«Если не предпринимать каких-то мер и ничего не делать, то конечно [угроза дестабилизации] существует», — заявил глава президентской администрации Игорь Райнин.

В рамках этой кампании или нет, на этой неделе Киевский районный суд Харькова вынес приговор четырем участникам «Русской весны» 2014 года, впаяв им по пять лет, двоим из них – с испытательным сроком три года. 

А накануне, одного из лидеров антимайдановских протестов двухлетней давности, Спартака Головачева, отправили из СИЗО под домашний арест с залогом в 206 тыс. гривен. Днем ранее аналогичное решение принял Апелляционный суд Харькова относительно пожилой коммунистки Аллы Александровской, боровшейся за особый статус Харьковской области. 

На улицах Харькова не пахнет никакой «дестабилизацией». 

В ухоженном центре сияют иллюминацией архитектурные достопримечательности, торгово-развлекательные комплексы и пункты обмена валюты, которые здесь на каждом шагу. Граждане активно сдают и покупают рубли: до российского Белгорода рукой подать, пункты пропуска на границе работают ударно.

Харьковчане коротают вечера в многочисленных кофейнях и закусочных, тихих ресторанчиках и шумных клубах. «Первая столица», как величают свой город харьковчане с тех пор, как он носил статус столицы Советской Украины, составляет конкуренцию «культурной столице Украины» Львову, куда традиционно стремились ценители культуры общепита. Теперь и в Харькове можно найти креативные кафе. Как например, совсем новое заведение «Пластилиновая ворона». 

Кафе спрятано в одном из подъездов без вывески на главной улице — Сумской. На входе в полуподвальное помещение дядька в униформе советского дворника требует назвать пароль (сдаем секрет: «Лепится нелепица»). Эта дверь — портал в недалекое прошлое. Антураж составляют «бабушкины» ковры, ламповые телевизоры, кассетные магнитолы, дисковые телефоны, автомат с газированной водой позднего советского образца. Живая группа исполняет старые хиты Rolling Stones и Pink Floyd, в перерывах диджей запускает шлягеры 1980-х. Цены в меню указаны в долларах — по курсу советского рубля: 60 копеек за доллар. Появление «Пластилиновой вороны», видимо и есть признак «дестабилизации» — декоммунизация в заведении не ночевала.

Кафе скроено по львовским лекалам. Там «Крыйивка» давно завлекает клиентов квестом с поиском нужной двери и с паролем. Однако чтобы попасть в «бандеровское подполье», нужно в ответ на «Слава Украине!» крикнуть: «Героям слава!». В Харькове та же конструкция упакована в ностальгию по позднему СССР. 

Вряд ли соответствует киевским инструкциям декоммунизация сквера Победы на центральной улице Сумской. Там ликвидировали Аллею героев-комсомольцев. Однако вместо бюстов Зои Космодемьянской, Александра Матросова и Олега Кошевого высится роскошный православный собор Святых Жен-Мироносиц — Московского патриархата. Инициативу церкви еще до майдана поддержал тогдашний мэр Харькова Михаил Добкин, которого майдановская власть уголовно преследовала за «посягательство на территориальную целостность», то есть, сепаратизм, но закрыла дело в виду отсутствия состава преступления. Соратник Добкина, нынешний городской голова Харькова Геннадий Кернес добился того, чтобы сроки возведения храма сократились вдвое. Собор открыли год назад. А в этом году, так уж и быть, переименовали граничащую со сквером Совнаркомовскую улицу в Жен Мироносиц. Правда, она пересекается фактически с одноименной улицей Мироносицкой. А что вы хотите — декоммунизация. Не возвращать же в самый уютный уголок города историческое название – Старокладбищенская улица. 

Украшение сквера — фонтан «Стеклянная струя» с ротондой, визитная карточка Харькова. Фонтан с ярким архитектурным элементом установили во времена Хрущева. Он не имеет никакой идеологической нагрузки, внося романтическую ноту в облик центра. В результате сквер, разбитый на месте кладбища и позже – троллейбусного депо, превратился в место встреч влюбленных парочек. 

Теперь на шпиль беседки водружен украинский флаг: чтобы помнили, кто в городе хозяин. 

Более лихо «культурные революционеры» обошлись с памятником Независимости.

Бронзовую скульптуру крылатой женщины, напоминающей древнегреческую богиню победы Нику, установили в 2012 году. 

– Женщина — это аллегорическая фигура независимости, по аналогии со статуей Свободы, — рассказывал на открытии автор памятника Александр Ридный. – То есть это не этническая независимая Украина, а некий перформанс в бронзе. В 1991 году независимость Украины была провозглашена не в ходе какой-то кровопролитной войны, а как подарок судьбы. И эта женская фигура, символизирующая независимую Украину, как бы спустилась к нам с неба.

К бронзовой руке богини патриоты примотали скотчем древко с флагом. Коммунальщики «апгрейд» не ликвидируют. 

Харьков — чей?

Власти Харькова в лице Геннадия Кернеса, действительно, боятся дестабилизации. Правда, не со стороны «сепаратистов», а — «патриотов», харьковского агрессивного меньшинства. За спиной «активистов» стоят вооруженные националистические формирования вроде батальона «Азов», подконтрольного министру внутренних дел Авакову, у которого к Харькову, где началась его политическая карьера, личные чувства, а с Кернесом личные политические счеты. 

Местная власть демонстрирует лояльность Киеву: транспаранты в виде государственных флагов висят на каждом столбе. Дескать, Харьков — ваш. Это единственное, что изменилось в облике города за три года «новой жизни» — помимо снесенных памятников. Жители воспринимают убранство как фон — так же относились к наглядной кумачовой агитации «Слава КПСС!» в советское время. 

Так же харьковчане воспринимают палаточный лагерь на главной площади — Свободы. Это агитпункт «Харьковского Евромайдана»: пустая декорация – наподобие той, что едва ли ни годами мешала прохожим на Крещатике в Киеве под девизом «Юле – волю». Здесь бесконечно майданят против «российской агрессии» под лозунгом: «Харьков следующий». В качестве аргумента – обломок ракеты непонятного происхождения: на плакате пишут, что российской. И собирают подаяния в коробку с надписью «Все для победы». Прохожие предпочитают другую сторону улицы. 

После того, как не вандализированные памятники в Харькове закончились, патриоты направили энергию в социальные сети. 

В локальном коммьюнити они возмущаются «ассортиментом для ватников» на книжном рынке. 

«Невооружённым глазом видно, что на рынке царит абсолютное превосходство литературы на русском языке во всех сегментах рынка, кроме школьного. По видео: украинский дубляж не представлен вовсе», — негодует на чистом русском носитель аватарки с украинским биколором. Впрочем, признает: «Но рынок — это то место, где встречаются спрос и предложение».  Однако возмущается неправильными предложением и спросом: «Визиткой стали "бессмертные" опусы Олеся Бузины, примерно, через одного,.. книги с яркими названиями и карикатурами на обложках, типа, "Революция на болоте" и "Кто придумал Украину?"»

Дебаты не разгораются. Единомышленники подсказывают автору, где купить украинские книги, тема исчерпывается. Харьков говорит, пишет, приколачивает вывески, печатает чеки в кассовых аппаратах и «воюет с Россией» на русском языке. 

Куда более живой отклик в интернет-сообществе вызывает вопрос заработков. Харьковские учителя и врачи признаются, что получают около 2,5 тыс. гривен (чуть больше 6 тыс. рублей), медсестры – 1,5 тыс., специалист по окончании института – 1,2 тыс., продавцы в супермаркетах – 3 тыс., рабочие и швеи –  от 3 до 5 тыс, бухгалтеры – 4-5 тыс., кадровики – 7-10 тыс., реализаторам на крупнейшем в Европе рынке «Барабашова» платят 70 гривен (170 рублей) за рабочий день плюс процент от продажи. В месяц можно «накружить» 7-8 тысяч гривен.  

Харьков — чей?

«Напишу про пенсию ребенка-инвалида и родителя по уходу за ним, на двоих: 1-я группа — 2300, 2-я и 3-я — 1400 грн», — сообщает о наболевшем Наталья. 

Дискуссия скатывается к обвинениям медработников во взяточничестве:

«Ну, официально, где-то 1500 грн. а не официально — врачи каждый в карман с посетителя 10-30 грн. А посетителей на приеме 15 человек».

«10-30? Берите выше: а 100? Такая такса, в районных — 20-50. В силу возраста больница — мой дом, — уточняет землячка. — А про анализы и говорить нечего. Всё платное, даже то, что нужно делать бесплатно». 

Харьковчане злятся друг на друга и на автора топика: мол, оно вам надо? Уровень жизни при новой власти их не радует.

«Читаешь и думаешь: живем — плачем, но живем-таки!» – подводят итог участники беседы. 

Харьковский коллега, руководитель службы теленовостей, получает 10 тыс. гривен (чуть более 24 тыс. рублей). 

— В гривнах зарплата не изменилась с 2012 года, — объясняет товарищ. – А в долларах, считай сам, упала в три раза. 

Медиа-менеджер, по нынешним харьковским меркам высокооплачиваемый, вынужден подрабатывать фрилансом, чтобы прокормить семью. 

— Все службы новостей превратились в пиар-службы, — рассказывает журналист о положении дел в городских СМИ. – Каждый пиарит своего хозяина и все, по разнарядке сверху – Светличную. 

Юлия Светличная – и.о. председателя Харьковской обладминистрации, руководитель фракции «Блок Петра Порошенко» в Харьковском облсовете. Вскоре после этой беседы приставка «и.о.» в ее должности исчезла в результате «конкурса». 

— Такой автократии, как при Порошенко, у нас не было никогда, — признается журналист. 

«Стабильность и благополучие» — таков был девиз Партии регионов, против власти которой восстал майдан. 

Новая власть тоже борется за стабильность – без свободы мнений и благополучия.