Активисты держали в руках плакаты с лозунгами, обвиняли депутатов в желании «обменять мову на рубли», а возвращение русского языка в школы называли подготовкой учеников к оккупации.