По следам капитана Кольцова

Как сибирский шпион споил главнокомандующего и взбудоражил армию на востоке Украины
Как сибирский шпион споил главнокомандующего и взбудоражил армию на востоке Украины
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк
Полвека спустя после выхода фильма и век спустя после описываемых событий зрители до сих пор завороженно следят за приключениями капитана Кольцова и его шефа — генерала Ковалевского, повторяя невинный вопрос мальчика: «Павел Андреевич, вы шпион?»

И действительно, многие, если не почти все, герои ленты узнаваемы, хотя и несколько отличаются от прототипов.

В генерале, носящем знаковую для Харьковщины фамилию Ковалевский (казачий, а затем и дворянский род, живший здесь с самого заселения края), угадывается Владимир Зенонович Май-Маевский.

Владислав Стржельчик сильно облагородил образ вечно пьющего вояки, о котором генерал Деникин вспоминал: «Только теперь, после его отставки, открылось для меня многое: со всех сторон, от гражданского сыска, от случайных свидетелей, посыпались доклады, как этот храбрейший солдат и несчастный человек, страдавший недугом запоя, боровшийся, но не поборовший его, ронял престиж власти и выпускал из рук вожжи управления».

Капитан Кольцов — его реальный адъютант Павел Макаров, оставивший воспоминания и доживший до премьеры фильма. Он действительно служил и белым, и красным, а четверть века спустя, в годы немецкой оккупации Крыма, командовал там партизанским отрядом.

Только вот никакие эшелоны он под откос не пускал, а прославился совсем другими делами.

Уроженец Харькова полковник Штейфон вспоминал, что в расположении его полка находились сахарные и винокуренные заводы: «Они не работали, но на заводских складах хранились большие запасы сахара и спирта. Склады эти охранялись по моей инициативе моими же караулами… Макаров обратился ко мне с просьбой дать для штаба армии спирта и сахара. Зная, что Макаров спекулирует, я отказал. Он пошептал что-то на ухо командующему, и генерал Май-Маевский с благодушной улыбкой поддержал просьбу своего адъютанта: «Дайте ему немного сахара и спирта. Штаб просил, чтобы мы им привезли». Я исполнил это приказание, пометив на записке: «15 пудов сахара и 1 ведро спирта». Позже, уже после отбытия генерала, я узнал, что Макаров получил во много раз больше, чем ему было разрешено. Если память не изменяет, то 150 пудов сахара и 15 ведер спирта. Он, не смущаясь, приписал лишние цифры».

Начальник контрразведки Щукин списан с полковника Алексея Михайловича Двигубского. Проживал он с юности вместе с дядей Максом на ул. Дворянской (сегодня ул. Чигирина) в доме №5, принадлежавшем дворянам Бискупским, а с 1908 г. — дворянам Лазницким. Двигубские, не приобретя в губернском городе своего жилья, снимали этот дом вплоть до 1919 года. В период, когда белогвардейцы контролировали Харьков (июнь-декабрь 1919 г.), полковник Двигубский руководил местной контр¬разведкой. Его стараниями были ликвидированы три состава подпольного губкома большевиков.

Украинский фильм «Гуцулка Ксеня» победил на японском кинофестивале
Украинский фильм «Гуцулка Ксеня» победил на японском кинофестивале
© 24tv.ua
После окончательного установления советской власти в Харькове следы полковника теряются. Так и неизвестно, погиб ли он в бою или остался жить в стране под чужим именем. Во всяком случае, среди эмигрантов А. М. Двигубского не было. До 1919 г. в Харькове проживало несколько ветвей рода Двигубских, а на сегодняшний день, по сведениям историка А. Парамонова, ни один житель «первой столицы» не носит эту фамилию.

Дочери у полковника Двигубского не было, но роман у Макарова в Харькове был. На Пушкинской, 31 сохранился дом купца-миллионщика и благотворителя Андрея Жмудского. За Екатериной Андреевной и ухаживал капитан-оборотень. Ее старшая сестра Варвара Каринская позднее стала обладательницей «Оскара» как художник по костюмам.

Мест, которые связаны с событиями киноленты, в Харькове практически не осталось. Генерал Май-Маевский расположился в здании Дворянского собрания на Николаевской площади (сейчас — Конституции). Штаб армии находился рядом — в гостинице «Метрополь» (на этом месте стоит жилой дом с аптекой по Пушкинской, 1).

Представители Вооруженных сил Юга России располагались в знаменитом «Гранд-отеле» на Сергиевской площади. Все эти постройки были разрушены во время Второй мировой войны. Кроме дома Жмудских (сейчас в нем ресторан «Пушка») сохранился оперный театр, ныне — филармония.

Некоторые источники утверждают, что фильм снимался в Харькове. Однако точные места съемок, в отличие от Киева, никто не указывает. Корреспондент «Времени» обратился за уточнением к доктору искусствоведения Владимиру Миславскому, чтобы прояснить этот вопрос. «Никаких сведений о том, что фильм «Адъютант его превосходительства» снимался в Харькове, у меня нет, хотя действие его происходит именно здесь», — сказал киновед.

Последний приют Эраста Фандорина

Акунин и история Новороссии: умолчания, заблуждения и просто ложь
Акунин и история Новороссии: умолчания, заблуждения и просто ложь
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк
Воспоминания Макарова, легшие в основу книги Игоря Болгарина и Георгия Северского, а также фильма Евгения Ташкова, прослеживаются и в качестве одного из первоисточников последнего романа Бориса Акунина об Эрасте Фандорине. Впрочем, там также угадываются и роман Михаила Осоргина «Сивцев вражек», и вторая часть эпопеи Алексея Толстого «Хождение по мукам» и даже «Педагогическая поэма» Антона Макаренко.

Действуют там под другими фамилиями и генерал, и его адъютант, и начальник контрразведки. Однако почти все события выдуманы.

В Харькове, в штабе Добровольческой армии, Эрасту Петровичу приходится, в частности, принять участие в расследовании неудачного покушения на командующего Антона Ивановича (подразумевается Деникин), в результате которого погибли невинные дети-сироты. Приют такой существовал, но взрыва не было.

Также Фандорину предстоит найти красного шпиона в штабе белой армии: прототип — Кольцов из фильма «Адъютант его превосходительства». Диверсия заговорщиков завершается взрывом дрезины, на которой Фандорин покинул Харьков. Этот полюбившийся читателям литературный герой погиб в пределах нынешней городской черты Харькова в 1919 году. Произошло это рядом с железнодорожным мостом через реку Уды. Так что теперь и без всякого решения горсовета мост имени Фандорина есть и его никуда не денешь.

В романе «Не прощаюсь» Харьков показан почти таким, каким был в 1919 году. Топографических «ляпов» немного, и они простительны неместному автору. Жил Фандорин в «Метрополе», а Романов — в гостинице «Версаль» (ныне один из корпусов академии Культуры по Конторской, 1). И всё же это еще более фантастическое действо, чем знаменитый фильм Ташкова.

 

Источник