Многие звонят мне и выходят в личку, желая узнать, как подавать на упрощенное гражданство всем дончанам.

Некоторые уже на радостях начали утверждать, что, проживая на Донбассе, необязательно получать паспорт ЛДНР. Это не так.

1. Новый указ касается исключительно тех, кто УЖЕ проживает в Российской Федерации.

2. Новый указ НЕ касается тех, кто получил прописку на Донбассе после апреля 2014 года (а это в основном приезжие из других регионов ополченцы)

3. Новый указ касается только тех, кто имеет в России разрешение на временное проживание (РВП), вид на жительство (ВНЖ) или временное убежище (ВУ).

Тех, кто живет по миграционной карте или по патенту, этот указ, к сожалению, не касается.

Теперь, немного о том, сколько человек этот указ затронет.

Всего в России живет по РВП и ВНЖ чуть более трехсот тысяч граждан Украины. Выходцев из Донбасса, по моим прикидкам, не более трети из них.

Число беженцев и лиц с ВУ на 1 января 2019 года — около 75 тысяч.

Даже если предположить, что временное убежище предоставлялось в основном беженцам из Донбасса, общее число претендентов на упрощенное получение гражданства по этому указу — не более 200 тысяч, скорее всего, значительно меньше.

Путин упростил получение гражданства жителям Донецкой и Луганской областей
Путин упростил получение гражданства жителям Донецкой и Луганской областей
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

Но этот указ имеет огромное психологическое значение.

Во-первых, облегчена участь одних из самых пострадавших эмигрантов — беженцев из Славянска, Краматорска, Лисичанска и прочих городов.

Именно там были развернуты самые массовые преследования сторонников Русской весны.

Во-вторых, поступательность и последовательность демонстрирует намерение не останавливать процесс возвращения русских в Россию.

Все тормозится тяжелейшей бюрократической процедурой оформления, но процесс пошел.

В-третьих, этот указ принимается, несмотря на фон полнейшей неопределенности будущих политических решений. А это значит, что никто в Кремле не воспринимает всерьез возможность оптимистического разрешения украинской проблемы.

Мы стоим на пороге глобальных изменений в украинском направлении российской политики.