7 мая с таким лозунгом вышли к журналистам председатель Независимого профсоюза горняков Украины (НПГУ) Михаил Волынец; председатель первичной организации НПГУ шахты «Нововолынская №9» ГП «Волыньуголь» Василий Гура, председатель местной организации НПГУ городов Селидово и Новогродовка Донецкой области Виктор Трифонов; председатель первичной организации НПГУ шахты «1/3 Новогродовская» ГП «Селидовуголь» Донецкой области Сергей Павлов.

Как украинская власть грабит шахтеров

«Мы информируем все мировые гражданские организации и профсоюзы. Поверьте мне, что будут приняты на соответствующем уровне персональные санкции против лиц, которые сегодня осуществляют эти коррупционные явления и собирают информацию о наших семьях. Но они борются против шахтеров», — сообщил Волынец.

Долг украинским шахтерам достиг 28 млн долларов
Долг украинским шахтерам достиг 28 млн долларов
© РИА Новости, Игорь Маслов | Перейти в фотобанк

Главным образом, собравшиеся шахтеры-профсоюзники собрались, чтобы заявить о солидной задолженности по зарплате перед горняками.

Общий объем зарплатного фонда на 33 государственных шахтах составляет 530 млн грн. Количество работников, занятых на этих шахтах, составляет 41 тыс человек. А общая задолженность по зарплате составляет 740 млн грн. Это с учетом задолженности за 2015-2017 годы (274 млн грн) и невыплаченных денег за текущий апрель (470 млн грн).

Задолженность по зарплате «Селидовуголь» на данный момент составляет 113,5 млн грн при месячном зарплатном фонде в 90 млн грн. Селидово могло кормить половину шахт других объединений еще пару лет назад.

А шахта «Нововолинская шахта №9» при ГП «Волыньуголь» за апрель заработала 14 или 15 млн грн при вдвое меньшем месячном зарплатном фонде. На волынской шахте «Бужанская» зарплату выплатили конторам и структурным подразделениям, а шахтерам не досталось. Как утверждает Волынец, за то, что те «критикуют смотрящих и не дают закрыть шахты».

(Смотрящим за ТЭК эксперт назвал нардепа Игоря Кононенко из БПП. В угольной промышленности аж два надсмотрщика — человек Кононенко — Виталий Кропачев и Андрей Венгрин (бывший советник главы Минэнерго Андрея Демчишина. Венгрина в СМИ называют неофициально управлявшим группой угледобывающих госпредприятий, среди которых — «Львовуголь», «Волыньуголь» и «Селидовуголь» — ред.).

Василий Гура со своей стороны рассказал, что на «Бужанской» по приказу гендиректора этой шахты доводят зольность добываемого угля до 54,6 — некондиционного вида.

«А если говорить о Нововолынской шахте №9, то глава Литовезской объединенной территориальной общины Иванчук Иван Иванович незаконно зарегистрировал устав, которым шахта №9 ликвидируется. Мы договорились с министром, что в министерский приказ №530 о ликвидации профсоюзные активисты и директор шахты внесут изменения. А гендиректор просто убежал», — добавил Гура.

Михаил Волынец понадеялся на Игоря Насалика, поставленного вместо уволенного Демчишина. Но тщетно — тот «начал безбожно грабить энергетический сектор и угольную отрасль».

«Министр Насалик считает, что задолженность — это если зарплата не выплачена на 25-й день после начала следующего месяца. То есть после 25 мая долг за апрель уже будет считаться официальным. А служба статистики считает, что долг за апрель считается только через 30 дней после 25 мая. Итак, только через 55 дней правительство может взять на учет задолженность по зарплате. Но если вы не оплатили коммунальные платежи и банковские кредиты, вам насчитают пеню», — пояснил Волынец.

Так, шахтеры, к примеру, Волыни не могут вовремя уйти на пенсию и лишаются страхового стажа, так как их отчисления в Пенсионный фонд и фонды соцстрахования переводятся на погашение пени.

«Спасибо» шахтерам за помощь в Революции

После Революции достоинства, в которой шахтеры и независимые профсоюзы принимали активное участие, коррупция в отрасли не уменьшилась, а стала более тотальной — зарплату шахтеры выбивают от страйка до страйка и в стихийном режиме, так как давление на угольные профсоюзы усиливается.

«Но даже при том же Януковиче, шахтерам насчитывали от $1 до 1,5 тыс зарплаты и речи о закрытии шахт не было», — вспомнил сладкие времена глава НПГУ, добавляя, что профсоюзные активисты и шахтеры помогали также «бороться с сепаратизмом» на Донбассе вместе с ГО «Патриот».

Профсоюзы всегда доказывали, что шахты надо сохранять. А если и закрывать, то это должно быть сделано цивилизованно, с открытием новых рабочих мест. Однако этого не делается. Текущая власть обещала стратегию реформы ТЭК и концепцию реформирования угольной отрасли — создание Национальной угольной компании. Вместо этого Кабмин тихонько принял решение про большую приватизацию, в которую входят 29 шахт, за исключением пяти, которые сразу закроют.

«Так что же, угольной компании не будет? Есть спецзакон о приватизации, где за 1 грн можно купить государственные шахты, есть законы про концессию, аренду предприятия и про совместное предприятие. Привлекайте инвестиции. Невыгодно. А выгодно из бюджета направить миллиарды на закрытие шахт. Что потом? Как будут функционировать шахтерские города?», — возмущенно вопросил Волынец.

В Волынской области бастуют шахтеры
В Волынской области бастуют шахтеры
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк

Кроме того, он не верит Фонду госимущества и заявляет, что многие предприятия разного калибра были уничтожены под его руководством. ФГИ, не имея профильных специалистов, добьют и шахты. Да и когда нет объемов добычи, как раньше, уже цена на уголь не спасет. Господдержки, как раньше, тоже уже нет.

При этом, у госшахт еще при президенте Викторе Януковиче, структуры, принадлежащие его сыну, отобрали угольные пласты, а работа велась на частных. Новая власть «отжатые» пласты так и не вернула, — доложил Сергей Павлов, который также уверен, что «Насалик угробит всю угольную промышленность и отдаст ее в грязные коррупционные руки».

«В 2014-2016 годах уголь из украинских госшахт покупали втрое дешевле и тариф на наш уголь был ниже, чем на привезенный из России — оттуда завозили по $100 и больше за тонну. А уголь наших госшахт забирали по 800 грн/т.», — подметил Михаил Волынец.

«Людей, которые что-то понимают в угольной отрасли, отодвинули. Мы свой регион без боя не сдадим. Мы будем биться за каждое предприятие, школу и больницу», — дополняя коллегу, предупредил власть Виктор Трифонов.