Несмотря на переориентацию экономик: Украины — на Запад, а России — на Восток, в настоящее время странам, похоже, не удалось полностью осуществить задуманное. Зато при явной «помощи» извне удалось нарушить экономические связи друг с другом. В первом квартале 2015 года товарооборот Украины с Россией снизился, по данным украинского Госстата и российской таможни, на 58-63%.

Украина в ожидании дефолта?

При этом прогноз развития экономики Украины в 2015 году снижен до минус 9%, а инфляция на конец года составит 46%, заявил в Киеве глава миссии МВФ Николай Георгиев.

«Миссия пересмотрела прогноз роста в 2015 году в сторону снижения до минус 9% и прогнозирует инфляцию на конец года в размере 46%», — приводит слова  главы миссии пресс-служба МВФ.

Итоги революции: неутешительно

Недавно бывший министр доходов и сборов Украины Александр Клименко сообщил, что общий долг Украины (и государства, и бизнеса) перед внешними кредиторами составляет немногим более 126 млрд долларов. «В пересчете каждый украинец, включая стариков и детей, должен внешним кредиторам 993 доллара», — констатировал экс-министр.

Нерадостной остается и демографическая ситуация в постсоветской республике. По данным украинского комитета статистики, с 2014 по 2015 год население Украины сократилось более чем на 250 тысяч человек.

Кроме того, в 2015 году на Украине наблюдается резкое падение рождаемости, показатели которой сократились на 12% по сравнению с 2014 годом.

С большой долей вероятности можно предположить, что через некоторое время население Украины сократится и, соответственно, уменьшится количество трудоспособных граждан.

Золотовалютные резервы страны после событий на Майдане стали иссякать. Они сократились с 20,4 до 7,5 млрд долларов на 31 декабря 2014 года. К началу февраля 2015 года в ЗВР Украины осталось уже 6,4 млрд долларов.

До смены власти средняя заработная плата на Украине была около 440 долларов, спустя год, по оценкам экспертов, она уже составляла 150 долларов или 130 евро. В Болгарии средняя зарплата — 300 евро, при том, что это самый низкий уровень среди стран ЕС. В Румынии — около 370 евро. В Таджикистане — около 180 долларов.

По статистике до «революции гидности» украинские гастарбайтеры перечисляли на родину до 12 млрд долларов в год. В настоящее время валютный поток от «заробитчан» Украины упал на 23%.

Надежды на инвестиции из ЕС и других стран не оправдались. В 2014 году приток прямых зарубежных инвестиций составил всего 413 млн долларов.

Насильно мил не будешь

За прошлый год экспорт России на Украину снизился на 28% к 2013 году и в 1,8 раза против 2011 года. Падение импорта на конец прошлого года составляло 32% к уровню 2013 года, в том числе вдвое по продовольствию и на треть по металлам.

Украина в ожидании дефолта?

Первые четыре месяца 2015 года показали еще более сильное падение взаимной торговли России и Украины, в среднем на 64%. Экспорт России на Украину за январь — апрель 2015 года в стоимостном выражении составил 2,964 млрд долларов против 8,123 млрд за тот же период 2014 года. Импорт — 1,608 млрд долларов против 4,031 млрд в январе — апреле прошлого года.

«Украина, как бы она этого не хотела, не может оборвать экономические связи с Россией: попытки переориентировать экономику на Запад даются тяжело и конкурировать с европейскими фирмами не удается», — пишет The Wall Street Journal.

По словам экспертов, у России и Украины до сих пор сохраняется кооперация в производстве сельхозмашин и автомобилей, судостроении, авиастроении и даже в космонавтике. Сохраняется сотрудничество и в топливно-энергетическом комплексе: Россия пока поставляет на Украину газ, а Украина — все еще электроэнергию в Крым. 

Но то, что раньше было полноводной рекой, стремительно превращается в усыхающий ручеек. И если в России достаточно успешно начинает действовать программа импортозамещения, то экономическое будущее сопредельного государства становится все более непредсказуемым.

Вызывает недоумение, что нынешнее руководство «незалэжной» категорически отказывается признавать очевидное: современное производство Украины было на 95% создано в СССР. Экономика СССР имела ряд особенностей, среди которых были: основная ориентация на внутренний рынок и применение собственных стандартов качества. Увы, но за 25 лет существования на постсоветском пространстве Украина практически ничего не смогла сделать для переориентации собственной экономики. Происходила лишь эксплуатация остатков советского потенциала, перепродажа собственности и успешное использование положения страны-транзитера российского газа в Европу. Украинский продукт, будучи неконкурентоспособным, не был нужен никому, кроме России, с которой по инерции действовал ряд совместных проектов, основанных еще на традициях социалистической интеграции.

Назло соседу уши отморожу

Казалось бы, эти проекты и связи, как и рынки сбыта, необходимо холить и лелеять. Ведь в состав украинского ВПК входило 3594 предприятия, на которых работало более 4 млн человек. Украина унаследовала почти треть космической промышленности бывшего СССР. В космическую отрасль входило 140 предприятий и институтов, которые обеспечивали работой 200 тыс. человек. Но к 1997 году количество оборонных предприятий сократилось в 5 раз, доля оборонного производства в украинской промышленности упала с 35 до 6%. Около 550 предприятий и конструкторских бюро были закрыты, а число рабочих мест в отрасли сократилось в 7 раз. В 2010 году, по данным Министерства промышленной политики Украины, в интересах обороны в стране работало всего 143 предприятия.

Украина в ожидании дефолта?

Россия до недавнего времени получала большое количество украинских комплектующих для различных видов вооружений и военной техники. Например, днепропетровское КБ «Южмаш» поддерживало стоящие на боевом дежурстве российские стратегические ракетные комплексы, в том числе Р-36М2 (SS-18) «Воевода», известный по натовской классификации как «Сатана». Украинская корпорация «Мотор Сич» поставляла вертолетные, авиационные и ракетные двигатели. Николаевское предприятие «Зоря-Машпроект» — редукторы и газотурбинные установки для кораблей ВМФ РФ. Черкасский «Фотоприбор», киевский «Арсенал» и львовская «Лорта» были основными поставщиками систем наведения для танков, самолетов и зенитных ракетных комплексов.

Доля российского рынка для украинского экспорта составляла до 60%. Можно смело утверждать, все оставшиеся на плаву предприятия украинского оборонпрома продолжали работу только благодаря российским контрактам. При этом более 70% поставщиков систем и комплектующих для них были в России.

Но в мае правительство Украины прекратило действие соглашения между правительствами России и Украины о военно-техническом сотрудничестве.

И если ранее запрет не затрагивал продукцию двойного назначения, например двигатели к вертолетам и газотурбинные установки для кораблей, которые могут быть использованы как в военных, так и в гражданских целях, то полный запрет поставил жирный крест на ВПК сопредельного государства. Поэтому решение нынешнего киевского правительства отказаться от всех контактов с Россией в военно-промышленной области нельзя назвать иначе, как самоубийственным. Ведь желание насолить соседу обернулось ростом безработицы, падением налоговых сборов, разрывом экономических связей, потерей рынка сбыта. А самое главное — неспособностью самостоятельно производить продукцию оборонного назначения. Яркий пример тому — скандал с бронемашинами «Дозор-Б», что производились на бывшем советском танкоремонтном заводе во Львове. К 13 июня 2015 года было изготовлено десять бронекорпусов, из которых сумели собрать… 2 бронеавтомобиля. Стоимость броневиков стала космической, а качество таким, что машины быстро получили прозвище «Позор-Б».

Пожалуй, наиболее емко ситуацию в экономике охарактеризовал экс-премьер Украины Николай Азаров:

Украина в ожидании дефолта?

— Кому режим сделал плохо, установив экономическую блокаду Крыма и Донбасса? Для жителей этих регионов однозначно, но а для украинских товаропроизводителей потеря примерно 6 млн. потребителей — это хорошо или плохо?
 
Сколько у нас закрылось малых и средних предпринимателей, ориентированных на этот рынок? Какие потери понес бюджет и Пенсионный фонд? Сколько людей потеряло работу? Когда вместо того, чтобы «пораскинуть мозгами», предпочитают играть мускулами, страдают, прежде всего, люди. 

Или самоубийственные решения сократить экспорт товаров в Россию. Может быть, вначале заменили этот рынок другим? Нашли новые рынки сбыта? Нет, опять самоубийственная политика. «Назло им — пусть нам будет хуже».

Но Россия как-то переживет, а для нас — это закрытие и ликвидация целых отраслей промышленности, и все это под антироссийскую риторику. Пока еще кредиты Запад подбрасывает, можно вместо дела кричать лозунги, но долго такое продолжаться не может. Кредиты придется возвращать. А дальше что? Поэтому, если мы хотим выйти из кризиса, надо прекращать военные действия, садиться за стол переговоров, находить компромиссы и договариваться.

Это главное условие выхода их кризиса. И опять, для этого надо менять сознание, выходить из состояния зомбированности и возвращаться к здравому смыслу. Другого выхода нет, и не может быть по определению.

Дефолт: лекарство или яд?

Украина должна почти 42 млрд долларов внешним кредиторам. Из них 32 млрд записаны на правительство страны, а остальная сумма является долгом предприятий и организаций, взятым под гарантии государства.

Украине нужно решить проблему с кредиторами до конца июня — таково условие МВФ.

15 мая нынешний премьер-министр Арсений Яценюк поспешно посетовал на то, что страна «находится в состоянии войны и потеряла уже 20% экономики», а заодно призвал инвесторов «войти в положение» (то есть часть долгов попросту списать, а по другим сдвинуть выплату на более поздний срок). Намекнув при этом, что ситуация может ухудшиться и тогда долги вообще станут невозвратными.

Нынешнее правительство стремится побыстрее разрешить вопрос с долгами. Понять это можно, ведь одно из главных условий сотрудничества с МВФ — это радикальное снижение объема долгов — примерно на 30%. А именно такие предложения кредиторам и выдвинула украинская сторона. Но вот особого понимания с их стороны не встретила.

Украина в ожидании дефолта?

При этом основной спор ведется за 10 млрд. долларов, который держат несколько инвестиционных компаний во главе с фондом Franklin Templeton. Еще 3 млрд. долларов Украина, как известно, должна России.

Что остается, если «высокие договаривающиеся стороны» не смогут найти решения проблемы? Дефолт. Однако дефолт будет означать стремительное обрушение гривны и массовый уход капиталов. Да и вряд ли в случае дефолта МВФ продолжит кредитование украинской экономики. Кроме того, дефолт неминуемо повлечет за собой смену правительства и грозит импичментом президенту. А такого развития событий пока допустить заморские кредиторы не могут. Скамейка запасных, как принято говорить в таких случаях, слишком коротка. Поэтому, вероятнее всего, следует ожидать просто-напросто одобрения со стороны МВФ на сдвиг дедлайна по выплатам на более поздний срок. Только проблему это вряд ли решит…

Оригинал публикации