Законопроект долгое время лоббировали «проевропейские» политические партии, а также бывшая и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун. Он предполагает запуск системы трансплантации с 1 января 2021 года, создание базы доноров и реципиентов органов, в том числе и для сотрудничества с иностранными клиниками.

По стопам Порошенко и Супрун

Данный законопроект можно считать продолжением закона №2386а-1, разрешающего трансплантацию органов, который Верховная Рада приняла еще 17 мая 2018 года, а Петр Порошенко подписал 19 июня того же года. Однако он так и не заработал из-за определенных правовых коллизий, для решения которых и потребовалось принятие «Слугами народа» уже нового законопроекта.

Операция «Трансплантация»: Украинцев будут разбирать на запчасти системно и с размахом
Операция «Трансплантация»: Украинцев будут разбирать на запчасти системно и с размахом
© РИА Новости, Григорий Сысоев / Перейти в фотобанк

Документ, который в 2018 году лично продвигала Ульяна Супрун, разрешает пересадку органов и биоматериала от доноров, которые при жизни подписали согласие на трансплантацию. Тем не менее, подделать письменное согласие или выбить его не так уж и сложно, особенно если это вопрос десятков тысяч долларов. В данном контексте можно напомнить, что Киев планирует ввести запрет для украинцев ездить в РФ по внутреннему паспорту или свидетельству о рождении на основании того, что эти документы на Украине часто подделывают. Что уж говорить тогда о письменном согласии на трансплантацию?

«Эти недоумки в Верховной Раде приняли закон о трансплантации. В воюющей стране, в стране хаоса и беззакония, где не верят ни судам, ни правоохранительной системе, разрешили трансплантацию органов», — говорил по поводу закона сопредседатель фракции "Оппозиционная платформа — За жизнь" Вадим Рабинович.

Хотя в украинском обществе отношение к этому закону и было преимущественно негативным, но в Минздраве под руководством Ульяны Супрун, общество решили «подгонять» под мнение Европы. «Мнение Европы, мнение ведущих стран по трансплантации диаметрально отличаются от мнения нашего общества. Поэтому общество должно прийти к тому, что это хорошо», — комментировал закон эксперт Минздрава Украины Константин Руденко.

«Нет денег — продай почку»

Следует отметить, что многим людям действительно необходима трансплантация органов, но в бедных и коррумпированных странах существуют огромные риски, связанные с торговлей органами или умышленным лишением человека жизни с целью изъятия дорогих «запчастей». В беднейших странах продажа органов нередко становится способом рассчитаться с долгами или заработать ценой угрозы для собственной жизни или здоровья. В данном контексте следует отметить, что упрощение процедуры трансплантации органов происходит на фоне массового обнищания украинцев, многим из которых нечем платить по счетам за услуги ЖКХ. На этом акцентировал внимание и Вадим Рабинович, комментируя на днях новый законопроект.

«Дорогие украинцы, я хочу вас поздравить с тем, что сегодня в сессионный зал ВР впервые вынесены вопросы, решение которых нужно новой власти, главным из которых станет упрощение процедуры трансплантации органов. В стране, где у людей нет средств, где заоблачные тарифы, где продается земля, очень важно, чтобы можно было продать свои органы, чтобы оплатить "коммуналку". Именно этот закон поставили первым в повестку дня работы депутатов. Почему бы не вынести в зал наш законопроект о снижении тарифов? Этот простой закон, который уже проголосован в комитете, уже завтра может снизить тарифы людям», — заявил Рабинович.

Рабинович: Украину продали на глазах у всей страны
Рабинович: Украину продали на глазах у всей страны
© РИА Новости, Александр Максименко / Перейти в фотобанк

Украинская журналистка Ирина Заславец в эфире ObozTV говорила, что черные трансплантологии весьма активно действуют на Украине именно из-за нищеты многих украинцев, которые сами ищут покупателей своих органов.

«Я буквально вчера видела письмо, которое пришло в Институт Шалимова [Национальный институт хирургии и трансплантологии — Авт.] — "Я, такая-то женщина, купите у меня почку, очень нужны деньги…" В Институт Шалимова постоянно приходят такие письма, и украинцы ищут возможность продать орган. Периодически в судах слушаются такие уголовные дела», — сообщила Заславец.

«Запчасти» для европейцев

Трансплантация органов — практика отнюдь не новая, она производилась еще в советских клиниках, а на Украине до недавнего времени действовал закон от 1999 года, позволявший пересадку только родственникам. Легально невозможной была продажа заграницу и привлечение частных структур. В 2018 году старый закон отменили, после чего лоббисты нового законопроекта стали апеллировать к тому, что теперь хирурги не могут легально провести операции почти 5000 пациентам на Украине, которым необходима пересадка.

По сути, такая правовая коллизия была создана намеренно для принятия нового закона, который будет работать преимущественно на богатых западных пациентов. Для проведения трансплантаций в украинских государственных учреждениях необходимо достаточно дорогое оборудование, закупку которого бюджет не предполагает. Директор украинского Института сердца Борис Тодуров недавно подчеркивал, что для изъятия органов необходимы газовый анализатор и анализатор инфекций для каждой больницы, но при нынешних расходах на медицину, закупить их не получится. «При нынешнем финансовом положении это маловероятно. На медицину в Украине идет смешной объем средств — 3% бюджета. Это иначе как издевательством не назовешь. Даже в Зимбабве, наверное, положение здравоохранения лучше. А мы в таких условиях запускаем какие-то реформы», — утверждал Тодуров.

Ранее на это жаловался и заместитель министра здравоохранения Роман Илык. По его словам, для запуска процесса трансплантации необходимо закупить оборудование для реанимаций, полноценный реестр доноров нужно не только создать, но и протестировать, а врачей трансплант-координаторов нужно обучить, но на все эти нововведения не предусмотрено бюджетных средств.

Однако в отличие от закона 1999 года «О трансплантации органов и других анатомических материалов», по которому изъятием органов могли заниматься исключительно государственные учреждения, теперь такое право получают и частные клиники. В новом законе также отдельно прописана возможность передачи анатомических материалов за рубеж, если на Украине нет подходящих реципиентов, то есть теперь достаточно заявить, что на Украине нет подходящего реципиента, чтобы наладить международную торговлю органами.

В прошлом году «Немецкая волна» сообщала, что Германия сейчас испытывает острую нехватку органов из-за нежелания немцев становиться потенциальными донорами. Немецкие врачи констатируют, что пациенты пытаются найти доноров органов за рубежом, это часто происходит нелегально и почти всегда связано с риском для здоровья пациента. Сейчас же украинские законодатели привязали возможность для украинцев провести операцию по трансплантации с возможностью экспортировать органы.

По словам политолога Кирилла Молчанова при Порошенко закон о трансплантации намеренно проталкивали группы депутатов, кровно заинтересованных в экспорте органов.

«В Раде долго шли бои, кто будет контролировать этот достаточно прибыльный рынок по торговли органами. Органы будут продаваться не только в Украине, но и идти на экспорт. Определенные группы нардепов после принятия данного закона просто поделят между собой все денежные потоки», — утверждал Молчанов.

Легализация «чёрной трансплантологии»

В целом, по оценке Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), ежегодно на черном рынке продаётся более 10 тысяч органов. На глобальном уровне около 10% операций по трансплантации почек происходит благодаря международной контрабанде и лидерами черного рынка органов ВОЗ называет Косово, Мозамбик, Израиль, Индию, Пакистан, Египет, Китай и Молдавию. Теперь этот список может пополнить и Украина, благодаря упрощению процедуры изъятия органов. В мировом масштабе объем бизнеса по трансплантации органов, полученных незаконным путем, оценивается от $1,5 до $8 млрд в год. Человеческие органы массово перетекают из бедных стран в богатые, а от бедных людей — богатым.

По данным международной организации Organs Watch, пытающейся прекратить незаконный бизнес, типичный донор почки выглядит следующим образом: мужчина 28-29 лет из таких стран, как Бразилия, ЮАР, Украина, Румыния, Афганистан, Филиппины или Индия с годовым доходом около $480. Типичный же реципиент: мужчина в возрасте 48 лет из США, Великобритании, Канады, Израиля, Саудовской Аравии с доходом $53 000.

«Покупка или продажа органов является незаконной в большинстве стран, включая Соединенные Штаты, но хроническая нехватка органов для трансплантации привела к процветающему международному черному рынку. Как правило, бедным донорам (обычно из стран третьего мира) платят несколько тысяч долларов за органы, которые затем перепродаются более чем за 100 000 долларов богатым реципиентам, обычно из стран первого мира», — сообщало американское издание Naturalnews.

Нередко материальная заинтересованность врачей в трансплантации приводит к случаям, когда за жизнь пациента, «подходящего» по базе данных на роль донора, просто не борются, особенно в случаях травмы лишь головы (частый результат ДТП). Пациент может быть признан мертвым с еще бьющимся сердцем, так как требуется оперативное изъятие еще живых органов, у которых приживаемость в разы выше, чем у органов, изъятых с трупа. Судебное же разбирательство и доказательство в таких случаях весьма проблематично.

Председатель Свободного профсоюза медицинских работников Украины Олег Панасенко говорил, что неэффективность правоохранительных органов на Украине и бедность рядовых граждан создают огромное поле для манипуляций и криминальных схем при трансплантации органов.

«Для того чтобы не было «черной» трансплантологии и людей не пускали на органы, в стране на высоком уровне должна работать правоохранительная система и быть хорошее экономическое положение. Чего в Украине на сегодняшний день нет. Соответственно, остается поле для манипуляций», — говорит Панасенко. По словам лидера медицинского профсоюза, цель законопроекта и заключалась изначально в легализации «черной трансплантологии».

О том, что этот бизнес процветает, свидетельствует и криминальная хроника. В ноябре 2019-го в казахском Шымкенте был арестован главврач первой городской больницы Абыла Донбай, подозреваемый в проведении незаконных операция по трансплантации органов иностранных граждан. В качестве доноров привлекались узбеки, киргизы и украинцы, которые из-за тяжелого материального положения продавали свои почки, а реципиентами выступали обеспеченные граждане дальнего зарубежья.

Ранее, 18 октября 2019 года, полиция Киева сообщила о разоблачении частной клиники, которая занималась трансплантацией органов неизвестного происхождения. В 2017 году пресс-служба прокуратуры Киевской области тоже рапортовала о задержании четверых человек, которые вывозили за рубеж граждан Украины, где у них изымали для трансплантации почки. «Двое граждан Турции и двое граждан Украины с сентября 2015 года по апрель 2017 года через всемирную сеть Интернет искали пострадавших с тяжёлым материальным положением и склоняли последних за денежное вознаграждение продать свой орган», — говорилось в официальном сообщении. О негативных последствиях лишения почки, согласно сообщению пресс-службы, людей не предупреждали, а донорам органов обещали выплатить за почку от $10 до $15 тысяч, однако после изъятия органа выдавали намного меньше денег. Цена же донорской почки на мировом рынке трансплантологии колеблется от $40 до $60 тысяч. Следовательно, можно судить об уровне прибыльности этого бизнеса.

Британский профсоюзный деятель Томас Джозеф Даннинг еще в середине XIX века отмечал, что контрабанда и торговля людьми являются наиболее прибыльным бизнесом, в котором нормы человеческой морали не действуют (впоследствии его цитировал Карл Маркс в «Капитале»). «При 100% прибыли капитал попирает все человеческие законы, при 300% прибыли нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Доказательство тому: контрабанда и торговля рабами», — говорил Даннинг. С тех пор прошло почти двести лет, но прибыльность такой торговли остается на том же уровне. И основными факторами, способствующими ее процветанию на современной Украине, являются бедность, коррупция и беззаконие, сдобренные фразами о «европейской практике». В таких условиях любые прогрессивные по своей сути технологии зачастую используют против обычных граждан. Как следствие, существует риск, что многие украинцы интегрируются в Европу, но посмертно и отнюдь не целиком.