«Друг Барак», конечно, остается президентом до 20 января 2017 года — дня официального вступления в должность преемника после выборов 8 ноября в этом году. Но он уже произнес 12 января свою последнюю речь «О положении страны» — для каждого президента-второсрочника в США это нечто вроде «лебединой песни»: чего я достиг, как окрепла страна и до каких бы высот мы дотянулись, если бы мне дали достичь того, чего не дали политические противники.

Никаких новых законодательных или внешнеполитических инициатив в речи Обамы не было, и теперь ему остается «играть» в пользу демократических претендентов на Белый дом. Правда, от этого претендентам или, вернее, претендентке — уже почти на 100% ясно, что кандидатом от демократов станет бывшая первая леди, бывший госсекретарь Хиллари Клинтон — совсем некомфортно. К концу второго срока президентства Америка обычно устает от затяжной однопартийности администрации и ее охватывает навязчивое желание «проветрить» здание на Пенсильвания авеню. А шлейф «недоработок» и «провалов» у уходящего президента (а они у Обамы повсюду) такой длинный, что он сильно тормозит наступление Клинтон на Белый дом.

Америка у прилавка с президентами: Обама становится «хромой уткой»

Обама и в этой, последней своей речи наговорил много такого, что вроде бы звучит хорошо, но расшифровывается очень плохо. И сразу возникает вопрос, не только к демократам, но и, вообще, к тому, что называется политическим истеблишментом США: в какой реальности он существует — в натуральной или виртуальной? Вот пара прямых цитат из выступления Обамы, из той его части, которая затрагивает международные позиции Вашингтона:

«США — самое мощное государство на земле. Точка….Мы тратим на наших военных больше, чем 8 наиболее близко стоящих к нам (по аналогичным расходам) странам вместе взятым… На нас и наших союзников боятся напасть, потому что это будет означать крах… Опросы показывают, что наша репутация в мире гораздо выше, чем когда я пришел к власти… И когда дело доходит до решения главных международных проблем, люди ждут лидерства не от Пекина и Москвы, а от нас… Даже жестокое сжатие ее экономики не останавливает Россию от вливания ресурсов для поддержки таких государств-клиентов как Украина и Сирия (!?)».

В принципе, никто и не спорит, что США — самое мощное в военном отношении государства планеты. И никто на них нападать не собирается. И не собирался. Глупо, да и впрямь опасно. Но вот так вот жутко греметь своим железом и напоминать, что есть на свете «вооруженная до зубов демократия» и если кому что не нравится, то… Нехорошо это. Не по-президентски что ли. Веет от всего этого «бряцанием оружием», «дипломатией канонерок», прошлым и позапрошлым веками.

А Украина как «государство-клиент» или, видимо, «сателлит», который якобы накачивает Москва, и вовсе звучит дико. Вроде бы в Киеве Петра Порошенко правит вице-президент США Джо Байден, кто же кого накачивает? Кстати сказать, в распространенном Белым домом официальном тексте речи выражения "государства-клиенты", вообще не было. Это уже из транскрипта самого выступления. Так сказать, импровизация Обамы.

Это не первые несуразности, которые произвел 44-й президент, считающийся в США выдающимся оратором.

Америка у прилавка с президентами: Обама становится «хромой уткой»

В 2008, еще в период избирательной кампании он заявил, что гордится тем, что его дед освобождал Аушвиц. Освенцим, как известно, освободили войска Красной Армии, в которых не было черных американцев. В марте 2014-го, выступая в Брюсселе, Обама убеждал мир, что в отличие от захвата Крыма, «Косово отделилось от Сербии только после референдума, который проходил не за рамками международного права, а в результате тщательного взаимодействия с ООН и соседями Косово».

Никакого референдума в Косово и в помине не было. Когда у Белого дома спросили, о чем собственно говорил президент, его представитель сбивчиво принялся объяснять, что речь шла «о голосовании в парламенте» Приштины. Видимо разницу между парламентским голосованием и всенародным референдумом в Вашингтоне не уяснили.

Хотя до дистилляции «конечного президентского продукта» еще далеко, в коктейле «Выборы 2016» уже начинают просматриваться четкие кандидатские контуры. У демократов это уже почти на 100% Хиллари Клинтон. На прилавке с президентским товаром у республиканцев с выбором все гораздо сложнее.

У республиканцев, в отличие от демократов, в очереди на Белый дом стоит нечто вроде толпы. Даже после отсева кандидатов серьезных и не очень претендентов осталось 12. В первой пятерке миллиардер Дональд Трамп, младший брат бывшего президента Джорджа Буша-младшего и сын президента Джорджа Буша-старшего, бывший губернатор штата Флорида Джеб Буш. Сенаторы Тед Круз и Марко Рубио. Пока по опросам общественного мнения в первые ряды выходит то Дональд Трамп, то Тед Круз. Но судя по объему собранных на кампанию средств (120 миллионов) и поддержке партийных бонз (сенаторы, конгрессмены, губернаторы, руководители отделений партии на местах) на первом месте прочно стоит Джеб Буш.

Хотя точно сказать, кого подберут «поединщиком» на своем национальном съезде в Кливленде в 2016 году республиканцы сказать сейчас не возьмется никто. Но глядя на республиканский список Хиллари должна быть довольна: набор составляется такой, что шансов у нее на избрание не уменьшается, а прибавляется. Если только не рухнет экономика, что навряд ли — она сейчас на подъеме, то ей повезет. Как повезло в 2008 Бараку Обаме с неизбираемым геронтологическим соперником, сенатором Джоном МакКейном. 62-летний Джон Эллис Буш или Джеб (это аббревиатура от первых букв его имени и фамилии) может стать для Хиллари Клинтон тем, чем был в 2008 году престарелый Джон МакКейн для Обамы.

Америка у прилавка с президентами: Обама становится «хромой уткой»

До калибра Хиллари никто из республиканцев не дотягивает. Может это и спасет миссис Клинтон. И даже, скорее всего, спасет. Нехорошо, конечно, снова въезжать в Белый дом на неподходящих качествах соперников, но раз уж настали такие времена… Демократы уже сейчас пугают Америку рефреном: «Джеб Буш в президенты в 2016 — это третий срок всего семейства Бушей». Что, в общем-то, не лишено смысла. На Джеба, с какой стороны не посмотри, все лезут родовые пятна известной техасской фамилии.

Если звезды выстроятся как надо, то в финальной битве за право на аренду Белого дома могут сойтись жена бывшего президента США Билла Клинтона (того самого, у которого был яркий «эксперимент» со стажеркой Моникой Левински) — Хиллари Клинтон и сын бывшего президента Джорджа Буша-старшего, младший брат президента Джорджа Буша-младшего Джеб Буш. Любопытно будет посмотреть, кого из этих близких родственников бывших Америка сочтет для себя подходящим и решится выносить четыре года после ухода Барака Хусейна Обамы.

Андрей Федяшин

Оригинал публикации