5 июля на Украине отмечается вторая годовщина возвращения Славянска в лоно Украины, города, с которого начинался бунт украинского востока, который стал ответом победившему Майдану. В 2014 году бойцы ВСУ и спецподразделения «Альфа» вытеснили сторонников федерализации из административных зданий, в том числе военной прокуратуры и нескольких райисполкомов, которые они заняли в апреле. Всего через несколько дней после этого мэр Славянска Нелли Штепа была арестована. История Штепы — это история мэров многих маленьких и побольше городков и поселков, которым довелось побыть под властью ДНР, а затем вернуться на Украину.

Неля Штепа: закоренелый сепаратист или заложник амбиций парней с автоматами?

Два года в ожидании приговора

Бывший мэр Славянска содержится под стражей с 11 июля 2014 года, в мае 2016 года Червонозаводской суд Харькова удовлетворил ходатайство государственного обвинения и продлил наказание до 22 июля. Причем до сих пор ей не предъявлены официальные обвинения, женщину подозревают в совершении действий, предусмотренных частью 3 статьи 110 Уголовного кодекса страны «посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины» и частью 1 статьи 258 «создание террористической группы или организации».

По мнению главы правления ОО «Международная лига защиты прав граждан Украины» Эдуарда Багирова, столь длительный срок содержания под стражей без обвинительного приговора — обычное дело для украинского правосудия.

«Есть люди, которые сидят в СИЗО по 5-7 лет в ожидании, когда им предъявят обвинения», — заявил правозащитник в интервью изданию Ukraina.ru.

А вот, по мнению директора Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаила Погребинского, дело Нели Штепы представляет собой ничто иное, как политическое преследование.

«Я не вижу никаких оснований для преследований, поскольку это случайный человек, который оказался не в то время не в том месте. Энергичная женщина, которая проявила активность и в итоге так серьезно пострадала. Нет никаких оснований, чтобы удерживать ее столько времени под стражей. Я не помню, чтобы она заявляла, что территория возглавляемого ею города должна перестать быть частью Украины», — сказал политолог в интервью изданию Ukraina.ru.

Как говорится в сообщении пресс-службы Харьковской областной прокуратуры, бывшая глава Славянска обвиняется в призывах к изменению границ Украины, содействии проведению «псевдореферендуму» об отделении Донецкой области от Украины, создании условий для деятельности террористических групп и организаций.

Напомним, в апреле 2014 года, когда участники митинга в поддержку федерализации заняли здание городской администрации, Штепа заявила, что с пониманием относится к требованию активистов о проведении референдума о самоопределении региона, добавив, что не может им противоречить. Однако спустя несколько дней она отказалась от своих слов и объяснила сделанные накануне заявления нежеланием вступать в конфликт с «вооруженными людьми, которые захватывали заложников». 30 апреля 2014 городской совет Славянска отстранил Штепу от должности, которую она занимала с 2010 года, на основании ее заявления об отставке. Фактически она прекратила работать еще 13 апреля, когда Вячеслав Пономарев провозгласил себя народным мэром города, после чего Штепа уехала из Славянска. Однако 27 апреля в интервью одному из СМИ сообщила, что вернулась в город. В середине июня Штепа стала заместителем нового народного мэра Владимира Павленко.

«Публичные заявления Штепы, сделанные в Славянске, о поддержке ДНР и ЛНР, юридически признанных Генеральной прокуратурой Украины террористической организацией, по законам Украины квалифицируются как совершение уголовно наказуемого деяния. Признание вины, конечно, облегчает наказание, но не снимает ответственности», — объяснил Багиров.

Нечего предъявить?

По мнению правозащитника, приговор был бы давно вынесен, если бы соответствующая команда поступила из Киева. В затягивании рассмотрения этого дела заинтересованы следственные органы, потому что не хотят, чтобы потом их обвинили в необъективности расследования, и в настоящее время занимаются подготовкой доказательной базы.

«Я думаю, что затягивание дела выгодно тем людям, которые посадили Штепу, в том числе прокуратуре. Они не могут решиться освободить ее, потому что боятся, что за это их накажут. Любое действие даже незаконное, которое будет направлено против причастных к тому, что на Украине называется сепаратизмом, будет поддержано», — сказал Погребинский.

Учитывая сложную ситуацию в Славянске весной-летом 2014 года, когда город находился под контролем то ополченцев, то украинских войск, возникает вопрос, могла ли мэр, а до того работавшая директором школы, то есть гражданский человек, поступить иначе в той ситуации?

Сама Штепа заявляла, что ее изначальная поддержка протестующих была лишь тактическим ходом для освобождения сотен «заложников», якобы захваченных митингующими.

«Я действовала в условиях, когда у меня было 278 «заложников», и все, что было сделано, — это было сделано, чтобы этих заложников отпустили. После того как последний «заложник» покинул здание, я развернулась и ушла, и вы меня больше не видели», — заявила она.

«Безусловно, учитывается фактор, что она женщина. Она могла поддаться панике, страху, боязни, возможно, в ее адрес поступали угрозы. Я уверен, что следственные органы и суд это учтут, и адвокаты будут обращать внимание на этот факт для смягчения наказания», — считает Багиров.

По его мнению, Штепу приговорят к 5-6 годам заключения, а с учетом закона Савченко, она может сразу получить условно-досрочное освобождение.

Кто должен сидеть рядом со Штепой

Стоит отметить важный факт, на который Червонозаводский суд Харькова предпочитает закрывать глаза, несмотря на то, что Штепа неоднократно об этом говорила на заседаниях, — это бездействие высокопоставленных чиновников, которое в значительной степени и привело к обострению ситуации в Славянске. В конце марта 2014 года сотрудники управления внутренней политики горсовета и представители правоохранительных органов представили ей аналитические справки о настроениях в городе и предупредили о возможности совершения вооруженного захвата. По словам Штепы, в соответствии с инструкцией, в начале апреля она отправила телефонограммы премьер-министру страны Арсению Яценюку, председателю Верховной Рады Александру Турчинову и главе Службы безопасности Украины Валентину Наливайченко о том, что ситуация выходит из-под контроля. Суд до сих пор не проверил достоверность слов Штепы, хотя это можно сделать по журналу входящих и исходящих телефонограмм, куда помощники и секретари первых лиц заносят все сообщения.  

«В будущем Яценюк, Турчинов и Наливайченко должны проходить как подельники Штепы — политики действительно бездействовали, занимая высокие государственные посты. Они в обязательном порядке будут сидеть в украинских тюрьмах и отбывать наказание за государственное преступление. Я сам неоднократно обращался к прокурору Украины с заявлением о преступлениях, совершенных Турчиновым. Когда партия «Народный фронт» распадется, я думаю, Яценюка тоже привлекут к ответственности как виновное лицо, бездействие которого привело к захвату Славянска. Впоследствии во всем, что произошло на востоке Украины, есть прямая вина Турчинова и Яценюка, а косвенно от это пострадала и Неля Штепа», — заявил Багиров.

Более того, риск дестабилизации ситуации в Донецкой области сохранялся на высоком уровне, есть учесть, что в тот момент территория региона уже была разделена на подконтрольную и не неподконтрольную Украине территории. Однако министр внутренних дел страны Арсен Аваков утверждал, что все шло по плану. В свою очередь, Штепа утверждает, что он был в курсе ситуации о возможном захвате города еще за две недели до всех событий, но продолжал игнорировать все сигналы мэрии Славянска и местных правоохранительных органов.

Славянск стал символом протеста Донбасса против Майдана. Затем этот же город стал символом доблести и победоносности украинской армии, а антуражная блондинка Неля Штепа стала заложником амбиций мужиков с автоматами по обе стороны баррикад.