Сюжет для романа

В 350-тысячном городе-спутнике Донецка, Макеевке, где прошли его детство и юность, Бобковым гордились. Его жизненный путь показывал, как из ничем не приметного парня, каковых на местном гиганте металлургии — заводе им. Кирова трудились десятки тысяч, может получиться один из самых влиятельных людей СССР. На заводе работал его отец. Почти наверняка проходная ждала бы и его самого. Но война повернула всё в другую сторону.

Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Жизнь Филиппа Денисовича, без преувеличений — готовый сюжет для романа. Даже для многотомной эпопеи, в которой найдется место всему: приписыванию возраста, чтобы сбежать на войну, на которую добровольцем уже отправился отец, два ранения, сорок осколков в теле, восемь месяцев госпиталей, снова служба (в одной части с отцом!), тут же гибель отца, школа ГУКР «Смерш», Лубянка, сорок пять лет борьбы с идеологическими диверсиями, кабинет с окном, выходящим на ЦУМ.

Смерш как питомник КГБ

Кого готовили в Смерше? Военных контрразведчиков. Хотите представить себе молодого смершевца Бобкова — читайте роман Владимира Богомолова «В августе сорок четвертого». Девятнадцатилетний лейтенант Андрей Блинов, молодой «волкодав», вчерашний пехотный «Ванька-взводный», застреливший матерого террориста Мищенко, — практически слепок с Бобкова. Да что там — со всего их поколения спецназа контрразведки.

Смерш — контора, которая заставила себя уважать. По сравнению с ней всякие там САС и уж тем более ЦРУ — детский сад. Даже многоопытный и изощренный германский абвер пасовал перед этой советской спецслужбой. Причем неоднократно. Стоит ли удивляться, что в послевоенном мире КГБ, в котором оперативники и аналитики Смерша заняли достойные должности, стал своеобразным государством в государстве. Да, у этого явления были и свои отрицательные стороны, но негатив уравновешивался той пользой, которая приносилась большой стране.

Спецоперации и пиар

В зрелые годы Филипп Бобков дослужился до звания генерала армии и должности первого заместителя председателя КГБ. На его счету множество спецопераций. Причем, вопреки страшилкам, некоторые из них работали на державу через банальный пиар. Например, Бобков придумал показать секретное фото первого космонавта Земли Юрия Гагарина западным журналистам в обход официального ТАСС. Ему же принадлежит авторство сложнейшей схемы контрпропаганды в западных СМИ. Пока она работала в 60-70-е годы прошлого века, у его страны был свой голос на Западе. Это называлось — думать и работать на перспективу. Очень хочется думать, что этот бесценный опыт и наработки не утрачены.

Святослав Рыбас: Пять зон российской пассионарности — Москва, Санкт-Петербург, Донбасс, Урал, Баку
Святослав Рыбас: Пять зон российской пассионарности — Москва, Санкт-Петербург, Донбасс, Урал, Баку
© РИА Новости, Григорий Сысоев | Перейти в фотобанк
Долгие годы, с 1969-го по 1983-й Бобков руководил Пятым управлением КГБ — идеологическим. Работа сложнейшая. Спектр проблем — от этно-национальных до предотвращения терроризма и нанесения ущерба имиджу государства. Между прочим, Бобков был сторонником теории, что много разговоров вокруг того или иного диссидента только играют тому на руку. Даже когда талантик невелик. Так было, например, по его мнению, в случае с Солженицыным. В одном из своих интервью он утверждал:

— Это серьёзный провал Твардовского (он у себя в «Новом мире» опубликовал первую вещь Солженицына «Один день Ивана Денисовича). — Мы потом на эту тему с ним разговаривали. И он сам говорил: «Если бы вы знали, как я переживаю это дело». Он же его напечатал первым. А что там было печатать? Но он его напечатал. И пошёл Солженицын. Не напечатал бы, кто бы его знал, этого Солженицына?! И какой он художник слова… Сравните, как следует, с настоящими писателями и сделайте вывод! А Твардовский его напечатал и потом каялся.

Вам это не нужно

В отставку Филипп Бобков ушел решительно, едва ли не со скандалом, не согласившись с политикой Михаила Горбачева, ведущей к развалу страны. Официально об этом написано так: «29 января 1991 года в ходе 40-минутной беседы в Кремле с президентом СССР Михаилом Горбачёвым в присутствии председателя КГБ СССР Владимира Крючкова генерал Бобков поблагодарил партию и государство за доверие, оказанное ему за 45 лет работы в ведомстве. Глава государства подписал указ об освобождении генерала Бобкова от должности и переводе его на работу в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Через полчаса, вернувшись на Лубянку и выпив, по собственному признанию, с Крючковым по глотку водки, Бобков навсегда покинул свой служебный кабинет».

Со спецслужбистами всегда так — не любят они громких звуков и резких движений. Показательно, что, когда один из журналистов пытался разговорить отставного генерала, Бобков ответил коротко: «Думаю, что вам это не нужно».

Бог даровал Филиппу Бобкову длинную жизнь. Он прожил 93 года. В последние десятилетия иногда выступал в СМИ, перед студентами, писал книги, охотно участвовал в работе Донбасского землячества в Москве. Дружил с великим советским гроссмейстером Анатолием Карповым, главой театра «Ленком» Марком Захаровым и актрисой Светланой Немоляевой.

Единственной внеслужебной страстью Филиппа Денисовича была привычная советскому человеку слабость — книги. Говорят, собрал солидную библиотеку.

Бывших офицеров не бывает

Умер экс-начальник «идеологического» управления КГБ Филипп Бобков
Умер экс-начальник «идеологического» управления КГБ Филипп Бобков
© РИА Новости, Сергей Пятаков | Перейти в фотобанк
Даже враждебно относившиеся к Бобкову люди не могли ничего приписать ему ничего этакого «ужасного». Максимум, на что могли сподобиться критики генерала из Макеевки, — укорять его работой в корпорации «Мост» олигарха Гусинского после выхода в отставку. Ну, это, как говорится, каждый может оборотиться и посмотреть на себя в зеркало. Да и потом, памятуя о судьбе Гусинского, кто из критиков может уверенно сказать, для чего на самом деле матерый советский «волкодав» принял в свое время предложение олигарха. Бывших чекистов, как и бывших офицеров, ведь не бывает.

Думаю, что совсем скоро в Донбассе поставят ему памятник. Почему нет? Например, у стен средней школы №5 в Макеевке, от которых он отправился в эвакуацию, на войну, на непростую службу Отечеству.