Кстати, тут первая загадка, которая, правда, загадкой не является. Почему настолько разные места занимает Елена в романе и пьесе?

Вызвано это было чисто драматургическими соображениями.

Центральным персонажем «Белой гвардии» является автобиографический доктор Алексей Турбин. Соответственно, действие происходит вокруг него и его глазами. Функция Елены тут служебная — она создаёт домашнюю атмосферу. В частности, отмаливает раненого Алексея.

Вокруг Булгакова: кто вы, полковник Турбин?
Вокруг Булгакова: кто вы, полковник Турбин?
© klin-demianovo.ru | Перейти в фотобанк

А вот в пьесе Алексей погибает в гимназии (символизируя тем самым гибель белого движения). И тут в центре повествования оказывается Елена. Собственно, без неё вся дальнейшая история оказывается невозможной — именно она становится центром турбинского дома, именно к ней идут все эти люди.   

Кстати, меняя сюжет в пьесе, Булгаков всего лишь вернулся к первоначальной версии романа. По воспоминаниям машинистки Ирины Раабен: «В первой редакции Алексей погибал в гимназии. Погибал и Николка — не помню, в первой или во второй редакции. Алексей был военным, а не врачом, а потом это исчезло».

Вторая загадка, однозначного ответа на которую нет, касается того, что женщины в «Белой гвардии» удивительным образом выключены из актуального политического процесса.

Действительно — мужчины принимают активное участие в происходящих событиях, высказывают какие-то суждения относительно текущей политической реальности… Женщины молчат. Даже если находятся в эпицентре событий.

Ничего не говорит Елена — просто переживает за мужа и за брата.

Ничего не говорит Ирина Най — у неё брат погиб, но она никаких суждений по этому поводу не высказывает. Во всяком случае в те моменты, когда она попадает в поле зрения писателя.

Удивительно, но и Юлия Рейсс ничего не говорит! Она спасает Алексея, но никак не обозначает своего отношения к его преследователям. Можно только догадаться, что безымянный офицер ей более симпатичен, чем петлюровцы. Причём значительно более симпатичен — она ведь рискует жизнью, спасая его.

Её отношения с Михаилом Шполянским (мужем? любовником?) тоже остаются неразъяснёнными. Единственная «политическая» фраза, которую она говорит, — недоумение относительно действий Шполянского. Так и остаётся неясным, какие отношения их на самом деле связывают, является ли она членом большевистского подполья или нет. Фраза относительно того, что она «плохая женщина», относится, скорее, к её моральному облику.

В общем, собственно политическое суждение позволяет себе только одна женщина — молочница Явдоха. Персонаж не просто эпизодический, а одноразовый (помимо сцены беседы с Василисой она больше нигде не упоминается). В то же время этот персонаж очень важный — в лице Явдохи герои романа сталкиваются с населением той самой огромной страны, которую они не знали и не понимали (прав, ой, прав был товарищ Сталин, когда советовал Булгакову дописать ещё пару сцен в «Беге»…). И именно Явдоха (а точнее, люди, чьи суждения она передала Василисе в короткой беседе) и оказалась права: это не немцы отучили украинцев революции делать, а совсем наоборот…

Почему именно так — сказать невозможно. Тут есть много вариантов суждений, каждое из которых может оказаться правильным.

Возможно, ему не нравились политические активистки, которых в те времена было ненамного меньше, чем сейчас.

Возможно, он не мог себе представить никакого другого женского взгляда на происходящие события, чем боязнь за близких (что, кстати, маловероятно, учитывая пункт первый).

Тайна авторства: кто же на самом деле написал пьесу Михаила Булгакова «Дни Турбиных»
Тайна авторства: кто же на самом деле написал пьесу Михаила Булгакова «Дни Турбиных»
© РИА Новости, Борис Кауфман | Перейти в фотобанк

Возможно, он считал, что политика — неженское дело.

Последнее — наиболее вероятно. По его собственной семейной жизни видно, что его идеалом была именно Елена Турбина — тихая домашняя женщина, сосредоточенная на семье и муже. Из его жён работала только Татьяна Лаппа, причём в паре с мужем (помогала ему в госпитале и больнице, подрабатывала в массовке театра во Владикавказе). Правда, Елена Сергеевна помогала с написанием письма в ЦК, подавая советы именно политического характера, но это было уже гораздо позже.

Третья загадка — чем же занимаются женщины в «Белой гвардии»? А тем же, чем всегда, — строят свою личную жизнь.

Вот, например, Елена.

От неё убежал муж, причём в пьесе это показано почти прилично — он действительно бежит от петлюроцев. В романе всё намного более грубо — судя по контексту, он бежит к любовнице. Уж очень стремительно было принято решение о браке с Лидочкой Герц в Варшаве.

У неё чуть не умер (в варианте «Дней Турбиных» таки действительно умер) брат.

И что? Ей хватает полутора месяцев, чтобы сойтись с ухажёром и принять решение о повторном замужестве (при живом муже, с которым она даже не развелась). Но Елена — женщина серьёзная, положительная, настроенная на брак.

У Ирины Най умер брат, она даже носит траур, но принимает ухаживания младшего Турбина. Более того, учитывая наивность Николки, берёт инициативу в свои руки (в каноническом тексте этого нет — только в ранней редакции последних глав романа). Есть, впрочем, основания полагать, что у них ничего не получится. Именно в силу наивности Николки он Ирине быстро надоест. Возраст как раз такой, когда более быстрое взросление девушек ещё ощущается.

По мнению Ярослава Тинченко, Булгаков описывал реальный факт ухаживания за одной из сестёр своего друга детства Николая Сынгаевского (один из прототипов Мышлаевского).

Тайна политических взглядов Булгакова: Четырнадцать переворотов, или С кем вы, мастера культуры?
Тайна политических взглядов Булгакова: Четырнадцать переворотов, или С кем вы, мастера культуры?
© klin-demianovo.ru | Перейти в фотобанк

Юлия Рейсс не любит Турбина и, главное, не хочет замуж. Во всяком случае за него. Но его ухаживания принимает, пока рядом нет Шполянского. Впрочем, тут не разберёшься — женщина живёт одна, Турбин дорогу к ней знает, не прятаться же ей от него в дровяном сарае, в конце-то концов? А уж её пресловутая «порочность» — оценочное суждение.

Кстати, тут тоже может быть описание реальных отношений с Натальей Рейс, действительно проживавшей в Киеве на Малоподвальной улице в отдельной квартире, оставшейся ей после развода. Её сестра Ирина была дружна с сёстрами Булгакова и могла бывать в их доме на Андреевском спуске.

В общем, несмотря на все ужасы революции и гражданской войны, девушки заняты вполне женскими занятиями — ищут себе пары. Жизнь продолжается. Это ли не самое оптимистичное послание, содержащееся в «Белой гвардии»?