Впрочем, бардак касается не только МИДа, но и команды Зеленского в более широком смысле. Правда, следует отметить, что позиция действующего президента тоже неоднозначна, равно как и содержание согласованной «формулы».

Позиция «Майдана иностранных дел»

Профильный комитет парламента возглавляет представитель «Слуги народа» Богдан Ярёменко, возглавлявший ранее фонд, чья аббревиатура совпадает с сокращённым названием министерства.

Месяц назад этот достойный человек предал гласности «формулу Зеленского», предполагающую, что: а) Украина не будет вносить изменений в Конституцию; б) урегулирование — только после выполнение условий по безопасности (на порошенковском новоязе это означает передачу Украине полного контроля над территорией ЛДНР); в) проведение местных выборов по всей Украине и по украинскому закону.

Согласование «формулы» поставило под вопрос состоятельность этого деятеля, поскольку выборы должны проходить по специальному закону, и связи с «условиями по безопасности» нет (впрочем, подразумевается, что контроль над границей Украина получит после выборов, как это и следует из Минских соглашений).

«Формула Зеленского» от «дипломата с Майдана» Богдана Яременко
«Формула Зеленского» от «дипломата с Майдана» Богдана Яременко
© Saeima / wikimedia

Ярёменко, однако, продолжает упорствовать. Уже 2 октября он заявил, что закон об особенностях самоуправления ни его, ни Зеленского не устраивает и из него должны быть исключены положения о безусловной амнистии и местной милиции. Кроме того, Украина должна получить контроль над территориями, на которых будут проходить выборы. Да и вообще: «формула Штайнмайера — российские условия для переговоров президентов. (…) Что нужно нам от этих переговоров? Мы торопимся, потому что каждый день поступают данные о погибших на Донбассе. Да, мы будем настаивать на отведении войск. Это наши условия для проведения выборов».

Отметим, что последняя ценная мысль противоречит указанным выше — так что же является условием? Отвод войск и прекращение огня или всё же получение контроля (надо понимать — военного) над территорией? Скорее всего — второе, а под отводом имеется в виду односторонний отвод так называемых украинской стороной «российских оккупационных войск».

Справедливости ради надо сказать, что особых противоречий у Ярёменко с Зеленским нет. Президент также настаивает на изменении закона о статусе Донбасса и тоже заявил, что никакие выборы на Донбассе состояться до вывода войск (понятно, что не украинских) не могут.

При этом все на Украине как-то мгновенно становятся в этом пункте нечувствительными к реальности — ополченцев, то есть самоорганизованных, вооруженных для защиты своих городов и поселков "шахтеров и трактористов", выводить некуда. И если Зеленский и Ярёменко хотят получить контроль над территориями без амнистии и выборов (то есть до получения контроля над границей), то они рискуют получить вместо открытого сопротивления организованное очаговое партизанское движение на Донбассе. В условиях 21-го века это — война на десятки лет. И государство ее по-любому проиграет. Партизаны сегодня могут стать террористами, действующими по всей территории Украины завтра.

Мнение Елисеева

Бывший зампред Администрации президента Порошенко Константин Елисеев (в действительности — карьерный дипломат) служебной дисциплиной не связан и может говорить то, что думает. А думает он такое: «После согласия на так называемую формулу Штайнмайера фактически Украина приняла российский сценарий выполнения Минских договоренностей. Суть которых отныне будет состоять в том, что сначала Украина должна выполнить политические условия, а потом только Россия выполнит условия по безопасности». Далее Елисеев поведал, что выборы будут проводиться под прицелом пулемётов, так, как проводился референдум в Крыму. То, что эта всего лишь пропагандистская утка пиарщиков Порошенко, а потому не может быть признано за серьезный аргумент, Елисеева, похоже, совершено не волнует.

Другие важные аргументы Елисеева:

— согласование «формулы» нарушает логику решения Берлинского саммита 2016 года, предполагавшего сначала безопасность, а потом политическое урегулирование (в действительности под безопасностью там понимались прекращение огня и развод войск);

— ему не нравится, что выполнено условие встречи в «нормандском формате», а не урегулирования на Донбассе (он не единственный кто задаётся вопросом, зачем, собственно, Зеленскому нужна эта встреча);

«Украинское досье». «Формула Штайнмайера»: шансы для Донбасса и риски для Зеленского
«Украинское досье». «Формула Штайнмайера»: шансы для Донбасса и риски для Зеленского

— следствием согласования «формулы» будет снятие санкций с России (пока об этом речь не идёт).

Елисеев также полагает, что «формула» является шагом к федерализации Украины. При этом он тут же заявляет, что действующий закон об особенностях местного самоуправления в ОРДЛО ни к какой федерализации не ведёт. Как совмещаются две эти установки, совершенно непонятно. Разве что Елисеев полагает, что федерализация — это если выборы будут проведены не под контролем украинской Национальной гвардии и на них победят не те люди, которые угодны Киеву.

Забавный момент — Елисеев уверяет, что Украина согласовала «формулу» только сейчас, в то время как его коллега, действующий глава МИД Вадим Пристайко считает, что согласована она была ещё Порошенко в 2016 году, а сейчас только принята к исполнению. Пристайко тут более достоин доверия, поскольку сам Порошенко в 2016 году говорил следующее: «Были отдельно обсуждены вопросы (…) имплементации "формулы Штайнмайера", куда войдут позиции, которые мы видим составляющими при признании выборов состоявшимися».

Согласен с Елисеевым и Ярёменко и бывший глава МИД Павел Климкин, который считает, что перед проведением голосования с оккупированных территорий должны быть выведены войска и вооружения, обеспечена роль украинской ЦИК, права украинских СМИ, участие в выборах внутренне перемещенных лиц и украинских партий.

Выводы

1. Зеленский старается не говорить лишнего, зато это лишнее говорят за него другие, в том числе люди, имеющие непосредственное отношение к его команде.

2. С высказываниями Ярёменко заявления Зеленского в основном совпадают, и нет оснований полагать, что они принципиально не согласны с мнениями Елисеева и Климкина (кроме, пожалуй, того момента, что они по-разному оценивают роль Порошенко в заключении Минских соглашений).

Социологи: украинцы против войны и против Минских соглашений
Социологи: украинцы против войны и против Минских соглашений
© Стрингер

3. В целом все перечисленные лица полагают, что выполнение Минских соглашений должно начаться с вывода «российских оккупационных войск», после чего можно будет начать диалог относительно политического урегулирования. Причем вестись он, очевидно, будет, с командованием Операции объединённых сил и с жителями Донецкой и Луганской областей, покинувшими их территорию из идеологических соображений. С «сепаратистами» ведь договариваться никто не собирается…

4. В чём заключается разница между администрацией Зеленского, временным правлением Турчинова и администрацией Порошенко, понять довольно сложно. Разве что Зеленский хуже держит удар и зависит от общественного мнения. Но даже последнее хочет от него «мира на украинских условиях», т.е. войны до победного конца.

5. Похоже, Яременко и Елисеев (Климкин только отчасти) готовят Зеленскому политические пути отхода от реализации "формулы Штайнмайера". Все их аргументы — именно то, что необходимо Зеленскому для того, чтобы не выполнять принятые на себя обязательства. Это, конечно, в том случае, если он решится их не выполнять.