Интервью, данное 18 июня «РБК-Украина», первым командиром полка Нацгвардии «Азов», вождем партии «Национальный корпус» Андреем Билецким, оставляет много вопросов.

Во-первых, публичная декларации о непризнании монополии государственных силовых органах на насилие и наведении «Национальными дружинами» в самых разных уголках страны «украинского порядка» путем «акций прямого действия».

Разве в «Азове» и «Национальном корпусе» забыли произошедший 23 марта визит спецназа МВД в штаб-квартиру партии и тренировочную базу полка на киевском заводе АТЕК, когда националистов без лишних экивоков побили и поставили лицом к стенке? Даже если так, события 17 июня на гей-прайде в украинской столице еще раз показали всем, что полиция способна крайне жестко расправиться с ультраправыми бойцами, если те встанут у нее на пути, и ее численный ресурс значительно их превосходит.

А ведь Билецкий, при всем его радикализме, после отсидки в 2011 — 2014 годах стал предельно осторожным и влезает со своими людьми в любые потенциально опасные темы, только убедившись, что за этим не последуют аресты. Так было с блокадой отделений «Сбербанка», когда «азовцы» долго выжидали реакции силовиков на действия бойцов Добровольческого движения ОУН* Кохановского, и лишь поняв, что власть не против таких действий, включились в кампанию сами, и во многих других случаях.

Время Билецкого: «Нацкорпус» пробует власть на вкус, участвуя в местных выборах
Время Билецкого: «Нацкорпус» пробует власть на вкус, участвуя в местных выборах
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

А как быть с такой декларацией в том же интервью: «Мы из себя представляем самую большую структуру активистов, движения, как угодно, по всей Украине. Никто даже близко не приближается к нам по численности актива». Это не только заявка и на приоритетное внимание начавших сейчас борьбу с ультраправыми международных правозащитных организаций, но неизбежно вызовет недовольство партнеров по коалиции вокруг «Национального манифеста». «Свобода»*, например, очевидно,  считает самой крупной и авторитетной националистической структурой себя.

Затем Билецкий заявил о том, что социологи искажают данные о популярности его партии (стабильно фиксируя у нее рейтинг в полпроцента), и сообщил, что собственная закрытая социология дает больше: «В среднем, 2 — 2,5% у «Национального корпуса» без партнеров (по националистической коалиции со «Свободой» и «Правым сектором»*. — Прим. авт.)». Но ведь и 2,5% недостаточно для преодоления 5% барьера в Верховную Раду. Какая разница, полпроцента или два процента?

Предпродажная подготовка: «азовцы» засуетились перед выборами

А вождь «Нацкорпуса» продолжает: «Мы прекрасно и уверенно чувствуем под ногами почву на юго-востоке Украины. И я уверен, что сейчас у нас там проценты рейтинговой поддержки отнюдь не меньше, чем на западе Украины. У нас огромное количество реального членства и активистов в таких городах, как Запорожье, Херсон, Мариуполь и Николаев». Но это все равно не дает возможности кандидатам от его партии победить там на выборах пусть даже местного уровня.

Зато все это объясняется, если предположить, что в этом резонансном интервью смысл — предложение «азовцев» на продажу крупным политическим проектам на выборах 2019 года. Да, 2 — 2,5% поддержки недостаточно для самостоятельного прохождения в парламент страны, но приплюсовать это к базе выше 5% выглядит очень привлекательно для любой крупной партии, ведь даже самая популярная «Батькивщина» набирает по всем опросам в пределах 11 — 15%. Популярность и наличие реального актива (то есть готовых кадров агитаторов) на юго-востоке страны опять-таки очень привлекательны для партий, основной электорат которых проживает в центре или на западе Украины.

Декларация о наличии разветвленной сети боевых отрядов, которые не боятся никого, даже полицию, тоже выглядит крайне привлекательно для выборов. Во-первых, нужно охранять свои мероприятия и своих агитаторов, а при необходимости — разгонять и бить конкурентов. Во-вторых, что гораздо важнее, силовой ресурс необходим при работе с избирательными комиссиями при подсчете голосов — как мешать фальсификациям (а они 100% будут, у неугодных Порошенко кандидатов будут массово воровать голоса), так и заставить нарисовать нужные цифры нужным кандидатам (такой опыт у Билецкого уже есть по собственным выборам в Верховную Раду осенью 2014 года в Оболонском районе Киева, где бойцы «Азова» окружали с оружием избирательные комиссии).

И, главное, все это — раскрученный бренд, спикеры, электорат, агитаторы, бойцы — можно приобрести разом. Это выглядит особенно соблазнительно.

Судя по всему, в этом «пакетном предложении» Билецкий проталкивает и себя, так как, судя по сообщениям СМИ, не видит особых перспектив на переизбрание в Оболонском районе, а сохранить зарплату, высокий статус и депутатский иммунитет от уголовного преследования очевидно хочет. На эту мысль наводят и его заявления в интервью:

«У нас были предложения и от «Батькивщины», и от «Самопомощи». Одни, не буду говорить кто, более активно предлагали, вторые менее. В 2014 году я мог выбирать любую партию, кроме, наверное, «Оппоблока». Я не шел от этих партий…» Выразительный намек на то, что очень выгодно было бы сейчас и включить его в чей-то список на проходное место.

Интересно, что это заявление последовало сразу за презентацией «Нового курса» Юлии Тимошенко. Уж не в «Батькивщину» ли метит Билецкий? К этой же партии сейчас активно «подбивает клинья» министр внутренних дел Арсен Аваков, ценность которого видят в том, что именно его подчиненные будут охранять избирательные участки. А «азовцы» по сути говорят — нет, нас он не представляет, нас надо покупать отдельно, иначе ведь эти избиркомы мы можем штурмом взять в разных городах, и полиция нас не остановит.

«В этом нет ничего невероятного, так как у партии Тимошенко есть давний и успешный опыт сотрудничества с националистами бандеровского толка, с которыми либералы на Украине не считали зазорными объединяться против русских и пророссийских партий, — отмечает лидер движения «Тигры Родины» (молодежное крыло партии «Родина») Владимир Лактюшин. — Так, в сентябре 2000 года экс-лидер УНА-УНСО* Дмитрий Корчинский презентовал в Киеве организацию «Щит Батькивщины», заявив, что она объединяет бывших и действующих военных по всей стране и поддерживает Тимошенко. Далее в 2002 году депутатом Верховной Рады от «Батькивщины» стал действующий вождь УНА-УНСО Андрей Шкиль, перед этим отсидевший год в тюрьме за руководство акциями «Украины без Кучмы». Шкиль присутствовал во фракции «Батькивщины» еще в двух созывах Верховной Рады и даже являлся заместителем главы фракции».

По его словам, националисты были массово интегрированы в отделения «Батькивщины» и на местах. Наиболее выразительный пример — Сумская область.

«В 2013 году я был депутатом городского совета в Сумах, и возглавлял «Молодую Батькивщину». Это, наверное, не очень было типично для «Батькивщины», но наша молодежная организация была похожа не на структуру парламентской партии, а на боевую организацию… Мы не занимались мирными акциями принципиально… В октябре 2013-го мы активно воевали с откровенно пророссийским проектом «Украинский выбор» Медведчука, сносили их палатки, разгоняли их мероприятия», — рассказал 7 ноября 2015 года в интервью изданию «Цензор.Нет» Семен Салатенко, ставший к тому моменту уже депутатом Черниговского областного совета от «Батькивщины».

Салатенко описал одного из лидеров сумской «Молодой Батькивщины» 17-летнего националиста Сергея Табала (кличка Север): «Север еще в школе сколотил свою уличную группировку, чтобы контролировать свой район. Он был хулиганом… Любил таскать с собой пистолет Флобера… Был отчаянным бойцом. В стаю гопников разрядить пистолет — это Север, нож в кармане — это Север. А как по-другому в бандитском государстве, где твои права ничего не стоят?» Позже, когда начался Евромайдан, Табала отправился в Киев, принимал участие в штурме Администрации президента 1 декабря 2013 года. Именно он столкнул Петра Порошенко, пытавшегося остановить штурм, с бульдозера.

«Стал в «Правом секторе» уважаемым командиром, его ценили, принимал участие во всех столкновениях. На Грушевского в первый день столкновений в январе (2014 года. — Прим. авт.) я видел, как Север ведет в бой с «Беркутом» отряд "правосеков"», — вспоминает Салатенко. Погиб Табала в ноябре 2014 года в бою у донецкого аэропорта.

Разве это сильно отличается от нынешних «Нацдружин»? Последние на фоне таких «отморозков» выглядят просто-таки дисциплинированными и умеренными в методах.

* Организации запрещены в России Верховным судом РФ.