Так, Джордж Гордон Байрон, даром что жизнь отдал за свободу Греции, является великим английским поэтом, Шота Руставели — грузинским, Абу Мухаммад Ильяс ибн Юсуф ибн Заки Муайяд, то есть Низами Гянджеви — персидским. И пусть Персии сегодня как таковой не существует, литературное наследие последнего является общим для целого сонма народностей и национальностей, возникших на фундаменте Персидской империи и говорящих на одном языке.

Несколько похожая картина с Тарасом Григорьевичем Шевченко, но с точностью до наоборот: родившийся в небольшом административно-этническом ареале, называемом Малороссией, к сему времени он официально считается великим украинским поэтом для гагаузов Одесщины, бойков и лемков Карпат, полищуков Ровенщины, слобожан Харьковщины. Даже эмигрировавшие после 2014 года крымские татары, вынужденные внешне мириться со своей украинскостью, но вещающие на канале АТР с нарушением всех языковых квот, по паспорту являются почитателями Кобзаря. Что он значит для оставшихся на исторической родине их соплеменников, неизвестно. Но речь сейчас не о них.

Переходящий Кобзарь и непреходящая архаика державной премии
Переходящий Кобзарь и непреходящая архаика державной премии
© nv.ua

Итак, очередной хэппи бездей 9 марта бывшего крепостного у пана Энгельгардта, академика графики Академии художеств, опального за неблагодарность поэта, солдата Отдельного Оренбургского корпуса и прочая, и прочая, и прочая. Очень удобный случай взглянуть на эту только выросшую со временем фигуру через призму нелитературной критики. Не в смысле непечатных выражений, конечно, а с точки зрения современности его, модности, если угодно.

Во-первых, преимущественно архаичный лук. Так неудачно одеться для фотографирования в те времена, когда фото было таким же редким, как сейчас персональная голограмма, это надо было еще умудриться. Известно несколько фото Тараса Григорьевича тех времен. Некоторые были сделаны на втором этаже дома, который еще до начала 80-х годов XX века стоял на месте нынешней гостиницы «Козацкая». Во времена Шевченко на втором этаже этого дома находилось одно из первых фотоателье Киева. А в нескольких шагах — в номере 8 по нынешнему переулку Шевченко, где сейчас его же дом-музей — график имел обыкновение находиться во время работы штатным художником археологических исследований киевской археологической экспедиции при университете св. Владимира. Благодаря этой работе, кстати, зафиксировал для потомков немало достопримечательностей, к которым не дошел штатив фотографа до того, как они исчезли с лица украинской земли.

Так вот, о фото. Полный их перечень хорошо известен. И большинство из них — в папахе и кожухе.

Шевченкиана и кобзареведение: брендообразующее значение кожуха и папахи

В отличие от других «икон стиля» тот же Байрон ассоциируется с искусно вывязанным шейным платком, Руставели — с небрежно накинутой на спину благородной тигровой шкурой (хотя она была накинута на рыцаря), Низами — с вневременной чалмой, а Тарас — с меховыми дремучестями… Обидно, понимаешь! А ведь был в какой-то мере франтом, столовался в приличных обществах, ездил по дворянским гнездам Тарновских и прочих хлебосольных малороссов. Значит, может быть представлен во всей красе эпохи романтизма! Стать, так сказать, принятым в пантеон цивилизации.

И, кажется, в последнее время появилась надежда на то, что в Украине замахнулись на ребрендинг, понимаешь, товарища нашего Шевченко. Юрий Макаров, председатель комитета по присуждению Шевченковских премий, сказал следующее: «Шевченко до сих пор остается гарантом украинского провинциального консерватизма, его чествование скорее напоминает культ, не предполагает ни «ересей», ни сущностного вживания в смыслы Кобзаря. Одной из таких культурных практик была и национальная премия Шевченко. Однако Тарас Шевченко в значительной мере является предтечей украинской модерности, истинным культурным героем — авангардным, всегда неожиданным, передовым, таким, который движет время вперед. Как Украине вернуть себе этого живого Шевченко?»

Еще в 2002 году тот же Юрий Макаров презентовал во Львове свой фильм «Мой Шевченко». Культуртрегер признавался, что прекрасно относится к Олесю Бузине (тогда еще живому), но не согласен с его «невротическим» произведением о Тарасе Григорьевиче. Равно, как и с Ларисой Скорик, которая подавала на Бузину в суд.

Прошли годы, господин Макаров возглавил Шевченковский комитет, который начинает выбирать лауреатов нетрадиционной для украинской культуры ориентации, ту же оперу «Иов» или группу «Даха Браха», художника Александра Гляделова и прочих. Это тоже можно считать апгрейдом образа Шевченко.

И рыбку съесть. Что употреблял на обед великий Шевченко
И рыбку съесть. Что употреблял на обед великий Шевченко
© РИА Новости, Юрий Иванов | Перейти в фотобанк

А Владимир Бородянский провел тендер по поиску подрядчика на маркетинговую стратегию этой самой премии. Вернее, не сам министр культуры, молодежи и спорта (который, по слухам, уже не министр, потому что молодежь и спорт у него забрали, а руководство одной культурой он считает немасштабным), а госпредприятие «Центр защиты информационного пространства Украины», которое относится к сфере управления министерства. Оно провело тендер стоимостью в 1,148 млн гривен по разработке концепции, айдентики и новой маркетинговой стратегии этой высшей национальной награды в области культуры. Единственным участником и победителем тендера стало ООО «Ай Эс Ди Групп», указано на странице тендера в системе Prozzorro. При этом основными задачами исполнителя названо «новое видение» Шевченковской премии, разработка айдентики (по сути символики) премии и разработка стратегии коммуникации по поводу этой премии. Сумма не такая уж и значительная, да и потрачена будет на благое дело, например: по направлению «Разработка новой концепции» 539 тыс. грн планируется потратить на опрос 20 деятелей в сфере культуры и организовать два круглых стола. Можно подсказать исполнителю значительную экономию: опросить по часовой стрелке за круглым столом членов Шевченковского комитета — их как раз около 20. А потом, чтобы два раза не накрывать, опросить против часовой стрелки. И можно подписывать Акт приемки-сдачи работ.

Предполагая абсолютную честность всех участников процесса (да и как может быть иначе применительно к новым лицам, часть из которых на днях уже заменили на хорошо забытые старые), можно предположить и новый образ самого Кобзаря. Если денег, конечно, хватит. В условиях тендера сказано, что сумма выплат может меняться, так что исполнители вряд ли будут ограничивать себя в фантазиях. Вот только от папахи отказаться, что-то подсказывает, не смогут. Заветам ее остаются верны, если заглянуть в список победителей этой самой премии: группа «Даха Браха», например, нахлобучена в полном составе!

Перефразируя Ивана Ивановича Бывалова, начальника Управления мелкой кустарной промышленности в г. Мелководске, хочется сказать: «А как все хорошо начиналось — посылали в Санкт-Петербург, учиться искусству…»

С праздником, Тарас Григорьевич!