Издание Украина.ру решило проанализировать, как к новому церковному образованию относятся в православном мире.

«Признание» Ватиканом и Элладской церковью

После проведения раскольническими структурами так называемого объединительного собора на Украине разгорелся скандал. Пресс-секретарь раскольников Евстратий Зоря заявил, что Ватикан признал недавно созданную «Православную церковь в Украине» (ПЦУ). Для того чтобы сделать это громкое заявление, оказалось достаточно появления на новостном портале Ватикана сообщения об избрании главы ПЦУ.

Естественно, ни о каком признании раскольников католической церковью речи не шло. Апостольская нунциатура (дипмиссия Ватикана) в Киеве сразу опровергла сообщение Зори и заявила, что «если Святой Престол захочет опубликовать свою официальную позицию в отношении этих событий, то сделает это с помощью соответствующих способов и инструментов, используемых в таких случаях».

Раскольники не ограничились одной манипуляцией и распространили в социальных сетях видеоролик, на котором показано, как в одном из храмов Элладской православной церкви во время богослужения священник упомянул «митрополита Епифания». Это дало повод некоторым комментаторам утверждать, что Элладская поместная церковь якобы стала второй православной церковью после Константинопольской патриархии, которая признала итоги собора.

Каноническая православная церковь Украины сразу же заявила, что это был единичный случай. Говорить о том, что это позиция всей Элладской церкви, будет неправильным, поскольку только после праздников соберется заседание Синода этой церкви для оценки собора раскольников. Фактически произошедшее поминание — это самодеятельность, за которой стоит один епископ, заявил представитель церкви протоиерей Николай Данилевич.

Кто на самом деле поддержал раскольников

Не по-божески. Что хотят получить с Порошенко Филарет, Епифаний и Варфоломей
Не по-божески. Что хотят получить с Порошенко Филарет, Епифаний и Варфоломей
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк
Комичная ситуация, в которой оказались раскольники, еще раз говорит, насколько важно для «церкви» и светской власти Украины, инициировавшей разделение православных, признание мировым христианством их действий.

Признавших же крайне мало. Помимо Константинопольского патриархата, являющегося соавтором раскола, ПЦУ признали украинские греко-католики. Верховный архиепископ Украинской греко-католической (униатской) церкви Святослав Шевчук заранее выразил поддержку «объединительному собору» и призвал единоверцев молиться за успешность этого мероприятия.

Сразу после избрания «митрополита Епифания» (Сергея Думенко) поздравил с назначением глава Госдепартамента США Майк Помпео, но, как известно, внешнеполитическое ведомство США не является церковной организацией, к тому же по конституции (и украинской, и США) церковь отделена от государства. И потому, по сути, поздравление главы Госдепа следует в этом контексте рассматривать скорее как выражение личного мнения Помпео. В любом случае, для истинных христиан по всему миру данный поступок вряд ли будет иметь определяющее для новой церкви значение.

Христианская позиция

Не обрадовала Киев и ПЦУ официальная позиция православных Белоруссии. На общем собрании Минской епархии 21 декабря священнослужители постановили признать раскольнической так называемую автокефальную церковь Украины. Также Белорусская православная церковь выразила благодарность патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и поддержку митрополиту Киевскому и всея Украины Онуфрию.

Патриарх Кирилл ранее призвал мировое православие не признавать раскольническую объединенную структуру в Киеве. Как сообщает пресс-служба Русской православной церкви, он обратился к предстоятелям поместных православных церквей. В обращении Кирилла, в частности, говорится: «Призываю вас и всю полноту вашей святейшей церкви не признавать новосозданную псевдоцерковную структуру и не вступать с нею в общение».

Важно отметить, что раскольникам отказал в поддержке католикос всех армян Гарегин II. Ранее, отвечая на вопрос, сможет ли Армянская церковь признать так называемый объединительный собор на Украине, он заявил, что Армянская апостольская церковь является сторонницей каноничности и не может приветствовать шаги, которые направлены на разделение, расчленение церкви.

Война «без насилия». УПЦ переименуют, а бабушек остановит СБУ
Война «без насилия». УПЦ переименуют, а бабушек остановит СБУ
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Важным это заявление является еще и потому, что Армянская апостольская церковь не является православной, а значит, влияние и связь с ней РПЦ не так сильны, как с православными церквями. Не было адресовано Гарегину II и обращение Кирилла. Все это лишает аргументов тех, кто поспешит сказать, что отказываются поддерживать раскольников лишь те, кто связан с Москвой.

Выводы

1. Реакцию мирового православия на так называемый объединительный собор, прошедший в Киеве, вряд ли можно назвать даже сдержанной. Она, как минимум, недоуменная. Иначе как объяснить отсутствие официальной реакции на отнюдь не рядовое религиозное событие со стороны практически всех поместных православных церквей.

2. Предоставление украинской раскольнической церкви автокефалии способно привести к глобальному расколу в православном мире — это позиция РПЦ и украинской канонической церкви. В настоящее время остро необходим ответ именно на этот вопрос — не просто как реагировать на событие, а как дальше жить и взаимодействовать в мире, где одна из старейших канонических церковных структур, какой является Константинопольский патриархат, присвоила себе право принимать решения на канонической территории другой структуры. К тому же Константинополь узаконил раскольничьи секты, ставшие теперь вровень с последовательными каноническими церквями. И как теперь быть остальным церквям? Если признать такое решение правильным, значит, надо ожидать, что завтра любой из патриархатов будет самостоятельно действовать на чужой территории, используя раскольников и лишенных сана расстриг.

3. Кардинально изменить свою позицию в угоду геополитикам из Вашингтона и политиканам из Киева, разрушив многолетние отношения с большей частью православных, решатся не многие церкви мира. В связи с этим возникает вопрос (и не только на Украине): насколько далеко может заходить государство в светских странах в вопросах религии и веры? И не станет ли «киевский прецедент» основанием для пересмотра сложившихся традиций, когда власть старается не вмешиваться в дела церковные, а церковь не участвует в государственном строительстве?