Энрике Менендес: Переговоры России и США отвлекли Офис Зеленского от войны с Ахметовым
Энрике Менендес: Переговоры России и США отвлекли Офис Зеленского от войны с Ахметовым
© РИА Новости, Екатерина Чеснокова
Политолог Руслан Бортник ожидает повышения ставок:

«По НАТО — РФ (Столтенберг Шерман Грушко)

Какие претензии у РФ к НАТО: сдерживание (России), расширение (блока), прицеливание (вооружений).

Претензии НАТО к РФ: вооружение (милитаризация), агрессия, оккупация.

Минимально возможный компромисс — отвод войск и вооружений, полная реализация "Минских соглашений", неформальные гарантии непринятия в НАТО постсоветских стран.

Второй формальный раунд "дипломатического триатлона" завершен.

Ждем ОБСЕ, письменных предложений США и дальнейших практических действий сторон по повышению ставок».

Общественный деятель Александр Скубченко уверен, что настоящая угроза для Украины несет сама Украина:

«Замглавы МИД РФ Грушко об Украине по результатам заседания Совета Россия — НАТО:

"Деэскалация вокруг Украины возможна, если принудить Киев к полному и безусловному выполнению Минских соглашений".

В случае выполнения соглашений "не будет никакой угрозы ни безопасности, ни территориальной целостности Украины".

Страны НАТО должны прекратить всякое военное содействие и вооружение Украины, отозвать инспекторов, инструкторов, офицеров и солдат.

"Мы понимаем, почему в НАТО не любят вспоминать про Минские соглашения. Вся задача состоит в том, чтобы позиционировать Россию в качестве стороны в конфликте. Это тоже часть политики, которая направлена на сдерживание России. Для сдерживания необходима демонизация России и приписывание ей каких-то враждебных планов и намерений по отношению к соседям".

"Я иногда не понимаю заявлений, которые делаются нашими партнерами. Я читал, что господин Блинкен заявил, что «ни слова об Украине без Украины». Но сегодня наши партнеры обсуждали Украину, ну наверное, полтора часа из четырех отведенных. Вот реальность!"

"Еще раз подчеркну, угроза Украине — это сама Украина. Больше никто!"

Да, угроза Украине — русофобский режим Зеленского, который присягал служить народу Украины, но обслуживает интересы стран НАТО в ущерб Украине.

Кроме того, дилетанту Зеленскому не нужен мир, потому что на войну можно списать все свои провалы. Он надеется на спасение НАТО, если доведёт Украину до катастрофы, но Ростова для него нет нигде.

Уверен, Зеленский не просто войдёт в историю как предатель и пособник интервентов, наряду с Мазепой, Петлюрой и Бандерой, но и будет сидеть за государственную измену!»

Журналист Янина Соколовская тезисно подвела итоги встречи:

«Результаты переговоров в рамках саммита РФ — НАТО оказались ожидаемо неутешительными. В результате американские сенаторы предложили ввести против РФ "калечащие санкции", а мировая пресса выразила разочарование. Ниже — все основные вехи произошедшего:

Вот различия переговорных позиций:

РФ требует: гарантии нерасширения НАТО на восток, обязательства о неразмещении в Европе новых американских ракет средней и меньшей дальности, ограничение военной деятельности в Европе.

РФ угрожает: мы будем принимать меры, чтобы парировать угрозу своей безопасности, военными средствами, если не получится политическими, дальнейшее расширение НАТО сопряжено с рисками, которые перевесят это расширение.

США предупреждает: мы с НАТО донесли до России, что не откажемся от политики открытых дверей, в случае эскалации на Украине можем усилить присутствие у союзников на востоке.

США угрожает: мы с НАТО пригрозили России в случае эскалации кризиса вокруг Украины последствиями, которые будут намного тяжелее, чем в 2014.
РФ отмечает: у Москвы и НАТО нет объединяющей позитивной повестки дня, вообще нет, пока не видим, как можно преодолеть разделяющие нас проблемы.
РФ прогнозирует: на политику сдерживания мы ответим контрсдерживанием, на устрашение — контрустрашением.

РФ предлагает: фундаментальные отличия в видении европейской безопасности не позволили на встрече с НАТО принять решение по алгоритму дальнейших действий.

РФ полагает: у нас впечатление, что НАТО может представить собственные предложения по безопасности.

НАТО обещает: мы готовы обсуждать с Россией взаимные ограничения по ракетам и тему ядерной политики, мы готовы снова открыть свое представительство в Москве и не выставляем предварительных условий для восстановления работы российской миссии в Брюсселе.

США надеются: мы с НАТО надеемся, что в скором времени представители альянса и России встретятся вновь для "более глубоких" дискуссий по вопросам безопасности.

Вот основные моменты американского законопроекта "о калечащих РФ санкциях":

законопроект предполагает введение санкций против России в случае обострения на Украине;

предполагаются санкции против Путина, а также премьера, глав МИД и Минобороны, начальника генштаба и командующих видами вооруженных сил (не названы по фамилиям, только по должностям);

администрация США будет обязана ввести санкции против по меньшей мере трех российских финорганизаций из списка (хотя первые пять уже под санкциями):
Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВЭБ.РФ, Россельхозбанк, РФПИ, Московский кредитный банк, Альфа-банк, "Открытие", Промсвязьбанк, Совкомбанк и Транскапиталбанк;

предусмотрены ограничения на доступ попавших под санкции российских фининститутов к системам типа SWIFT
будут запрещены операции с российским первичным и вторичным суверенным долгом.

Украине будет выделена дополнительная помощь в сфере безопасности — всего-то $500 млн.

Кроме того, США уже ввели санкции против российской компании PARSEK и гражданина России Романа Алара за связи с КНДР и поставку ей технологий».

Журналист Виталий Портников услышал смену нарратива от генсека НАТО в отношении Украины:

«Наращивание агрессивной риторики и действий со стороны Москвы может привести к обратному результату. В странах НАТО начинают задумываться не о том, как умиротворить Россию, а о том, как ее остановить. Не о том, как помочь Украине отбиться, если Россия все-таки нападет, а как защитить Украину общими усилиями.

И эта тенденция, о которой еще несколько месяцев назад можно было говорить скорее как о политической фантастике, уже начинает просматриваться — по крайней мере, заявления генерального секретаря НАТО по итогам заседания Совета Россия — НАТО это отчетливо продемонстрировали».

Политолог Михаил Погребинский уверен, что санкции в отношении России следует ожидать в любом случаи:

«Замгоссекретаря США Шерман грозит России санкциями уже не только за вторжение на Украину, но и "…если каким-либо образом подорвет или вынудит осуществить перемены, о которых украинский народ не просил".

Как это понимать? Думаю, это нужно понимать так: санкции будут в любом случае, избежать их можно, только если Путин попросит прощения у Зеленского, Байдена, Борреля и пр. и самоликвидируется вместе с Россией. Вывод —"если драка неизбежна…" дальше вы сами знаете. Вот только целью, надеюсь, не может быть "братский народ", а кто — догадайтесь сами».

Журналист Максим Юсин предлагает судить не по официальным заявлениям, а по делам. Для этого нужно немного подождать:

«Если судить по публичным заявлениям российских и американских официальных лиц по итогам переговоров в Женеве и Брюсселе, может сложиться впечатление, что переговоры эти завершились если не провалом, то как минимум тупиком.

По ключевым пунктам так называемого кремлёвского ультиматума не договорились, в вопросе о расширении НАТО на восток Вашингтон остаётся непреклонным, подтверждает "неизменное" право Киева на вступление в альянс, грозит Москве новыми санкциями в случае "агрессии против Украины". В общем, всё как обычно — как будто и не было консультаций в Женеве и Брюсселе, с которыми связывали надежды на деэскалацию.

Всё вроде бы так, но есть один нюанс, который заставляет по-иному взглянуть и на ход переговоров, и на их возможные итоги.

Ещё 8 января, до начала консультаций в Женеве, Госдепартамент США выступил с очень странным, едва ли не беспрецедентным в дипломатической практике заявлением: "Мы ожидаем, что по итогам встречи в понедельник российская сторона выступит с комментариями, которые не будут отражать истинный характер переговоров. Мы призываем наших союзников и партнёров отнестись к этим высказываниям с крайним скептицизмом".

Ещё раз зафиксируем. Переговоры даже не начались, а в Вашингтоне уже предостерегают по поводу будущих российских высказываний, в которых, очевидно, речь пойдёт о каких-то уступках, компромиссах со стороны США. И призывают союзников не верить этой "дезинформации".

Проходит два дня, переговоры в Женеве (первая часть дипломатического марафона этих дней) завершаются, и вот уже по их итогам высказывается официальный представитель Белого дома Джен Псаки — на брифинге 10 января. И опять тот же мотив: "Мы готовимся к тому, что Россия станет распространять дезинформацию о договорённостях, которых не было".

И наконец, третий раунд: уже 12 января по итогам переговоров в Брюсселе между Россией и НАТО официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс на брифинге в своём ведомстве упорно повторяет тот же тезис: «Мы призываем не поддаваться на очередные дезинформационные уловки Москвы об обязательствах, которые не были взяты после нынешних переговоров».

Обратите внимание: никто в Москве не говорит ни о каких американских уступках, ни о каких прорывах, договорённостях или обещаниях. Выступления российских переговорщиков (и Сергея Рябкова, и Александра Грушко) выдержаны совсем в другой тональности — скептическо-тревожной. Но Нед Прайс всё равно говорит о "дезинформационных уловках", причём "очередных". Не покидает ощущение, что и он, и Джен Псаки знают о ходе переговоров нечто такое, чего до поры до времени не должны знать ни легковозбудимые сенаторы и конгрессмены, ни пресса, ни экзальтированная общественность, готовая бить тревогу по поводу "сговора с путинским режимом".

Так это или нет, мы скоро узнаем. Вот только судить надо не по официальным заявлениям (в них будут содержаться все привычные тезисы, повторяться дежурные штампы), а по делам. По конкретным шагам, по тому, продолжат ли диалог Москва и Вашингтон и на каком уровне, по сигналам, которые американцы будут посылать в Киев и в самые воинственные из натовских столиц.

Наберёмся терпения и подождём. Дипломатия — это не заявления на брифингах, а тайные переговоры за закрытыми дверями. О ходе которых, к удивлению Неда Прайса и Джен Псаки, из Москвы пока так и не поступало никаких "дезинформационных уловок"».

Депутат Верховной Рады Олег Волошин предложил Украине пойти на любые шаги для снижения напряжения с Россией:

«Очевидно, что речь идёт о попытках сформулировать новые правила игры, которые определят характер взаимодействий в рамках многополярной системы международных отношений. В прошлом завершение этого процесса происходила по итогам больших войн. Наличие ядерного оружия сделало глобальное столкновение крайне маловероятным. Но, возможно, великие державы пойдут на усиление напряжённости до грани такового.

В этих условиях масштабный конфликт на Украине ещё не самый радикальный сценарий. Более того, четко очерченный западный ответ на "эскалацию со стороны России" даёт ясно понять, что до прямого столкновения между великими державами точно не дойдёт. А остальные риски могут счесть приемлемыми, когда "отступать некуда, позади Москва".

В такой ситуации ответственная власть в Киеве обязана сама была бы пойти на любые шаги по вопросам Донбасса, которые бы снизили напряжённость с Россией. Хороших с точки зрения наших русофобов вариантов у Киева нет. Есть только плохой ("капитуляция", в их искажённой системе координат, через компромисс по Минским соглашениям) и очень плохой (реальная капитуляция после военного поражения). Для нормальных людей выбор очевиден. Но у нас тон задают ненормальные, потому с любыми масштабными планами на весну и лето я б никому не советовал спешить».

Бывший представитель Украины в Венецианский комиссии Марина Ставнийчук тоже предлагает Украине выступить активнее в процессе разрядки напряжённости на своих границах:

«Завершились первые раунды переговоров между США, руководством НАТО и РФ. Я отвергаю все крайние оценки, даже обидные с обеих сторон, особенно оценки тех, кто обслуживает стороны. Так не приятно, когда за деньги или из личных интересов люди навязывают обществу те оценки, которые приводят к усложнению, ненависти, вместо деэскалации и разрядки. При этом никакой объективности. Итак.

1. Сам факт переговоров носит определяющий характер для общей мировой, европейской безопасности. То, что разговор начат дает надежду на то, что новая система безопасности будет установлена. Откровенный, хотя и очень сложный характер — это тоже позитив. Хотя понятно, что у сторон своя тактика, стратегия.

2. Все стороны против ядерной войны, ситуация по которой нагнеталась достаточно серьезно в последнее время. Заявление пяти ядерных государств накануне переговоров сыграло свою немаловажную роль. Это основное мнение, определяющее содержание нынешних переговоров!

3. Переговоры будут продолжены. Несмотря на то, что, например, со стороны представителей США звучат поздние, даже взаимоисключающие заявления.

4. Трудно было ожидать одномоментного достижения публичных договоренностей по проектам договоров с США и НАТО, обнародованных РФ.

5. Найдены направления для дальнейшей работы по наработке взаимовыгодных гарантий безопасности… Россия и НАТО возобновляют работу представительств. Как сказал в начале разговора с НАТО представитель РФ с красивой украинской фамилией:))) Грушко: «Возвращаемся к реальной работе!». Хотя уже во время своей пресс-конференции зафиксировал, что общая повестка дня для РФ и НАТО была потеряна из-за возвращения НАТО к своей старой политике — противостоянию России! Есть о чем думать!

6. По Украине вопросы остались открытыми, в смысле, нерешенными… Пока публично зависли на фоне традиционных трендов о праве Украины и стран — членов Альянса, решать вопросы вступления в НАТО. Принцип открытых дверей работает в части расширения НАТО, однако требуется деэскалация!

Итак. По-моему, сейчас в этом вопросе деэскалации многое будет зависеть от нас, Украины! Нам бы сыграть свою конструктивную роль. Перестать быть картой для разыгрывания основных игроков в защите своих национальных интересов, а попытаться стать субъектом разрядки! Вот смогут ли это в нынешней власти? Вот это и есть главный вопрос! Но как бы было нестандартно для нас, если бы мы проявили прагматическую и разумную позицию! Это же только начало большого пути».