Так где же общий европейский дом? Где общеевропейский ответ? Где всемогущая брюссельская бюрократия, попиравшая национальные правительства?

Эти вопросы в разных вариациях задают сейчас все. Депутат Европарламента по должности обязан на них отвечать.

Для ответа подойдет схема с использованием ключевого слова дом. Вся проблема в том, что конструкция этого общего европейского дома оказалась порочной. В нем есть общее энергоснабжение и сквозные коридоры, но нет общих систем вентиляции и противопожарной безопасности. В квартирах медицинские аптечки и огнетушители разной конструкции, а ключи от их входных дверей сделаны без дубликатов. Как в таких условиях тушить пожар под названием COVID-19? Ответ очевиден: в каждой квартире (читай — стране) отдельно.

Объясню подробнее, что я имею в виду. Свободное передвижение товаров, денег и рабочей силы (сквозные коридоры) — вот базовая конструкция Европейского дома. Но «рабочая сила» — это, в отличие от угля, стали и звонкой монеты, живые люди. Люди рождаются, болеют, стареют. Эти процессы требуют сопровождения: всего того, что мы называем «социальная сфера». Так вот: для такого сопровождения коридор не был выстроен. Вместо этого было сказано: социалка в каждой квартире своя. И это первая и главная ошибка конструкции.

Вторая ошибка связана с «ключами от входных дверей». Для меня это хорошо знакомая и поэтому очень больная тема. Долгое время я в профильном комитете Европарламента курировала от имени моей политической группы тему виз и пересечения границ. Как известно, Шенгенское соглашение предполагает отмену паспортной проверки при перемещении людей внутри государств — членов этого соглашения. В эту группу стран сейчас входят 26 государств, из которых 22 — члены ЕС, и еще Швейцария, Норвегия, Исландия и Лихтенштейн.

Это означает, что двери квартиры (страны) для людей из других квартир (стран) общего дома должны быть открыты. Конечно же, всякое соглашение такого рода предусматривает возможность, в случае чрезвычайных обстоятельств, двери закрыть и проводить проверку желающих в них войти. Но в этой процедуре важны детали. Если уж все квартиры согласились открыться, то и закрываться надо с ведения и согласия управдома (читай — Еврокомиссии), выдав ему при этом запасные ключи. Такой была позиция Европарламента, когда в 2012 году рассматривался Кодекс Шенгена о порядке восстановления проверок на внутренних границах. Этот подход можно охарактеризовать как проевропейский.

Мир на замке. Коронавирус ударил в первую очередь по свободе передвижения
Мир на замке. Коронавирус ударил в первую очередь по свободе передвижения
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Но он столкнулся лбом с эгоизмом отдельных стран: мол, если захотим закрыться, то никто нам не указ. Поскольку Кодекс — документ обязывающий, то для его принятия был нужен консенсус. Началось противостояние Европарламента и Еврокомиссии с одной стороны и Совета, в котором представлены государства, с другой. Мы настаивали на своем, заморозили документ на полгода. Но Совет не сдавался. Особенно настойчивой была Франция. Именно тогда она в одностороннем порядке закрыла границу с Италией, через которую шел поток беженцев. Борьба вокруг несчастного Кодекса закончилась плохим компромиссом — с минимальными уступками со стороны Совета.

Теперь давайте — конкретно и уже без аллегорий — посмотрим, во что вылилось в наши дни отсутствие нормы о координации действий стран Шенгена в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств, требующих восстановления проверок на границах между ними. В одностороннем порядке, с разбросом во времени, без предупреждения и согласования, проверки на границах вводят Словакия, Австрия, Польша, Литва, Эстония, Дания, частично Германия.

Хаос такой, что даже общую картину нарисовать не удается. Ведь, согласно изуродованному Кодексу, у стран нет жестких сроков для уведомления Еврокомиссии о своих действиях. Но даже этот либеральный Кодекс некоторые ухитрились нарушить. Речь идет о действиях Польши, которая ввела тотальный запрет на пересечение ее границ. Проверка паспорта и запрет его владельцу въехать в страну — это «две большие разницы». Запрет может быть только индивидуальным и обоснованным.

Итак, отвечаем на поставленные в заголовок вопросы. Общий европейский дом имеет плохую конструкцию. Общеевропейский ответ не складывается из-за разноголосицы. Брюссельская бюрократия отнюдь не всемогущая. Полномочий попирать национальные правительства у нее не хватает. Поэтому ей только и остается эти правительства пожурить. Что и было сделано во вторник 17 марта в ходе телемоста между Брюсселем и столицами стран ЕС.

Глава Еврокомиссии на пресс-конференции сообщила, что Польша все-таки обязалась пропустить в страны Балтии их граждан. Будем надеяться, что неграждан тоже, — ведь мне удалось в этом вопросе всех уравнять. Так что, дорогие латвийцы, добро пожаловать домой!