Оппозиционные к власти парламентские партии также высказались резко против этой инициативы. Так, партия экс-президента Петра Порошенко «Европейская солидарность» («ЕС») требует вынести вопрос на обсуждение Совета по национальной безопасности и обороне (СНБО). Также «ЕС» и партия «Голос» потребовали, чтобы в Раде с пояснениями о внешней политике и «формуле Штайнмайера» выступил министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко, а начальник Генерального штаба ВСУ Руслан Хомчак разъяснил ситуацию с вопросами безопасности на Донбассе и разведением сил и средств.

Надежда на большее

Опубликованные письма между представителями Трёхсторонней контактной группы Минского процесса, которые согласовывали «формулу», показывают, что к ней действительно есть вопросы. Она расплывчата. Но все-таки ее утверждение — это позитивный сдвиг в проблеме установления мира в Донбассе. Таково мнение руководителя информационно-аналитического портала «Перспектива» Павла Рудякова. Он утверждает, что «формула Штайнмайера» была бы формулой, если бы она отображала четкий алгоритм по установлению мира. «А это именно сигнал к тому, что что-то может произойти. Сигнал надежды на начало мирного сворачивания боевых действий. Если на него смотреть с позиции всех заинтересованных в мирном урегулировании конфликта на Донбассе», — сказал Рудяков.

Он напомнил, что таких сигналов было несколько. Первый — обмен военнопленными почти месяц назад. Второй — как сказал политолог, «сигнальный пакет», утвержденный президентом Российской Федерации Владимиром Путиным и президентом Франции Эммануэлем Макроном и «был предварительным условием российской стороны, чтобы двигаться дальше». Третий — развод войск в Золотом и Петровском (Луганская и Донецкая область соответственно), запланированный на 7-е октября. Так открывается дорога к выполнению Минских соглашений. «Они не менее расплывчаты. Сначала был протокол, потом Меморандум и уже потом комплекс мер из 13 пунктов, подписанный в феврале 2015 года. Все вместе и составляют Минские соглашения. Так вот, комплекс мер плюс технические дополнения — это то, что нужно выполнять после того, как «формула Штайнмайера» будет воплощена», — считает политолог.

«Формула Штайнмайера», Кремль и Запад: почему Зеленского будут принуждать к миру
«Формула Штайнмайера», Кремль и Запад: почему Зеленского будут принуждать к миру
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Механизм синхронизации

В свою очередь кандидат политических наук Алексей Якубин говорит, что «формула Штайнмайера» являет собой идею о последовательности принятия законодательных актов о Донбассе. Синхронизация заключается в принятии Украиной закона об особом статусе Донбасса, закона о выборах, проведение выборов, контроль ОБСЕ за этими выборами.

«И после подтверждения ОБСЕ о том, что они прошли по украинскому законодательству честно, прозрачно, с соблюдением равенства всех сторон, закон об особом статусе ОРДЛО становится действительным на постоянной основе», — объяснил эксперт.

Дальше уже идут нюансы — внесение в Конституцию Украины пункта об особом статусе Донбасса и контроль украинских войск границы с Россией.

Оппозиционные к власти украинские политики, по словам Якубина, пытаются представить гражданам «формулу Штайнмайера» как катастрофу — внезапно возникшее в Минских соглашениях обязательство, которое нужно выполнить. Против «капитуляции» выступили, естественно, «ЕС» (хотя Порошенко в свое время подписывал Минские соглашения и одобрял внедрение такой «формулы», которую теперь называет «формулой Путина»), партия «Голос» Святослава Вакарчука и «Батькивщина» Юлии Тимошенко.

Касательно позиции Порошенко все ясно. Хотя он и его соратники снова показали себя политическими флюгерами, выступив против того, что раньше поддерживали.

«Голос» же, видимо, решил просто не быть отщепенцем в стане своих идеологических сторонников. Это политический проект, управляемый представителями Запада и скорее всего на паях с Порошенко. Вспомнить хотя бы, как рокер Вакарчук в ходе весенних президентских выборов агитировал народ голосовать за Петра Порошенко, а не за Владимира Зеленского. На парламентские же выборы к «Голосу» примкнули некоторые люди, занимавшие неслабые госдолжности при власти Порошенко. Вдобавок Вакарчук повторял и повторяет идеологемы потерявшего кресло президента. Тогда эту партию называли проектом Порошенко. Но и сейчас не было бы преувеличением предполагать, что Порошенко имеет влияние на «Голос».

Поведение же «Батькивщины» довольно легко объяснить, утверждает директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. Ведь по этому же поводу Тимошенко критиковала Порошенко — и «Минск-1», и «Минск-2». «Сегодня для «Батькивщины», которая является и всегда была американо-ориентированной партией, выйти из этой риторики критики, не разрушив свое электоральное наследие, достаточно сложно. «Батькивщина» — это не та политическая сила, которая меняет свою позицию. Кроме того, она оказалась не у дел и к ее мнению мало кто прислушивается», — пояснил эксперт.

Для реванша любой повод важен

Бортник уверен, что митинги против Зеленского, по крайней мере, в Киеве, были все равно неизбежны. Они состоялись бы по любому другому поводу, не будь на повестке дня «формулы Штайнмайера». Ведь часть украинского политикума и избирателей хочет взять реванш у Зеленского за их разгром на президентских и парламентских выборах.

«Попытка реванша у Зеленского происходит путем расшатывания ситуации, провоцирования процессов, которые могут привести к досрочным парламентским и президентским выборам. И это бы в любом случае имело место осенью. А «формула Штайнмайера» задействована здесь, как банальный повод к активным действиям», — сказал эксперт.

Бортник отметил, что конечная цель реванша — досрочные выборы. Но как минимум протесты нацелены сделать Раду и Кабмин менее дееспособными или заставить президента идти на компромисс с теми финансово-политическими группами, которые стоят за его политическими оппонентами.

Блефовать с Путиным у Зеленского не получится. А вот стать политическим трупом он может
Блефовать с Путиным у Зеленского не получится. А вот стать политическим трупом он может
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

В этом контексте довольно интересны действия «Нацкорпуса», который на финишной линии президентской избирательной кампании в марте жестко и с кровопролитием срывал собрания с избирателями Петра Порошенко после коррупционного скандала с «Укроборонпромом». Также в марте в «Нацкорпусе» утверждали, что Порошенко отдал приказ о ликвидации лидеров «Национального корпуса» и «Национальных дружин».

Потом ветераны полка «Азов» (из которого и родился «Национальный корпус») ловили Порошенко возле Госбюро расследований, где того допрашивали. 

Теперь же «НК» мирно просится к «порохоботам» на организованный на столичном Майдане митинг — мол, мы свои.

«Формула» деления на три

Тем не менее опасения по «формуле Штайнмайера» небеспочвенны. Соглашаясь с Павлом Рудяковым, Бортник считает, что она многим непонятна. И этот факт таит в себе опасность. Если специалисты ещё могут разобраться в тонкостях «формулы», то для простых обывателей она совершенно непонятна.

Он напомнил, что украинское общество сегодня разделено на три группы — те, кто хочет мира и готов на компромисс в контексте реализации Минских соглашений; те, хочет мира, но не готов на компромиссы; те, кто не хочет мира и не готов на компромиссы. Численность каждой из этих групп — от 20 до 40% населения, в зависимости от того, как поставить вопрос, какова политическая конъюнктура. В каждой из этих групп работают свои политические силы.

«С желающими мира и компромисса работают, условно говоря, «бело-голубые» политики. В этих группах «формула Штайнмайера» воспринимается как надежда на мирное урегулирование конфликта. С теми, кто хочет мира, но не хочет уступать, работают «слуги народа» и «Батькивщина». И здесь ключевая эмоция — страх перед неопределенностью. С группой, которая не хочет мира, а желает идти до победного, работает «Европейская солидарность» и наши правые. Они агрессивно не принимают любые подвижки к миру», — объяснил политолог.

Проблема еще и в том, что ни одна из этих социальных групп не понимает, что такое «формула Штайнмайера». Информацию о ней и свою позицию они формируют, либо исходя из позиции своих политических лидеров, либо исходя из позиции оппонентов, которая вызывает дух противоречия. К примеру, если Россия сказала «хорошо», для радикалов это значит «плохо». «При этом упускается из внимания тот факт, что одобряет что-то не только Москва, а и Европа. Ту же самую «формулу Штайнмайера», — резюмировал директор УИАМП. Он отметил, что даже сам президент Зеленский не смог четко, внятно и ясно обосновать позитив этой «формулы».