Главная проблема этой небольшой страны постсоветского мира была в отношениях с главным союзником, партнером по Союзному государству и, чего греха таить, — спонсором. С Россией все было непросто, а местами и вовсе плохо. Ровно год назад, 29 декабря 2019 года, ничем завершился в Москве саммит Лукашенко—Путин. Президент Белоруссии не дал комментариев, не сыграл традиционный хоккейный матч с российским коллегой, убыл в Минск.

Чем запомнится 2020 год на международной арене
Чем запомнится 2020 год на международной арене
© РИА Новости, Владимир Астапкович | Перейти в фотобанк
Наблюдатели и аналитики, которые ждали празднования 20-летия Союзного государства, увидели, как торжества оказались скомканными из-за отсутствия компромисса по так называемым «дорожным картам» — углублению интеграции через реализацию положений Союзного договора. Считалось, что 2020 год для Белоруссии пройдет под знаком именно этого союзного кейса. Но все пошло не так.

Сладкая мафия

После новогодних праздников поползли слухи о том, что с сахарными заводами нехорошо — пропали все директора, всех четырех предприятий. В Городее, Слуцке, Жабинке и в Скиделе. Дмитрий Егоров, Николай Прудник, Виктор Миронов и Михаил Криштапович исчезли, будто их и не было. Подчиненные по связям со СМИ отнекивались, как могли, и не поднимали панику. Но 24 января наблюдатели отследили разворот самолета Белавиа над территорией Польши с посадкой в Гродно. Лайнер вернули, чтобы снять с борта шесть человек. Держать паузу дальше было нельзя, никто, кроме Лукашенко, подобное не комментирует, согласно местным обычаям. И президент высказался.

Четыре директора и часть их подчиненных были задержаны по подозрению в коррупции. Это была беспрецедентная операция, команду развернуть самолет дал лично Лукашенко. Коррупция в Белоруссии — самое страшное преступление. Страшнее, чем протесты на улицах. Сажают много, беспощадно, дают максимальные сроки, а амнистируют крайне неохотно. В общем — это было бы нормально.

Бы — если бы в деле не фигурировала Россия. Сахарная мафия, по словам президента, осуществляла с российской стороной мошенническую аферу, в результате которой сахар давал участникам солидную маржу. Дело не закрыто до сих пор, руководителей предприятий поменяли, а тогда остался осадок, что это неспроста и Минск не напрасно вяжет к делу Россию.

Смотрите, кто пришел!

Год погромов и выборов: 2020-й в фотографиях
Год погромов и выборов: 2020-й в фотографиях
© REUTERS, Stephane Mahe
Никто не сомневался, что подобная негативная тенденция будет продолжена. Что это последствия того, не состоявшегося перед Новым годом хоккейного матча между Путиным и Лукашенко.

Президент РБ два года добивался главным образом компенсации за налоговый маневр в нефтяной сфере. Россия отказывалась относиться к Белоруссии как к российскому региону. В свою очередь, Минск жаловался на неравноправие в Союзном государстве, а также ЕАЭС и Таможенном союзе.

Но Россия встала на прагматическую основу отношений с бывшими республиками и ни в чем не уступала. Лукашенко также решил не отступать и стоять на своем. Следуя логике, это могло привести к упоминаниям России в негативном ключе, а также к потеплению с западными партнерами.

И они не заставили себя ждать. 1 февраля на белорусскую землю ступила нога Майка Помпео — главы администрации Трампа и очень опасного человека. Это был не официальный визит конкретно в РБ. Это был гранд-тур, где, кроме Белоруссии, в маршруте были Украина, Казахстан и Узбекистан.

Помпео вообще-то должен был приехать после Рождества, но помешал теракт в Багдаде. Глава администрации США явился из Киева после встречи с Зеленским на «Борту № 2» для 45 VIP-пассажиров, в том числе Мелании Трамп. В Минске целью была встреча только с президентом страны. И облетели фотографии дружеских рукопожиманий и обниманий все постсоветское пространство.

Кое-кто в Москве нахмурил брови: стороны заявили о взаимопонимании, потеплении отношений, был анонсирован посол США в РБ, а на закуску подали холодное блюдо — американскую нефть. Точнее, опцион на 100%-ное обеспечение белорусских партнеров американским сырьем как альтернативой российскому. И это было продолжением той ситуации, о которой писалось выше.

Коронавирус раздора

Время больших потрясений и перемен. Итоги 2020 года для Белоруссии
Время больших потрясений и перемен. Итоги 2020 года для Белоруссии
© Sputnik | Перейти в фотобанк
Александр Лукашенко публично стал ковид-диссидентом еще тогда, когда это слово даже не заняло свое оппозиционное место в социальных сетях и СМИ.

Александр Григорьевич публично заявил, что пандемия — это «психоз», и пообещал в свое время раскрыть карты мирового заговора. Карантин, ограничения, самоизоляция и масочный режим в соответствии с публичной позицией президента объявлены не были.

Тем не менее 28 февраля 2020 года Минздрав РБ подтвердил первый случай инфицирования коронавирусом в стране. 27 февраля студент БНТУ из Ирана дал положительный результат и был помещен в больницу в Минске. Он прибыл в Белоруссию авиарейсом из Баку 22 февраля 2020 года. Это значило то, что с того дня носитель заразил всех, с кем общался.

Выявлением всех контактов первого больного «психозом» занялось КГБ — на первых порах спецслужбы Белоруссии были брошены на борьбу с коронавирусом. Это было впечатляюще, но увы, остановить эпидемию не могло. И через месяц первый белорус скончался от легочных осложнений, вызываемых COVID-19 — актер театра 75-летний Виктор Дашкевич.

Это было начало печального списка, в котором сегодня 1394 жертвы. Властям этого было достаточно для того, чтобы принять самые жесткие меры, но… карантин так и не был объявлен. Одним из последствий подобного упрямства стало неслыханное: Россия, в связи с карантинными ограничениями, временно закрыла границу с Белоруссией. Такого не было никогда после войны, и мера, вкупе с охлаждением двусторонних отношений, была воспринята населением крайне негативно.

Парад Победы

2020-й — год уличных протестов: мировые тенденции, белорусская и украинская специфика
2020-й — год уличных протестов: мировые тенденции, белорусская и украинская специфика
© REUTERS, Leah Millis
Но принципы прежде всего. И посреди пандемии, карантинов, перекрытых границ, самоизоляций и масочных режимов в Минске был дан парад Победы.

Это тоже несло оттенок пикирования: у вас перенесли, а у нас нет. И прошел по проспекту Победителей блестящий парад, в котором приняли участие 3000 военных и свыше 150 единиц техники. Выступая перед участниками этого уникального в своем роде Парада, Александр Григорьевич особо подчеркнул значимость своего решения все-таки провести его. «Даже мысль изменить традициям, которые вот уже 75 лет прославляют историю великого подвига победителей, для нас недопустима. Но в этом обезумевшем, потерявшем ориентиры мире найдутся люди, осуждающие нас за место и время проведения этого священного действа. Хочу им сказать по-человечески: мы просто не могли иначе, у нас не было другого выбора», — сказал президент Белоруссии.

В общем, одни Лукашенко и правда ругали, другие наоборот воодушевились, но политические аналитики лишены эмоций. И они писали тогда, что это явно сделано в пику Москве, а заодно сигнал «ядерному» электорату внутри страны — ведь в августе выборы президента. К последнему факту политологи относились как к чему-то не важному и рутинному.

Предвидеть то, что всего через три месяца по этому проспекту Победителей будет двигаться громадная толпа под флагами другой Белоруссии, которая будет требовать, чтобы Лукашенко уходил, не смог никто. Потому что политологи не волшебники. Именно поэтому и не сочли они важной новость о том, что накануне парада в Минске, 8 мая, депутаты Палаты представителей назначили дату президентских выборов на 9 августа.

Третья сила

Если объединить эти два события, объявление предвыборной кампании и парад Победы, то становится понятно, что твердость президента и его принципиальность в праздновании Великой Победы по календарю должны были отправить сигнал «ядерному» электорату.

Но что-то обязательно должно было пойти не так, потому что за 26 лет президентства Лукашенко его сторонники были сильно разбавлены новыми поколениями белорусов. Которые жили совсем по другому календарю, с другими красными днями. И вот с ними как раз никто и не работал.

Это тоже не отмечали политологи, отведя молодежи пассивную роль. Просчитались — это была уже созревшая часть электората, которая не принадлежала Лукашенко. Первым толчком для пробуждения этой силы стал арест претендента в кандидаты на пост президента и бывшего председателя правления Белгазпромбанка Виктора Бабарико. Он объявил о намерении побороться за пост 12 мая, а уже 18 июня был задержан.

Не обошлось и без знакового момента. Белгазпромбанк — это «Газпром». И в нем сменили руководство на временную администрацию. В Москве это было воспринято некоторыми кругами как рейдерский захват. Результат: кандидатом в президенты Виктора Бабарико не зарегистрировали, а Лукашенко заговорил о российских олигархах, которые вмешиваются в белорусские выборы.

Вопросы и пожелания

Белорусский политолог рассказал, благодаря чему удержался режим Лукашенко
Белорусский политолог рассказал, благодаря чему удержался режим Лукашенко
© Facebook, Евгений Константинов
И грянул в день выборов бунт, мятеж, майдан — все вместе.

С 9 августа события в Белоруссии целых четыре месяца развивались от воскресенья к воскресенью. Есть много поводов думать, что Александр Лукашенко также чего-то недооценил и в чем-то просчитался. Первую неделю после начала беспорядков в Минске он даже растерялся, что стоило ему многих проигранных фигур. И только после того, как Москва, Кремль объявили о полной поддержке, президент Белоруссии вновь стал похож на себя, произнес пламенную речь перед своими сторонниками, даже взял в руки оружие.

Протесты не вынудили его бежать, как Януковича, он выстоял против самого мощного напора Беломайдана, ничтоже сумняшеся провел инаугурацию, ставшую очень неприятным сюрпризом для оппозиции. Ну а буквально в начале недели объявил о созыве Всебелорусского народного собрания, на котором будет разрабатываться новая Конституция.

Все, что не убивает, делает сильнее. Сильнее стал Лукашенко и его система — это неоспоримо. Он отбил очередную, самую опасную атаку против себя.

Но верно и то, что впервые у Александра Григорьевича появилась очень сильная оппозиция, с массовой поддержкой. Ее тоже не удалось уничтожить, значит, и она стала сильнее. Кто победит — главная интрига 2021 года. Ну а к новогодним праздникам Лукашенко удалось навести порядок в стране, которой в августе многие пророчили украинский сценарий и гражданскую войну. Эти черные пророчества, к счастью, не сбылись. Но и на вопрос о судьбе Союзного государства ответа пока нет.