Спустя ровно три недели после проведения плебисцита в Каталонии вопрос о полномочиях местных властей вынесли на референдум в двух итальянских регионах. В результате за предоставление автономии высказались 98% избирателей Венето и 95% — Ломбардии. Немецкое издание Bild написало, что Каталония посеяла зёрна сепаратизма в Европе. Хотя требования испанского и итальянских регионов во многом схожи, но в то же время есть много принципиальных отличий.

Согласно букве закона

Изначально организаторы итальянских референдумов хотели пойти по стопам каталонцев и сформулировать вопросы в бюллетенях, например, так «Хотите ли вы, чтобы регион стал независимым?» или «Хотите ли, чтобы 80% налогов оставались в региональной казне?», но Конституционный суд Италии поставил крест на этих планах. Тогда жителей Венето спросили «Хотите ли вы, чтобы региону были приданы формы и особенные условия автономии», а избирателей Ломбардии — «Хотите ли вы, чтобы область Ломбардия, с учётом её особенностей в рамках национального единства, предприняла инициативы, необходимые для того, чтобы запросить у государства особые условия для автономии в соответствии с имеющимися ресурсами в соответствии со статьёй 116, пунктом 3 Конституции Италии». Таким образом, вопросы полностью соответствовали положению Основного закона страны, которое даёт право регионам договориться с центральной властью о делегировании им определённых полномочий в рамках автономии.

Венето и Ломбардия проголосовали за расширение автономии
Венето и Ломбардия проголосовали за расширение автономии
© РИА Новости, Владимир Вяткин / Перейти в фотобанк

Для запуска переговорного процесса по этому вопросу руководству Венето и Ломбардии необязательно было проводить референдумы — они могли бы обратиться к Риму напрямую, как поступили власти северного региона Эмилия-Романья. Однако для официального утверждения автономного статуса и внесения соответствующих конституционных поправок договорённости между центром и регионами должны одобрить 2/3 депутатов парламента или большинство жителей Италии на общенациональном референдуме. Таким образом, прошедшее 22 октября голосование не носит юридически обязательного характера.

Джульетто Кьеза: В Европе усиливаются сепаратистские настроения

Тем не менее, губернатор Ломбардии Роберто Марони призвал не недооценивать значение этого событий: «То, что референдум имеет статус консультативного, нисколько не умаляет его значения. Brexit тоже так начинался».

«Венето и Ломбардия подняли проблему очень эгоистично: они хотели бы больше автономии, но и остальные регионы тоже хотят больше, поэтому это не легко разрешимая задача. Расширения полномочий могут потребовать Сицилия и Сардиния, а также Тоскана, где действует движение «За автономию Тосканы». В результате сложится очень спорная ситуация внутри Италии как между регионами, так и между регионами и центром», — сказал в интервью изданию Ukraina.ru общественный деятель из Италии Джульетто Кьеза.

В отличие от них, Каталония обладает автономным статусом ещё с 1979 года и самостоятельно решает многие финансовые вопросы. Однако Барселоне этого кажется мало — она хочет стать независимым государством и войти в состав Европейского союза, чтобы продолжить пользоваться такими общеевропейскими преимуществами, как единый рынок, свобода перемещения людей, товаров и капитала и прочими. Конституция Испании допускает получение суверенитета тем или иным регионом, но только в результате общеиспанского референдума.

Экономика превыше всего

Главное недовольство нынешним положением дел и жителей Каталонии, и Венето, и Ломбардии связано с дисбалансом отчисляемых налогов и полученными из центра субсидиями. Испанская автономия, которая обеспечивает 20% ВВП страны и 25,6% экспорта, а по итогам прошлого года заняла четвёртое место среди испанских регионов по темпам роста экономики, в 2010 году направила в бюджет монархии 118,5% от среднего по стране, а получила — 98,9%. В случае с Венето разница между этими показателями составляет свыше €15 млрд, а для Ломбардии — и вовсе более €50 млрд.

В ходе переговоров с Римом губернатор Венето Лука Дзайя намерен добиться передачи полномочий в 23 сферах: от образования до охраны окружающей среды, а также намерен поднять вопрос об антироссийских санкциях.

«Ничто не мешает региональным властям добиваться автономии до такой степени, чтобы мы сами могли вести свою экономическую и международную политику. Антироссийские санкции наносят огромный удар по нашей области, и мы продолжим линию на борьбу с санкциями», — заявил он.

Сергей Михеев: Власти Каталонии испугались собственной смелости
Сергей Михеев: Власти Каталонии испугались собственной смелости
© РИА Новости, Хавьер Луэнго / Перейти в фотобанк

Власти итальянских регионов открыто критикуют действия Рима на международной арене, в частности в отношениях с Москвой. В 2016 году совет Венето принял резолюцию с призывом осудить политику Европейского союза в российском регионе и признать результаты референдума в Крыму, позже эту инициативу поддержали Лигурия, Ломбардия и Тоскана.

Ситуация с Каталонией не ограничивается только экономическими претензиями — здесь важную роль играет этнический фактор. Жители автономии, которая имеет собственный язык и богатое культурное наследие, никогда не ассоциировали себя с испанской нацией. На балконе почти каждого дома висит флаг Каталонии — эстелада, — который стал символом местных борцов за независимость, и плакат с лозунгом «Каталония — это не Испания». Позицию того или иного каталонца о статусе региона можно безошибочно определить в толпе — по значкам с жёлто-красным флагом с синим треугольником и белой звездой или коротким словом «Si».

Рим подаёт пример Мадриду

Накануне референдума многие каталонцы не могли даже представить, что, говоря «да» независимости, они ставят подпись под лишением региона имеющихся привилегий.

Джульетто Кьеза: В Европе усиливаются сепаратистские настроения

«Ситуация очень сложная. Люди, которые хотели высказать своё мнение, теперь подвергаются политическому насилию. Одностороннее провозглашение независимости невозможно. Я не знаю, что будет дальше, но не думаю, что выход из состава Испании — это хорошая идея. Я бы предпочёл, чтобы этого никогда не произошло», — сказал в интервью изданию Ukraina.ru житель Каталонии Исак Гомез, который 5 лет назад считал, что единственный путь для региона — это отделение от королевства.

«КоммерсантЪ»: Каталонии надевают испанский сапог
«КоммерсантЪ»: Каталонии надевают испанский сапог
© РИА Новости, Хавьер Луэнго / Перейти в фотобанк

Несмотря на то, что глава Каталонии Карлес Пучдемон приостановил процедуру провозглашения независимости в надежде достичь консенсуса с Мадридом, премьер-министр Испании Мариано Рахой не хотел слышать о каких-либо переговорах и 21 октября объявил о первом в истории страны случае применения 155 статьи Конституции. В результате Каталонию ждёт лишение статуса автономии и досрочная смена местного правительства.

В отличие от испанского коллеги, премьер-министр Италии Паоло Джентилони готов сесть за стол переговоров с «сепаратистскими» регионами: «Я с интересом, уважением и готовностью наблюдаю за дискуссией, открытой проведением референдумов об автономии. Я готов сделать некоторые шаги навстречу».

По словам Джульетто Кьезы, глава правительства обязан провести консультации с главами Венето и Ломбардии, но проблема заключается в том, как отреагируют другие 18 регионов страны. Он не исключил, что затем Риму придётся начать переговоры и с остальными руководителями регионов.

Судя по такой сдержанной и уравновешенной позиции Рима, итальянские власти уверены в том, что ситуация не выйдет из-под контроля, даже если Венето и Ломбардия докажут свою правоту. Сейчас 5 итальянских регионов обладают статусом автономии, при этом каждый из них имеет свои особенности. Альто-Адидже (Южный Тироль) и Фриули-Венеция-Джулия стали автономными согласно международным договорам по урегулированию территориальных споров с Австрией и Югославией соответственно, теперь 90% и 70% налогов остаются в местных бюджетах. Сицилия и Валле д'Аоста обладали расширенными полномочиями ещё до принятия Конституции 1948 года, а Сардиния получила автономию по конституционному закону от 26 февраля 1948 года.

Просчёт на несколько шагов вперёд

Многие политики и представители общественности теперь критикуют глав Венето и Ломбардии Луку Дзайю и Роберто Марони в бессмысленной трате €60 млн на организацию референдумов. Однако проведённые голосования стали не просто выявлением интересов местных жителей, а элементом подготовки к парламентским выборам, которые пройдут в Италии в следующем году. Оба политика представляют «Лигу Севера», лидер которой Маттео Сальвини всерьёз готов побороться за пост премьер-министра. С учётом исхода референдумов партийное руководство может корректировать свою предвыборную программу и завоевать симпатии большего электората.

«Очевидно, что «Лига Севера» инициировала референдумы в основном из-за внутреннего противоборства с партией Берлускони «Вперёд, Италия!». В то же время складывается очень сложная ситуация: с одной стороны, Сальвини получает преимущество перед Берлускони, а с другой, — когда стартуют выборы, начнётся дискуссия между Венето и Ломбардией с центральными властями. Тогда «Лига Севера» столкнётся с ситуацией, когда жители этих двух регионов будут требовать автономию, а члены партии Сальвини в парламенте будут вынуждены отказаться, тогда политические силы вступят в борьбу между собой», — сказал Кьеза.

Atlantico: В Европе набирает силу цивилизационный кризис
Atlantico: В Европе набирает силу цивилизационный кризис
© РИА Новости, Алекс Макнотон / Перейти в фотобанк

Плебисцит в Каталонии, несмотря на дальнейшую чехарду в отношениях Мадрида и Барселоны, придал уверенности сепаратистским движениям в других странах Европы. В частности, лидер партии евроскептиков «Фламандский интерес» Томас Ван Грикен заявил о намерении вынести вопрос о независимости Фландии от Бельгии на референдум, ссылаясь на экономическое благополучие региона: фламандцы составляют чуть больше половины населения страны и при этом обеспечивают почти 85% национального ВВП.

«Я думаю, что эта проблема существует везде. Так, в Испании страна басков давно требовала расширения полномочий и получила некую автономию, но они хотели независимости. Во Франции действуют 2-3 подобных движения. Это довольно распространённая ситуация в Европе, которая усиливается из-за неспособности центральных правительств, учитывая экономический и социальный кризис, разбираться с общественным мнением и требованиями народа, поэтому эта тенденция, конечно, сейчас усиливается», — подчеркнул Кьеза.