Во вторник и среду, 7-8 июля, прошел очередной раунд переговоров рабочих групп по Донбассу в рамках Трехсторонней контактной группы (ТКГ). 

Как заявила полпред самопровозглашенной ДНР Наталья Никонорова, никаких подвижек в вопросе согласования и подписания дополнительных мер контроля за прекращением огня в регионе не произошло.

В то же время МИД ДНР после переговоров заявил, что на переговорах стороны согласовали текст некоторых статей закона об особом статусе Донбасса.

«Нам удалось достичь консенсуса по содержанию статей 2 и 3 закона об особом статусе Донбасса», — говорится в заявлении МИД.

«Минский» тупик. Эксперты о том, будет ли мир в Донбассе
«Минский» тупик. Эксперты о том, будет ли мир в Донбассе
© AFP, Anatolii STEPANOV

В свою очередь вице-премьер, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексей Резников по итогам встречи ТКГ заявил, что переговоры не зашли в тупик, «поскольку Россия демонстрирует желание сблизить позиции».

Прорывов нет, а есть хорошая мина при плохой игре

Комментируя результаты переговоров, политолог, директор Фонда «Украинская политика» Кость Бондаренко призвал оценивать не заявления, не декларации о намерениях, а результаты. 

«Вот когда мы действительно увидим, что есть желание не только декларировать, а реально разводить войска, прекращать обстрелы территорий друг друга и так далее, тогда можно будет говорить о том, что переговоры успешны. А пока что слова остаются словами, к сожалению», - заявил эксперт в интервью Украине.ру. 

Кость Бондаренко: Состояние «ни войны, ни мира» в Донбассе — основа баланса сил в регионе
Кость Бондаренко: Состояние «ни войны, ни мира» в Донбассе — основа баланса сил в регионе
© РИА Новости, Нина Зотина

Согласен с Бондаренко эксперт Украинского института политики Руслан Бизяев. По его словам, то, что мы сейчас наблюдаем, — хорошая мина при плохой игре. На самом деле в ключевых вопросах политической части «Минска» особых прорывов нет. А из заявлений властей Украины понятно, что особого статуса Донбасса не будет. 

«Партнёры справедливо настаивают, чтобы Украина что-то предприняла»

В начале июля появилась информация, что Россия якобы требует от Украины четко прояснить свою позицию по Минским соглашениям — будет ли Киев их выполнять или нет — и называла конкретные сроки, в течение которых нужно предпринять определённые шаги. 

Ряд СМИ даже называли это ультиматумом от Москвы, однако стороны опровергли какие-то либо ультиматумы. 

Впрочем, требование России ускорить процесс — абсолютно справедливое, говорит Кость Бондаренко. Он считает, что это требование не только России, но и Франции с Германией. 

«Дело в том, что реально в декабре стороны договорились в Париже о том, что примут некоторые действия, которые послужат деэскалации конфликта, то есть обменяются пленными по формуле «всех на всех», разведут войска на линии соприкосновения еще в двух или трех точках, будет принят целый ряд законодательных актов и прочее.

Но прошло время, и ничего не сделано. Понятно, что партнеры Украины по «нормандской четверке» справедливо настаивают на том, чтобы Украина кое-что предприняла», — пояснил политолог.

Киев–Донбасс: не будет диалога — не будет мира
Киев–Донбасс: не будет диалога — не будет мира
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк

«В Минских соглашениях не прописано практически ничего»

Возможно ли буквально реализовать Минские соглашения? Главный редактор «Таймер» (Одесса) Юрий Ткачёв считает, что «теоретически да, практически нет». 

Соль в том, что в Минских соглашениях, говорит Ткачёв, не прописано практически ничего. 

«Особый статус» и «автономия» — это настолько широкие понятия, что они могут включать в себя всё, что угодно. Начиная от чисто формальной автономии, которая была у Крыма в составе Украины (он назывался «автономной республикой», но по сути ничем не отличался от любой другой области), и кончая Фарерскими островами, которые фактически являются отдельным государством, но формально входят в состав Дании», — рассказал журналист.

Поэтому, поясняет он, договариваться в рамках Минских соглашений — «это договариваться ни о чём». 

«По идее, следующим шагом должно было быть уточнение всех этих вопросов. Что это будет за особый статус? Будет ли эта территория частью таможенной территории Украины? Какая валюта будет ходить? Распространится ли на эту территорию юрисдикция украинских судов?

В такой ситуации теоретически можно было бы представить такое соглашение, на базе которого можно было бы договориться. Но на практике, конечно же, такое соглашение никто не пытался разработать, и в повестке дня ничего подобного не стоит», — заявил Ткачёв.

Вадим Карасев: Украинцам нужна большая Украина, а не усеченная
Вадим Карасев: Украинцам нужна большая Украина, а не усеченная
© actual.today

Камнем преткновения в реализации «Минска» остаётся и вопрос трактовок. Украина настаивает, что сперва должна получить контроль над границей с РФ, и только после этого можно проводить выборы в регионе.

Россия же настаивает, напоминает Кость Бондаренко, что в 2015 году была согласована определенная последовательность выполнения договоренностей. А Украина говорит о том, что мы не отказываемся от самих договоренностей, но давайте поменяем последовательность. 

«И вот это разночтение документа вызывает сегодня главное противоречие», — сказал эксперт. 

«Главное, чтобы Донбасс не превратился в Кипр XXI века»

Сейчас в вопросе Донбассе по мнению Руслана Бизяева мы находимся на развилке. Либо процесс закончится по типу Приднестровья, либо же будет совершен какой-то кардинальный прорыв и стороны найдут компромисс по наиболее острым вопросам.

Однако, признаётся политолог, чем больше проходит времени, тем сильнее складывается впечатление, что пока это тупик.

«Все бы рады выйти из этого тупика, но все понимают, что нельзя просто взять и выйти из Минского процесса. Поэтому все находятся в рамках этого процесса. Это, как пел когда-то Высоцкий, «бег на месте общепримиряющий». 

Никто не хочет брать на себя ответственность за выход из Минского процесса. Ни Россия, ни Украина, ни тем более Франция с Германией», — сказал Бизяев. 

В целом же, подчеркнул он, мы сейчас имеем ситуацию, которая очень сильно напоминает кипрскую проблему. 

«Самое главное, чтобы Донбасс не превратился в Кипр XXI века», — заявил эксперт.

Руслан Бортник: Россия нацелена использовать Донбасс для давления на Украину
Руслан Бортник: Россия нацелена использовать Донбасс для давления на Украину
© Facebook, Ruslan Bortnik

Циничная правда: ситуация устраивает стороны конфликта

Трагедия нынешней ситуации заключается в том, что по сути она выгодна практически всем, отмечает Юрий Ткачёв. Украина, поясняет он, может использовать эту ситуацию во внутренней политике: заявлять, что в стране война, которую Зеленский унаследовал от Порошенко.

«Для США эта ситуация — рычаг давления на Россию. А для России вполне понятно, что если ситуация с Донбассом будет закрыта, то автоматически по дипломатической линии обострится ситуация с Крымом», — сказал главный редактор «Таймера».  

По его словам, ни у одной из сторон нет «жизненной необходимости эту ситуацию как-то разрешать».

Неменский: Киев всеми силами будет сохранять «недозамороженный» конфликт в Донбассе в его нынешнем состоянии
Неменский: Киев всеми силами будет сохранять «недозамороженный» конфликт в Донбассе в его нынешнем состоянии
© РИА Новости, Нина Зотина
Кость Бондаренко также считает, что насколько бы это цинично ни звучало, нынешнее положение — повод для переговорного процесса между Соединенными Штатами и Россией «и политическое основание для шаткого, но всё-таки баланса сил в регионе».

Реинтеграция Донбасса — это то, что в первую очередь частично снимет напряжение в российско-украинских отношениях. В этом уверен Руслан Бизяев. Уже сам этот факт, подчёркивает политолог, во многом поспособствует тому, что отношения Украина-Россия не будут в стадии перманентной войны.

«Дело в том, что тут надо будет решить вопрос с 200 тысячами граждан Украины, которые получили на Донбассе российские паспорта. Тут надо четко понимать, как внутри Украины будет развиваться концепция Донбасса в Украине. В любом случае повестка ЕС и НАТО не будет актуальна в течение ближайших 20 лет», — заявил Бизяев.