложных доносов, поскольку США предлагали своим союзникам существенные награды за выдачу подозреваемых в участии в «Аль-Каиде» или «Талибане». Также в документах содержались доказательства применения пыток к заключенным Гуантанамо. Публикация помогла вытащить из тюрьмы часть невиновных людей, а значит имела и продолжает иметь большую общественную ценность.

Экс-репортер Der Spiegel Джон Гетц, что занимался редактурой материалов «слива» Cablegate (военные дневники из Ирака и Афганистана, а также депеши Госдепа) вместе с WikiLeaks, New York Times и Guardian, в результате чего ради безопасности людей не были опубликованы 15 000 документов. Мало того, первое время редактирования согласовывалось с Госдепом. Но там очень быстро поняли, что подставляются, рассказывая журналистам, какие именно документы не стоит публиковать, и перестали сотрудничать.

Почему в таком случае нельзя обвинить в создании опасности для информаторов и Госдеп? И почему обвинение предъявлено только Ассанжу, но не New York Times и Guardian, которые тоже публиковали материалы Cablegate?

Профессор Джон Слобода из аффилированной с ООН правозащитной организации Iraq Body Count (IBC) сказал, что ради сохранения в тайне имен информаторов Ассанж заказал IBC программу, которая удалила из документов все слова не из английского языка, а значит, и все арабские имена.

Военный корреспондент The Independent Патрик Кокберн заявил, что в 2013 году на суде по делу Челси Мэннинг команда из 120 офицеров контрразведки не смогла найти ни одного человека среди тысяч американских агентов и секретных источников в Афганистане и Ираке, которые пострадали из-за разоблачений WikiLeaks. Таковые не обнаружены до сих пор.

Специалист по информатике, профессор Кристиан Гротхофф объяснил суду, что утечка некоторых из 251 000 дипломатических телеграмм, позже опубликованных Wikileaks, началась еще в конце 2010. Кэш этих еще не отредактированных с целью скрыть имена информаторов документов на сайте WikiLeaks был зашифрован, доступ к ним можно было получить, только имея ключ шифрования, то есть пароль. Данный пароль был опубликован в феврале 2011 в книге журналиста Guardian Дэвида Ли без разрешения Ассанжа.

В конце августа уже все знали, что этот код можно использовать для дешифрования зеркальной версии зашифрованного онлайн-хранилища WikiLeaks. Удалить файлы было уже невозможно, поскольку сторонники WikiLeaks создали множество «зеркал» для того, чтобы защитить сайт от взломов, и эти «зеркала» не контролировались Ассанжем.

Полный кеш, включая секретные документы, был доступен через торренты и на веб-сайте Cryptome 1 сентября 2011. Основатель Cryptome Джон Янг заявил, что он действительно опубликовал полученные на WikiLeaks с помощью пароля неотредактированные дипломатические телеграммы 1 сентября, однако правоохранительные органы США претензий к нему не имели и не имеют.

Адвокат Гарет Пирс сказал, что доказать непричастность Ассанжа к публикации неотредактированных данных было бы элементарно при доступе к компьютерам, телефонам и бумажным письмам журналиста, которые были изъяты при задержании Ассанжа в посольстве Эквадора и до сих пор не возвращены.

Армейский цифровой судебный эксперт Патрик Эллер, который анализировал протоколы по делу Челси Мэннинг, признал, что трибунал в 2013 не знал, кому именно Мэннинг передавала через Jabber пароль доступа к засекреченной информации. Ее собеседником в чате был некто Натаниэль Франк, связь которого с Ассанжем до сих пор так и не установлена. Таким образом, обвинение не может доказать даже факт переписки Мэннинг с Ассанжем, не говоря уже о передаче секретных паролей.

WikiLeaks: Ассанж обнародует компромат на Клинтон
WikiLeaks: Ассанж обнародует компромат на Клинтон
© РИА Новости, Алекс Макнотон / Перейти в фотобанк

Гуманизм с поправкой на двойные стандарты

Судья Барайцер, с одной стороны, проявила гуманизм, отказавшись экстрадировать Ассанжа. Но сделала она это по медицинским соображениям — психологическое состояние журналиста таково, что высок риск суицида. Но показания психиатров в суде были разными, некоторые говорили, что риск суицида не стабилен и может уменьшаться при изменении условий содержания.

А поскольку судья не обратилась к властям США за гарантиями хороших условий содержания Ассанжа (при этом они сделали заявления, что такие условия будут созданы), появляются серьезные основания для апелляционного пересмотра приговора и как минимум повторного рассмотрения дела. В то же время судья Барайцер не сделала ключевого — не отказала в экстрадиции по политическим мотивам.

Закон Великобритании об экстрадиции прямо запрещает передавать иностранным государствам людей, которых преследуют по политическим мотивам. Такое преследование очевидно, т.к. Первая поправка к Конституции США позволяет журналистам свободно получать от источников и публиковать информацию. Именно поэтому обвинение утверждает, что Ассанж не журналист и что он не получал информацию от источников, но участвовал в ее незаконной добыче.

Правда, официально выданная пресс-карта не требуется, чтобы иметь право на Первую поправку, а доказательств участия Ассанжа в незаконной добыче информации нет. Но даже несмотря на то, что Лондонский суд не рассматривал дело по сути, а только решал вопрос об экстрадиции, судья Барайцер признала обоснованность таких обвинений. Можно сказать, сыграла в гуманизм, но заложила бомбу, которая вполне может привести как к повторному рассмотрению дела (т.е. пребыванию Ассанжа в тюрьме еще несколько лет), так и к экстрадиции.

Основатель и исполнительный директор Фонда свободы прессы (FPF) Тревор Тимм на суде заявил, что Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ), опубликовавший знаменитые «Панамские документы», имеет страницу на своем веб-сайте с надписью «Leak to us», т.е. «передавай нам утекшую информацию». Dropbox для утечек даже рекламируется в социальных сетях. Многочисленные издания на своих сайтах открыто просят делиться с ними «утекшей» информацией и, если судебное преследование Ассанжа будет успешным, все они будут привлечены к уголовной ответственности.

Видимо, именно в этом вся суть дела Ассанжа. США борются не просто с человеком, который вскрыл их самые страшные государственные преступления, но и с потенциальной возможностью других журналистов сделать то же самое. И эти люди пытаются учить весь мир, как защищать свободу слова!