На фоне состоявшегося на Украине второго тура выборов и предшествовавших ему дебатов кандидатов в президенты, совсем малозамеченным для зарубежной общественности прошло послание Лукашенко. А зря. В нем много было намеков и не типичных для Лукашенко умалчиваний. Собственно, из того, о чем Лукашенко говорили особенно из того, о чем специально не упоминал, можно сделать достаточно ясный прогноз — «холодная дружба» Белоруссии с Россией стала еще холоднее.

Похоже, собравшиеся в овальном зале палаты представителей Национального собрания предполагали услышать не совсем то, что прозвучало в ходе двух с половиной часового выступления Лукашенко. Ощущение, что ожидали резких заявлений. Но все пошло не по прогнозам. Сенсации пришли с неожиданной стороны.

Краеугольный суверенитет

Нужно отметить, что службы президента Белоруссии внимательно отслеживают все, что пишется и озвучивается о главе государства и о стране в целом. Это интересует Александра Лукашенко всерьез, и он очень ревностно и трепетно воспринимает подобную информацию. Так что на будущее можно рекомендовать строить прогнозы на том, что пишет сеть. Особенно анонимные телеграмм-каналы. Поскольку, как по нотам, президент Белоруссии озвучил ответы по всем горячим темам. И начал с главной.

Суверенитет. Большая часть того, что пишут, о чем говорят касается мифического «поглощения» Россией Белоруссии. Это в мировых СМИ главная тема, причем пишут уверенно и безапелляционно. Несмотря на то, что ключевые фигуры в Москве и Минске уже более десятка раз по разным поводам озвучили, что даже планов слияния в единое государство не существует, авторы теории «поглощения» не устали.
Лукашенко начал именно с этой темы, еще раз повторив то, что он говорит все время: "В вопросах суверенитета и безопасности, нашей внутренней и внешней политики не было и не будет никаких компромиссов". Другого от него не ждали. Ждали, что он перейдет к связанной с суверенитетом теме российско-белорусских отношений. И просчитались.

Ум, сердце и язык

К ожидаемой всеми теме президент Белоруссии вернулся через сорок минут и вновь повторил то, о чем уже было сказано в начале. Дополнив тем, что по его мнению в стране выросли новые поколения тех, кто не знал СССР, кто родился и вырос в независимой Белоруссии. Они не поймут, если Минск откажется хотя бы от части суверенитета во внутренней или внешней политике, считает Лукашенко. При этом подчеркнул, что если уж ничего не менять в этом вопросе, то статус-кво касается и темы языка. И это тоже был ответ на многочисленные, разной степени бредовости, вбросы о том, что Бацька в отместку на закручивание гаек Москвой может ответить «белорусизацией».

После «поглощения», «белорусизация» в сетях — тема номер два. О ней говорят и пишут, поскольку это доступно массовому пониманию.

Причем если первое волнует западных авторов, то второе исключительно российскую аудиторию. Нужно сказать, что Лукашенко уже не раз излагал свой взгляд на языковой вопрос и все время повторял один и тот же тезис, который сформулировал сам: «белорус — это русский со знаком качества». И в пятницу президент не был оригинален.

Хотя и украсил свою официальную речь анекдотом собственного авторства. «Еду по дороге: «Выконвай хуткасны рэжым». Мне, белорусу, понятно. Едет русский человек или русскоязычный белорус: «выконвай», «хуткасны». Кто поймет, что это скоростной режим, а не диктатура Лукашенко?». Шутка конечно вызвала оживление в зале, но как отреагируют национально озабоченные «змагары» даже прогнозировать не надо — очередная буря в стакане. Русский язык Бацька, обожающий метафоры, на этот раз сравнил с умом, а белорусский с сердцем.

О смешном и страшном

Жанры комедии и трагедии в исполнении Александра Григорьевича всегда рядом, по соседству. Так что переходя к неприятному он придал репризе шутливый тон, с некоторым оттенком угрозы. В частности, когда речь шла о демографии, пообещал, что министром стать сможет только тот, у кого не менее троих детей. Шутка это или нет, зал не знал. Но ответил бурными, продолжительными аплодисментами. Хотя всем известно, что у Лукашенко официально детей все-таки двое.

Чтобы народ не расслаблялся от юмора, буквально через пару минут Бацька, как блестящий драматург, перешел к «Делу врачей». Да-да! Органы следствия-суда в Белоруссии сегодня заняты коррупционной цепочкой, в которой зашиты самые разные схемы хищений в здравоохранении. Пугать тюрьмой на самом высоком уровне в Белоруссии — добрая традиция, радующая все постсоветское пространство. И эти слова не на ветер. 1 марта, во время «Большого разговора» Лукашенко обронил жестокую фразу о том, что все его друзья сидят в тюрьме. На этот раз он тоже был беспощаден.

«Некоторые страдают — ах, президент пересажал там некоторых врачей. Сажали и будем сажать! Это казнокрады, ворюги и взяточники». И добавил, что по «Делу врачей» идет сотня человек. Внушает!

Белоруссия после Лукашенко

Ровно в полдень Лукашенко наконец приступил к тому, чего собственно от него ждали за рубежом. И начал с Украины, хотя и не сказал ничего нового. Минск и в дальнейшем готов быть нейтральным посредником по урегулированию, Белоруссия — за мир. Стоит отметить, что тема выборов на Украине затронута не была. Хотя видно, что она для него болезненна. Бацька — главный, хотя и не единственный архитектор той Белоруссии, которую мы знаем. И, наверное, именно тот, кто больше всего болеет душой о деле своей жизни и его будущем.

Правда на будущее Белоруссии далеко не все смотрят именно так, как смотрит на него Лукашенко. Ему это известно, поэтому, делая вид, что конституционная реформа с уменьшением полномочий президента, о которой Бацька уже упоминал 1 марта, пока не имеет даже концепции — скорее всего это не так. Потому что президент озвучил столько подробностей, связанных с транзитом власти, что абсолютно ясно: тема горячая и над ней работают непрерывно. Если опустить опровержения слухов (на чем строятся все форматы Бацьки), то полномочия президента будут ограничены обороной, политикой и кадрами. Исполнительная власть будет передана правительству, парламенту, Национальному банку.

«Это не значит, что мы будем предпринимать попытку создать систему, что Лукашенко вроде ушел, но не ушел», подчеркнул Лукашенко, дав понять, что казахстанский опыт в Минске услышан и внимательно проанализирован. При этом президент, чтобы избавить предприимчивых людей от лишних душевных метаний, железной пятой прошелся по теме выборов. И еще раз показал свою роль тем, что, то ли иронически, то ли серьезно предложил (если закон позволяет) провести выборы в парламент 7 ноября. Подчеркнув, что этот день в Белоруссии — праздник Великого Октября. Время выбирать президента — будущий год и в этих выборах Александр Григорьевич намерен участвовать. А оппозицию назвал «дохлой». Занавес.

Вскользь о главном

Шли минуты, часы. Но гости овального зала никак не могли дождаться темы, о которой в последней декаде Лукашенко говорит резко и много. Ожидаемо, освещая «многовекторность» глава государства сказал, что открыт будет ко всем, включая США. Сказал о «торговых войнах», которые идут и продолжаются. Но о России Александр Григорьевич все никак не начинал говорить. Пару раз иносказательно упомянул «недружественное» экономическое поведение. Дежурно заявил о преданности Союзному государству. И закончил послание констатировав, что Белоруссия состоялась.

Зал недоумевал, но как выяснилось — рано. Режиссура была выстроена и мизансцене было указано место «на бис». В белорусском парламенте два представителя оппозиции и обе — женщины. Одна из них, Анна Канопацкая, и задала вопрос, в котором упоминался посол России. Анна Анатольевна, единственная из депутатов задала два вопроса. И это вряд ли случайно. Потому что уже понятно, что Михаил Бабич, посол и спецпредставитель президента РФ, в Минске человек особенный, чтобы не сказать неудобный.

Вопрос Канопацкой же содержал выпад против него лично, отсылая к теме цифр, вокруг которых было столько шума месяцем ранее, когда представитель МИД РБ назвал дипломата «счетоводом». И снова в адрес Бабича полетел упрек в неумении считать. Речь шла о стоимости строительства БелАЭС и цены ее электричества. И тут выяснилось, что Канопацкая ошиблась — Бабич такого не говорил — это слова экономиста Ярослава Романчука. Сам Михаил Викторович слушал это сидя тут же, в овальном зале, улыбаясь. И когда наступила пауза, встал и сказал:

«К сожалению, вынужден констатировать, что президента в очередной раз ввели в заблуждение. Ни я, никакие другие государственные лица с российской стороны никогда не называли конечную стоимость БелАЭС». Получилось неудобно.

Послесловие

С сожалением приходится констатировать, что российско-белорусские отношения находятся в стадии «холодной дружбы». Совершенно очевидно, что посол Бабич является доверенным лицом Путина на территории Белоруссии и Минску весьма жестко дают понять, что статус его именно такой. Принимать эту правду белорусская сторона пока не готова. Именно с этим и связаны ставшие уже традиционными выпады в сторону Бабича. Причем роль орудия доверяют или мелкому чиновнику, или представителю весьма немногочисленной парламентской оппозиции.

Можно вспомнить и ответ министра иностранных дел Макея председателю правительства России, Дмитрию Медведеву, выдержанному в том же ключе, в той же позе. О том, насколько это публичное пикирование конструктивно судить двум народам. Они несомненно судят. А многие уже осуждают.