Намерение Киева назвать Россию «страной-агрессором» на законодательном уровне, как ни парадоксально, демонстрирует только то, что у Киева нет для этого достаточных аргументов. Когда есть реальная агрессия, то нигде ничего записывать не надо, и агрессор очевиден для всех. А вот когда ни доказательств, ни уверенности нет, то приходится принимать законы, в которых и прописывают, кого считать агрессорами, а кого нет. Ибо неочевидно, но очень хочется.

Зачем хочется — как раз очевидно. Во-первых, «российская агрессия» стала главной национальной и государствообразующей идеей постмайданной Украины. Без «агрессора» власти бы быстро призвали к ответу за резкое ухудшение социальной обстановки и непреодоленные проблемы, из-за которых люди выходили на майдан. Кстати, сам факт, что это принимается в форме закона, то есть — нормы права долговременного действия, а не в виде некой декларации, говорит о том, что Киев постарается растянуть «российскую агрессию» как пропагандистский мем на максимально долгий период — очень плохой сигнал для Минских соглашений. Ну и, во-вторых, есть уж совсем прозаичные и «шкурные» интересы в таком тяжелом обвинении в адрес другого государства — как заявила представитель президента Украины в Верховной Раде, «это для того, чтобы Международный валютный фонд давал нам средства, это для инвесторов». Циничнее некуда: без "агрессора" денег не дадут.

Ну а отсылка в качестве обоснования этого тезиса на ст. 51 Устава ООН — право на индивидуальную или коллективную самооборону — вообще притянута за уши. Киев номинально ведет так называемую АТО, которая, соответственно, не связана с нападением другого государства (а это признак агрессии), даже если там есть иностранцы. Де факто же — обстреливает территорию собственной страны. Поэтому кто от кого тут обороняется — большой вопрос. Желание Киева выглядеть жертвами, а не агрессорами, вполне объяснимо с учётом провалов по всем направлениям действий правительства. Однако людям в Донецке и Луганске от этого не легче. Поэтому вместо болтовни про агрессию и агрессоров украинским властям нужно взять в руки текст соглашений, которые они подписали вместе с другой стороной конфликта (не Россией, кстати) и заняться его выполнением. Хуже, если со стороны нового спецпредставителя США по Украине Волкера Киев получает прямо противоположные сигналы, и именно поэтому увлеченно прорабатывает «агрессионную» версию, а не дорожную карту имплементации Минска. Но тогда вопрос к кураторам современной Украины — долго еще?