История появления в имперской Одессе огромного завода строительных материалов была тесно связана с международным рынком линолеума и особой привлекательностью Одессы в период Российской Империи как мощного транспортного и промышленного региона.

Немецкая пробка

В 1878 году прозорливый немец Эдуард Николаевич Арпс основал пробочный завод на склоне Водяной балки, на землях, некогда принадлежавших внуку знаменитого гетмана Украины Кирилла Разумовского — графу Петру Алексеевичу Разумовскому. Теперь это Балковская улица вблизи Разумовской. Предприятие Арпса имело в Одессе успех и быстро развивалось. Если в 1878 году на заводе трудилось 75 рабочих, то к началу ХХ века число рабочих возросло до 600, а сам завод представлял собой солидную фирму с большим товарооборотом и капиталом: Арпс имел собственную фабрику по обработке пробкового дерева в португальском городе Синесе и представительство в Москве. В 1898 году учредил «Акционерное общество Одесского пробочного завода «Эдуард Арпс и К» с капиталом в 7,5 млн рублей.

Завод Арпса помимо бутылочных пробок производил изделия для изоляционных материалов, а также строительные и машинно-технические изоляты.

В правление акционерного общества кроме основателя Арпса и его сына Эдуарда Эдуардовича Арпса входили предприниматели Яльм Викандер и Карл-Август Викандер. Позже Викандеры вышли из правления «Эдуард Арпс и К» и в последнее десятилетие ХIХ века вместе со шведом Ларсеном учредили фирму «Викандер и Ларсен», занимавшуюся торговлей изделиями из пробки. К концу ХIХ века «Викандер и Ларсен» стали европейскими лидерами по торговле пробкой, их отделения были раскиданы по всей Европе. В 1898 году контора «Викандер и Ларсен» появилась в Одессе. Спустя несколько лет с целью строительства собственного производства Карл-Август Викандер лично приезжает в Одессу. У подножия Жеваховой горы в районе Балтовской слободки, которая тогда была заселена в основном мясниками, Викандер приобретает несколько гектаров земли и в 1910 году приступает к строительству пробково-линолеумного завода.

Завод как искусство

В то время линолеум пользовался огромной популярностью. Основными компонентами линолеума были джутовая основа, наполнитель из коры пробкового дерева и льняное масло, которое, кстати, на юге Новороссии имелось с избытком. Также строительству громадного по тем временам завода способствовало наличие в Одессе порта, ведь товар был ориентирован в основном на европейские рынки.

В строительство были вложены огромные по тем временам деньги — 2 млн рублей. К заводу была подведена собственная железная дорога, обеспечивавшая доставку из Одесского порта сырья и отгрузку готовой продукции. Для строительства завода Викандер нанял талантливого и популярного представителя немецкой диаспоры в Одессе, архитектора Христиана Готлибовича Бейтельспахера. Христиан Бейтельспахер родился 13 ноября 1864 года в немецкой колонии Нойбург Либентальского округа Одесского уезда, ныне с. Виноградовка Овидиопольского района Одесской области. Окончил Немецкое реальное училище святого Павла в Одессе и архитектурное отделение королевского Саксонского института в Дрездене. В 1900 году вернулся в Одессу и внес большой вклад в развитие ее архитектуры. По его проектам построено много доходных домов на улицах Дерибасовской, Екатериненской, Ришельевской. Ресторан «У Сигала в Аркадии», ныне ресторан «Южная Пальмира», тоже является творением Бейтельспахера, как и здания Русского черноморского канатного завода по ул. Водопроводной, ныне завод «Стальканат». Кстати, ворота завода «Большевик», спроектированные Бейтельспахером, являются памятником архитектуры.

Конкурента спасла война

После окончания строительства в 1911 году будущий «Большевик» сразу вышел на полную производственную мощность, став крупнейшей фабрикой в Европе. Помимо одесского завода Викандерам принадлежал завод в Риге. Благодаря деятельности «Викандер и Ларсен» российская империя к 1913 году стала основным производителем линолеума для европейского рынка.

Вложив огромные средства в строительство предприятия, Викандер не стал терпеть конкурента, своего бывшего компаньона. Эдуард Арпс, предчувствуя приближение войны, после недолгих переговоров продал свой бизнес фирме «Викандер и Ларсен» и покинул Российскую Империю.

Цикады от Викандера

Первая мировая война трагически сказалась на новом предприятии Викандеров в Одессе. Во-первых, из-за торговой блокады черноморских проливов стали невозможны поставки пробкового сырья, а во-вторых, европейский строительный рынок рухнул сразу после начала боевых действий. В 1914 году производство на заводе «Викандер и Ларсен» остановилось полностью, а в 1918 году Викандер бежал за границу.

Кроме зданий самого завода, которые к окончанию гражданской войны были основательно разграблены, Викандер наградил Одессу еще одним подарком — насекомыми. Оказалось, что вместе с корой пробкового дуба в Одессу были завезены тропические цикады, которые удачно аклиматизировались. Цикады по сей день обитают в большом количестве вокруг бывшего завода «Большевик». Если летом прогуляться в окрестностях предприятия, можно услышать звуки, похожие на визг циркулярной пилы. Это поют цикады.

От частного к общему

После революции Россия утратила позиции мирового лидера в производстве напольных покрытий, а в 1921 году оставшийся бесхозным завод был национализирован большевиками, которые и назвали его в честь самих себя — «Большевик». В 1922 году на заводе начались восстановительные работы. Были отремонтированы производственные линии, частично восстановлено оборудование, на производство начали возвращаться рабочие, которые к тому же жили рядом, в районе Балтской слободы. Благодаря советской кооперации в востановлении завода принимали участие станкостроительные предприятия всего Союза, в 30-х годах на «Большевике» было налажено производство пластмасс, термоизоляции, искуственных покрытий и новых видов линолеума. В середине 30-х годов для рабочих был построен новый микрорайон, получивший название «Большевик» в честь возродившегося гиганта. К началу Великой отечественной войны завод стал одним из ведущих предприятий Одессы, пятикратно превзойдя уровень 1913 года по количеству выпускаемой продукции. На предприятии трудилось больше 1000 человек. В июле 1941 года все оборудование завода и производственные линии были эвакуированы за Урал. Оставшихся мощностей и специалистов, отказавшихся от эвакуации, хватило для организации производства взрывчатки, которую на других одесских заводах превращали в гранаты и мины. Менее чем за месяц объем производства взрывчатки достиг 2 тонн в сутки, превысив необходимые потребности.

Незавидная судьба постигла «Большевик» во время отступления Приморской армии 16 октября 1941 года. Часть корпусов, используемых для производства тротила, вместе с оборудованием была взорвана отступавшими частями. При румынах завод оказался неинтересен оккупантам и фактически был заброшен.

Интенсивное восстановление предприятия началось после освобождения Одессы от захватчиков, в короткие сроки был сформирован коллектив завода из сотрудников, переживших оккупацию. Разрушенную страну нужно было восстанавливать, а новым зданиям нужен был очень дешевый и современный материал для напольных покрытий, и линолеум здесь подходил идеально.

На базе профессиональных училищ готовились новые кадры, и уже в 1952 году «Большевик» вышел на довоенные объемы производства, получив при этом новые технологические линии и производственные мощности.

Восставший гигант

Добавил работы «Большевику» строящийся ударными темпами морской торговый флот. Судам были необходимы спасательные круги и жилеты. На протяжении всего послевоенного периода предприятие непрерывно совершенствовалось, осваивались новые технологические процессы. Так, в начале 1960-х годов на «Большевике» освоили производство технологической оснастки для печатных станков и прессов — декеля. Кстати, до начала 90-х  «Большевик» был единственным производителем декеля в СССР.

В 50-х годах из-за дефицита льняного масла алкидный линолеум был вытеснен более вредным для здоровья поливинилхлоридным. В СССР и других странах в этот период были закрыты практически все производства линолеума из природного сырья, кроме завода «Большевик», который из-за доступности сырья производил натуральный алкидный линолеум.

В начале 80-х годов «Большевик» на основе импортируемого в СССР пробкового сырья выпускал помимо натурального линолеума поливинилхлоридную плитку, бутылочные пробки, прессованные прокладки для автотехники, термоизоляцию, линкруст, ворсолин, мастики и олифы. Продукция завода полностью обеспечивала потребности СССР в этих изделиях. В 1989 году на «Большевике» трудилось 1850 человек. К концу 80-х в микрорайоне «Большевик» жило несколько поколений рабочих завода, в том числе вышедшие на пенсию сотрудники. Завод «Большевик», подобно Одесскому порту, стал градообразующим предприятием.

Советский гигант «Большевик». Гибель в независимой Украине

Убыточная независимость

Но самой большой бедой для завода, пережившего две войны, разруху и оккупацию, стало уничтожение страны, для нужд которой он создавался. После распада СССР доставшийся Украине гигант оказался ей не нужен. Черноморское морское пароходство, закупавшее на заводе спасательные круги и жилеты, было очень быстро уничтожено новыми украинскими правителями. Рынки сбыта продукции в республиках СНГ также оказались закрыты, исчезла страна, которая могла строить города, недостроенные дома замерли на несколько лет, а строительные материалы, среди которых были олифа, мастики и линолеумы, оказались не востребованы. За это время изменились печатные технологии, и декель перестал использоваться в типографском деле. Спустя несколько лет после того, как строительные рынки СНГ оправились от первого шока, на них хлынули дешевые отделочные материалы из Турции и Китая, которые часто поставлялись по демпинговым ценам. «Большевик» не спасло даже то, что он остался в государственной собственности и был передан в управление корпорации «Укрстройматериалы». К 1996 году и так затухающее производство на «Большевике» было полностью остановлено. Государством были предприняты попытки сохранить завод путем запрета его приватизации, но эта мера не смогла защитить его от местных аферистов, которые при помощи судов и тотальной коррупции, ставшей новым национальным брендом Украины, до основания разорили могучее предприятие.  

Воры-инвесторы

Постепенно разрушающийся «Большевик» в 2002 году заключил инвестдоговор с ООО «Эрида Плюс», офис которой располагался на Дерибасовской, 4, а фамилии учредителей были типично одесскими — Фирсов и Крокос. По условиям договора предприятие оказывало заводу финансовую помощь в размере нескольких миллионов гривен, а завод должен был вернуть эти инвестиции в течение двух лет. В результате «Большевик» был признан банкротом, а его имущество в виде целостного комплекса в 2004 году по мировому соглашению перешло в собственность ООО «Эрида Плюс». В течение одного года завод «Большевик» был несколько раз перепродан через подставные фирмы, пока в 2008 году не оказался в собственности ООО «Большевик-терминал», учредителями которого являются две офшорные компании, зарегистрированные на Кипре и в США. По состоянию на 2008 год все оборудование с завода было вывезено, кабельные трассы уничтожены, новые собственники даже выкопали из земли водопроводные трубы.

Гетто для маргиналов

Цеха завода, построенные архитектором Бейтельспахером, полностью уничтожены, от завода остались руины. Постепенно территория завода стала превращаться в стихийную свалку, однако усилиями городских властей этот процесс был остановлен. Благодаря остаткам готической архитектуры бывшего завода на его территории были сняты фильмы «Ликвидация», «Черная кошка», «Судья». Завод облюбовали любители страйкбола.

Район «Большевик», выросший вокруг промышленного гиганта, приобрел славу района пьяниц, бомжей и наркоманов. Одесские бомжи, наркоманы и представители неблагополучных слоев общества в последние годы находят пристанище именно здесь. Это связано с тем, что жилье на  «Большевике» намного дешевле, чем в других районах города. В большинстве случаев, когда у одесситов за долги отбирают квартиры, их выселяют на «Большевик». Кому-то повезло и удалось на оставшиеся деньги приобрести полуразрушенный дом, а кто-то так и остается на улице.

«Большевик», когда-то бывший частью славной истории промышленной Одессы, за двадцать лет соборности и независимости стал «мертвой зоной», местным царством хаоса: нет дорог, нет канализации, нет нормальной социальной инфраструктуры.