Предыдущие визиты были как раз незадолго до заключения Минских договоренностей. Первый состоялся 23 августа 2014 года. Незадолго до него уже было анонсировано, что Пётр Порошенко через 2 дня поедет в Минск на встречу руководства ЕС с Владимиром Путиным. Видимо, на тех переговорах президентов Украины и России и были выработаны принципы первого Минского соглашения.

Так говорила Меркель

Тогда на совместной конференции с Петром Порошенко Меркель во вступительном слове сказала: «Мы знаем, что Украина — страна с очень разными регионами, и очень важно, чтобы мы думали о том, как соединить вместе все эти регионы. С первого дня своего правления президент Порошенко неоднократно заявлял, что опирается на местное самоуправление, децентрализацию, национальный диалог, конституционную реформу и уважение культурной и языковой идентичности. Я думаю, что это очень важные месседжи для всей страны, от Львова до Донецка, и мы поддерживаем их от всего сердца».

Меркель: Конец карьеры и европейский кризис
Меркель: Конец карьеры и европейский кризис
© REUTERS, Hannibal Hanschke | Перейти в фотобанк

А в ходе ответов на вопросы Меркель заявила, что в донбасском конфликте необходимо «найти дипломатическое решение… которое является приемлемым для всех сторон и которое является основой для обеспечения территориальной целостности Украины. Речь не идет о том, как порой полагают, чтобы не учесть должным образом потребности населения Украины. Позвольте мне напомнить, — продолжила тогда канцлер Германии, — что президент (Порошенко. —  Ред.) много раз говорил: русский язык не проблема, культурная идентичность не является проблемой. Децентрализация — важный месседж. Но чтобы иметь возможность обсудить все это с людьми в Донецке и Луганске, и, если необходимо, чтобы проголосовать за него, в первую очередь нужна мирная ситуация».

Спустя четыре года очевидно, что всё, о чем говорила Меркель тогда, померкло. Вопрос русского языка, например, решен окончательно — фактически он запрещен, а в некоторых регионах (Львов, Житомир) — на местном законодательном уровне. В Донбассе нет мира, а наоборот, украинской стороной ситуация доведена до того, что нет никаких переговоров между президентом и правительством Украины и мятежными республиками, не признавшими государственный переворот в Киеве в 2014 году. По вине Киева не выполнен ни один из пунктов политической части Минских соглашений.

Мнимые трудности перевода

Как раз накануне этой поездки тогдашний вице-канцлер и лидер социал-демократов Зигмар Габриэль сказал, что Украине стоит подумать над вопросом федерализации. И поэтому  немецких журналистов интересовало отношение Меркель к этой позиции. Канцлер отвечала: «Здесь существуют трудности перевода: в Украине слово «федерализм» понимается совершенно по-другому, чем в Германии — как синоним полной независимости, которой мы на самом деле не имеем в виду. Другими словами, то, что мы назвали бы «федерализацией», в Украине является «децентрализацией». Это как раз то, к чему стремится президент, и что я поддерживаю как важный шаг навстречу русскоязычному населению».

То есть Меркель трактовала планируемую украинскую децентрализацию как аналог европейской, скажем немецкой, федерализации, только под другим названием. И видела в ней не столько инструмент перераспределения денег, сколько средство сохранения культурного своеобразия регионов.

Однако по истечении четырех лет стало очевидно, что ни федерализации, ни децентрализации на Украине не произошло. Скорее, можно говорить об обратном процессе — существенной централизации власти, произошедшей как раз в период правления Порошенко. Значение и полномочия местных парламентов сведены к парафированию решений центральной власти, а русскоязычные регионы получили закон об образовании, в соответствии с которым преподавание на русском языке, как и общение в государственных учреждениях, практически приостановлено. Никаких "шагов навстречу русскоязычному населению" на Украине не сделано.

Как реагировал Порошенко на заявления Меркель

А вот что касается Петра Порошенко, то в то время не было еще лозунга: «Армия. Язык. Вера» (лозунги нынешней избирательной компании президента Украины) и он тогда действительно совсем иначе высказывался о русском языке. Да и о «российской оккупации» он тогда еще не говорил, а лишь о «террористах» и «наемниках». Однако обращает внимание, что на упомянутой пресс-конференции украинский президент скупо выражал те идеи, которые канцлер подавала как его собственные. Ведь на ней только Меркель говорила о русском языке, культурной идентичности и русскоязычном населении. Да и слово «децентрализация» Порошенко употребил лишь 3 раза, тогда как его гостья — вдвое чаще.

Меркель уйдет с поста председателя ХДС и не будет баллотироваться в канцлеры
Меркель уйдет с поста председателя ХДС и не будет баллотироваться в канцлеры
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

Между тем президент Украины Порошенко предпочитал, в отличие от канцлера Германии Меркель, не говорить, а действовать. На словах соглашаясь с Меркель, он осуществил за эти четыре года на Украине свою собственную последовательную внутреннюю политику, направленную на обеспечение контроля за СМИ, фактически ограничив свободу слова, особенно в оппозиционной власти прессе. Он добился сосредоточения небывалой за годы нынешней независимости власти в своих руках. Как уже было сказано, он фактически (не на словах, но на деле) отказался от реализации невыгодных лично ему Минских соглашений и в настоящее время пошел дальше, приступил к реализации религиозного раскола страны, направленного на создание независимой поместной церкви.

Третий – лишний. Очередной визит Меркель в Киев обойдется без пепла на голове

Что есть сегодня

Нынешняя гуманитарная политика украинской власти явно противоречит тому, что президент Украины вслед за канцлером Германии говорил четыре с небольшим года назад под аплодисменты западных политиков. На практике эта политика все больше отдаляет возможность возвращения Донбасса в Украину. Ибо в 2014 — начале 2015 года речь шла о возвращении в страну, где действует языковой закон Колесниченко–Кивалова и существует понятие «освобождение Украины от немецко-фашистских захватчиков».

Сегодня канцлер Германии приезжает в страну языковых квот, в страну, которую не освобождали в 1944-м от фашистов (а лишь «изгоняли» оттуда захватчиков), в государство, с чьей карты исчезли привычные жителям Донбасса имена их городов (ведь теперь по-киевски Краснодон — это Сорокино, Стаханов — Кадиевка, и именно под такими названиями они и фигурируют в отчетах Совместной мониторинговой миссии ОБСЕ).

Но эта политика осталась вне критики Берлина. Во всяком случае, если и есть какие-то замечания, их не высказывают публично, в отличие от того, что говорили в свое время Януковичу, например, о заключении в колонию Юлии Тимошенко. Уже скоро 3 года, как стало полностью очевидно, что Меркель спокойно примет невыполнение Киевом политической части Минских соглашений. Когда-то, 1 февраля 2016 года, Порошенко приехал в Берлин сразу после того, как Верховная Рада решила не рассматривать во втором чтении проект конституционных поправок о децентрализации, и канцлер Германии вопреки ожиданиям последовательных политиков и политэкспертов не выразила по этому поводу никакой озабоченности…

Европейские интересы Меркель

Почему Меркель не вспоминает, о чем она говорила в Киеве в 2014 году?

Ответ, видимо, есть в ее словах о второй поездке к Порошенко. Вечером 5 февраля 2015 года Меркель вместе с французским президентом Олландом посетила Киев, буквально на несколько часов, и покинула его, на этот раз не общаясь с прессой. А на следующий день лидеры Германии и Франции нанесли аналогичный визит Владимиру Путину. В промежутке же между этими визитами Меркель дала в Берлине пресс-конференцию с президентом Ирака Хайдером аль-Абади, где, впрочем, журналистов больше волновала тема вновь вспыхнувшей войны в Донбассе.

Минские соглашения. Справка
Минские соглашения. Справка
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк

Тогда-то Меркель и сказала: «Мы с Франсуа Олландом никоим образом не являемся нейтральными посредниками, мы должны утверждать наши интересы, немецкие, французские, но прежде всего европейские интересы. Поэтому я вчера проинформировала по телефону председателя Евросовета Туска об этих поездках. Этими интересами являются мир, европейский мирный порядок и его поддержание, а также свободное самоопределение народов».

Только, как видно по контексту пресс-конференции и дальнейшим действиям Меркель, под «свободным самоопределением» понимается никоим образом не выбор жителей Донбасса, а только выбор Киева в пользу евроинтеграции. Ну а нынешнее молчание по поводу русского языка и культурной идентичности, видимо, полностью отражает европейские интересы в понимании канцлера.

О чем не будет говорит Меркель в нынешний визит

Если отказаться от дипломатического языка, по итогам двух предыдущих визитов Меркель на Украину можно констатировать следующее:

1. Ни одно из пожеланий канцлера Германии, публично озвученных еще в 2014 году, президентом Украины Порошенко не выполнено.

2. Вопреки заявленным дефинициям, президент Порошенко реализовал свой собственный, личный план политической централизации власти на Украине, резко отличающийся от того, что ему предлагала канцлер Меркель.

3. Президент Порошенко осуществил, вопреки заявлениям Меркель, личный, свой собственный план по централизации, то бишь по сосредоточению неограниченной власти на Украине в своих руках, осуществив при этом сворачивание многих демократических процедур.

4. У себя на Украине Порошенко, стремящийся в ЕС, оказался более успешным и последовательным политиком, чем Ангела Меркель, являющаяся неформальным лидером ЕС.

5. Единственный пункт, который оказался неподвластен президенту Украины (и то с определенными уступками в его адрес), — это строительство "Северного потока-2", который Порошенко не смог остановить и который последовательно отстаивала канцлер Меркель. При этом очевидно, что эта несомненная заслуга Меркель стала возможной потому, что в этой части она скорее подкрепляется интересами большого немецкого бизнеса, чем политическими действиями лидера Германии.

И наконец, Порошенко, обыгравший по большинству политических позиций канцлера Меркель у себя на Украине, безусловно, может праздновать победу, принимая Меркель в третий и, возможно, последний раз в качестве канцлера. Но вряд ли об этом скажет Меркель во время пресс-конференций и даже в узком кругу украинских представителей власти.  Потому что проигрыш канцлера на украинском направлении и так всем абсолютно очевиден. Да и не принято в дипломатии, образно говоря, посыпать голову пеплом.

В этом плане можно прогнозировать, что визит Меркель в Киев на этот раз абсолютно бесполезный.