- Партия канцлера Германии Ангелы Меркель потерпела поражение на выборах в Берлине, теперь коалиция ХДС и СДПГ не имеет большинства в парламенте немецкой столицы.  Что это значит для главы немецкого правительства?

— Это самый плохой результат для ХДС за всю историю выборов в Берлине и очевидно, что это долгоиграющая тенденция, потому что партия Меркель теряет голоса во всех земельных парламентах. Это не может не тревожить руководство ее партии незадолго до выборов в бундестаг, которые состоятся осенью 2017 года.

Видно, что часть этих голосов отошла к правым популистам из «Альтернативы для Германии». Они набрали не так много, 14,2 %. Но нужно понимать, что Берлин — очень космополитичный город, и правые силы здесь никогда не могли претендовать на значительный успех. С другой стороны, сильно прибавили левые, которые набрали почти 16%. Они получили прирост в 4,5% и это тоже довольно серьезный успех — насколько я помню, левые никогда не брали столько в Берлине.  

- В чем причины этого провала?

Это результат того, что они получили часть голосов, которые отошли от социал-демократической партии Германии (СДПГ), которая слишком сильно в последнее время «сдвинулась в центр», чем сильно разочаровывает своих сторонников.  Получилось, что большая коалиция, которая существует и на федеральном уровне, и на берлинском уровне она сыграла злую шутку с ее создателями. Потому что она недостаточно правая для сторонников ХДС, для правых консерваторов, и недостаточно левая для сторонников социал-демократов.  И эта взаимная корреляция вызвала отток голосов у обеих частей коалиции и их переток к правым и левым радикалам.

- Какую роль в этом сыграла миграционная политика правительства Ангелы Меркель?

Видно, что правительство Меркель погубило свой собственный рейтинг во имя спасения гуманного лица немецкого государства. Конечно, такой большой приток беженцев вызвал определенное напряжение в обществе. Видно, что мигрантофобские настроения значительно выросли и оформились электорально в виде массового голосования за «Альтернативу для Германии» и несколько маргинальных, но очень мигрантофобских партий. Но в целом все остальные партии — социал-демократы, «Зеленые» и партия Меркель не могли по своим идеологическим параметрам не могли занять позицию против приема беженцев.  Они понимали, что часть общества это не приемлет. «Левые» заявили о том, что есть проблемы с миграцией,  но их нужно решать не закрытием границ, а более эффективно интегрировать прибывающих в немецкое общество — чтобы они не выпадали из общественной жизни. Ну а партия Меркель выступала в последнее время с лозунгом «Мы с этим справимся».

- На днях в интервью WirtschaftsWoche она призналась в том, что эта фраза «стала слабым девизом, почти что пустой формулой». В связи с этим крахом миграционной политики, который фактически признала и сама канцлер, каковы шансы того, что она потеряет свой пост после грядущих федеральных выборов?

— Существует два реалистичных варианта того, как будет сформировано правительство в 2017 году. Первый — это формирование большой коалиции по примеру нынешней — ХДС и СДПГ.  Однако есть большая вероятность, что социал-демократы выступят с жесткой, почти оппозиционной риторикой, несмотря на то, что они находятся в правительстве — для того, чтобы сформировать коалицию, в которую должны войти социал-демократы, «Левые» и «Зеленые». Между тремя этими политическими силами очень непростые отношения, особенно между «Левыми» и «Зелеными», однако формирование такой коалиции вполне возможно.

- Какое влияние эти тенденции окажут на позицию Германии по украинскому вопросу?

— Я думаю, что кто бы ни стал новым бундесканцлером, он продолжит примерно ту же политику сдержанного диалога. Мы и сейчас видим по визиту Франк-Вальтера Штайнмайера (глава МИД ФРГ — ред.), что Германия настаивает на неукоснительном выполнении Минских соглашений, и такая же политика будет продолжена и в случае смены правительства. Если «Зеленые» войдут в правительство, то это будет более жесткая антироссийская позиция, потому что «Зеленые» это такой локомотив евроатлантизма в немецкой политике.