Слово «волонтер» вошло в украинскую жизнь весной 2014 года. Оборотистые граждане, часто с очень небезупречным с точки зрения закона прошлым, взяли на себя миссию снабжать оружием, амуницией, медикаментами и едой страдающую без этого украинскую армию и сформировавшиеся тогда же добровольческие отряды.

Делали они это не за свой счет — тогда, два с половиной года назад, еще не разорившиеся до нитки украинцы был готовы жертвовать свои деньги на помощь героическим защитникам Украины, вроде бойцов «Торнадо» и «Айдара», нацистов из «Азова», Семена Семенченко, Парасюка и Мосийчука. Деньги на войну сдавали все — и желающие показать свой патриотизм олигархи, и небогатые работники офисов, где сдавать приходилось каждому, в добровольно-принудительном порядке — чтобы коллеги не посмотрели на тебя как на агента Москвы, со всеми вытекающими отсюда последствиями для заработка и карьеры.

Заработать на искреннем порыве

Этой ситуацией воспользовалось множество жуликоватых личностей, которые спешно создавали сомнительные организации и фонды, публикуя номера счетов, куда перечисляли свои пожертвования сотни тысяч людей. Впрочем, волонтеры охотно брали помощь натурой, борзыми щенками, принимая все — от автомобилей и ноутбуков до одежды и продуктов питания, которые, разумеется, не облагались никакими налогами. В то время никто на Украине не вел серьезного учета собранных средств и имущества, и уж тем более, никто не контролировал, как оно расходовалось и куда попадало, что создавало широчайшие возможности для спекуляции и банального воровства. Остап Бендер знал 400 способов отъема денег у доверчивых граждан, но если бы он дожил до 2014 года, ему было бы чему поучиться у тех, кто освоил тогда новую профессию под названием «волонтер» — самую выгодную профессию в сегодняшней Украине.

Конечно, среди волонтеров хватало вполне честных людей — однако, как показало время, они плохо приживались в этом бизнесе. Во-первых, честным людям, которые не желали разворовывать собранные для фронта средства, надо было ходить на работу, подобно всем остальным украинцам. А это практически не совмещалось с форматом волонтерского ремесла. Во-вторых, честных людей быстро выживали из волонтерского бизнеса, который, как любой бизнес, быстро организовался в цепочки связанных деловыми отношениями людей, которые поставляли друг другу необходимые машины, приборы, амуницию, продукты от государственных предприятий, учреждений или иностранных благотворительных структур, толкая часть этого «налево» или получая за эти поставки свои откаты. Честные люди, которые не хотели брать и делиться, никак не вписывались в эти схемы.

Конечно, у волонтерского бизнеса тоже были свои проблемы — конкуренты или обманутые солдаты могли обвинить их в воровстве или даже в сотрудничестве с коварным врагом, а коммерческие разборки в зоне АТО, где кто-то не получил предназначавшийся ему автомобиль или тепловизор, зачастую, могли привести к очень неприятным последствиям. Однако, бизнес всегда умел защищать свои интересы и обеспечивать свою безопасность — гораздо лучше, чем безопасность Родины.

Поэтому уже вскоре у наиболее активных волонтеров, которые давно работали организованными группами, появились вооруженные покровители из представителей воинских частей, которые получали от них ту или иную помощь. Потому что в современной Украине добро должно быть с кулаками, а еще лучше — с автоматом в руках. Иные волонтеры понимали это тезис настолько буквально, что вымогательство и рэкет со временем становились основным родом их деятельности — так, в ноябре 2016 года в поселке Носовка на Черниговщине была осуждена группа представителей местной волонтерской организации, которые выбивали деньги у местных предпринимателей.

Однако в огромной армии украинских волонтеров выделяются знаковые фигуры, которые не только сумели обогатиться на вспыхнувшей на Донбассе войне, но и сделали на ней впечатляющие политические карьеры, которым позавидовали бы самые ловкие авантюристы прошлых времен. И теперь активно влияют на политику нашего государства.

Волонтерская плеяда

Самым известным из этих деятелей является Георгий Тука, заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, руководитель волонтерской группы «Народный тыл» и основатель скандального сайта «Миротворец», который обвиняется журналистами и правозащитниками всего мира в незаконной публикации личных данных работников СМИ, а также других украинских и иностранных граждан. Прошлое этого человека является настолько запутанным, что в интернете можно увидеть сразу две разные версии его биографии. Неясно даже, где он получал высшее образование — в Киеве или Севастополе, что дает основание подозревать Туку в отсутствии у него необходимого для государственной службы диплома.

Волонтеры: самая доходная профессия Украины

Журналисты выяснили, что Тука работал буфетчиком в киевских столовых, а затем ушел в мелкий бизнес — такой мутный, что информация о нем тщательно скрывается нынешним замминистра. В информации на сайте администрации президента указано, что с мая 2010 года. по июль 2015 года Тука работал председателем правления общественного объединения «Народный тыл» и одноименного фонда. Но и фонд, и объединение были зарегистрированы только в 2014 году — уже после начала войны.

Карьера Туки строилась на агрессивном и одиозном самопиаре, который сводился к требованиям расправиться с заподозренными в сепаратизме гражданами, и громким заявлениям о том, что Украине нужна диктатура со своим собственным Пиночетом. Еще более важным оказалось умение договариваться с нужными людьми из окружения Порошенко, который очень скоро перешел с Тукой на ты, и назначил его руководителем военно-гражданской администрации Луганской области, где коррупция и контрабанда в зоне АТО позволяла чиновникам обогащаться со сказочной быстротой. Сегодня карьера Туки зависит от политической судьбы Порошенко и продолжения войны на востоке Украины, окончание которой серьезно осложнит жизнь цвету украинского волонтерства.

Еще одним волонтером, который успешно шагнул в высшие эшелоны украинской политики, стал Юрий Бирюков. Этот бывший менеджер туристического бизнеса с незаконченным высшим образованием создал во время майдана волонтерскую группу «Крылья Феникса».

Волонтеры: самая доходная профессия Украины

И уже по состоянию на начало июля 2014 года его группа собрала пожертвования более чем на 10 миллионов гривен, а в сентябре эта сумма достигла 50 миллионов. Летом 2014 года группа Бирюкова, в которой насчитывалось более 30 человек, получала в среднем 250-300 тысяч гривен в день.

Помощь фронту оказалась настолько успешной, что на сегодня Бирюков официально владеет IT-бизнесом в США и агробизнесом на территории Украины. А также, является помощником президента Порошенко и министра обороны, часто озвучивая у себя в блоге воинственные призывы к продолжению войны до победного конца.

А в августе 2016 года в украинский парламент прошла волонтерка Татьяна Рычкова, бывшая владелица небольшой пекарни и соратница Бориса Филатова, которую вместе поддержали на довыборах в Днепропетровской области политические структуры Игоря Коломойского и Петра Порошенко. Согласно декларации, еще до избрания в парламент Татьяна Рычкова до избрания в Верховную Раду имела доход в 1 689 315 гривен, из которых на зарплату приходилось только 83 097 грн, а более полутора миллиона гривен были скромно и честно указаны в графе «Другие виды доходов». Из чего само по себе ясно, как выгодна сегодня на Украине эта специфическая профессия.